Содержание

Активы

+ Нигматулин Гафур Талгатович
Нигматулин Гафур Талгатович

Биография

Продажа игровых приставок Atari

Гафур Нигматулин в 2013 году интервью вспоминал о старте развития компании:

На самом деле слова «коммерсант», «кооператор» носили в те времена негативный оттенок. «Коммерсант» вообще читалось как «спекулянт». Но, действительно, для многих было неважно, чем заниматься. И это, возможно, в то время было препятствием в развитии компании, поскольку как только светил более легкий доход, даже кратковременный, люди не выдерживали и уходили. Для меня коммерция никогда не была мечтой, изначально целью было творчество – то есть реализация себя в том, что интересно, создание чего-то нового.
А почему ИТ-сфера? Я других более перспективных сфер тогда не знал и сейчас не знаю. Эту часть деятельности мы сразу тщательно культивировали, сначала в виде инвестиционной деятельности. Цели просто заработать деньги никогда не было.
В поисках своего места мы пробовали многое, в том числе и торговлю. Продавали игровые программы. Тогда на пике популярности были компьютеры Atari, но была проблема с дисководами – они стоили дорого, почти как сам компьютер, поэтому продавать софт на дискетах значило сразу сильно сужать и без того узкий рынок. Мы пригласили конструкторов с магнитофонного производства «Аксион», поставили задачу разработать адаптер, чтобы игрушки с компьютера записывать на обычные аудиокассеты. Вот на этих кассетах потом продавали игры. Даже запустили рекламу в журнале «Радио» и стали продавать по всей России. На этом рынке не было больших денег, конечно.
А дальше время Atari ушло, рынок заполнил Sinclair, направление мы свернули и сами сменили платформу – пошли в сторону ДВК, процессора 1801. Поставляли это железо в компьютерные классы, обеспечивали поддержку, установку, монтаж, ремонт.
Был очень короткий эпизод. Я изначально работал на Радиозаводе, в 88-м родилась идея – почему бы не производить компьютеры, естественно, на мощностях Радиозавода – выделить участок цеха, монтажниц и начать делать компьютеры. Меня пригласил директор, мы пообщались, тогда он еще не понял, что заказов оборонки уже не будет, надо самим что-то предпринимать, и сказал: «Видишь заводскую трубу из окна кабинета? Держись за нее – не пропадешь». Старая была закалка у человека. Тогда я и распрощался с идеей продолжать работать с «железом».
Кстати, лет 10 спустя они все-таки начали производить компьютеры.

Старт разработки бухгалтерского ПО

В то время еще до была популярная программа «Финансы без проблем» (по-моему, создана в Мариуполе). Потом эта программа пропала и компания – тоже. Вот тут можно узнать даже историю версий. Мы еще долго находили ее у кого-то из клиентов, выяснилось, что ребята развивали программу, но в определенный момент как-то рассеялись, растеряли ресурсы. Но отдельных клиентов еще относительно недавно, лет 10 назад, поддерживали. А 1С уже шли следом.
Мы могли бы пойти тоже, но если бы были в Москве. В Москву переезжать мне не хотелось, хотя я в те времена там часто бывал и видел много компаний из провинции. Без всякой Москвы толковых людей было много, каждый, и обоснованно, считал себя гением. Правда, при этом мало, кто хотел заниматься автоматизацией бухгалтерского учета. Скучно, хлопотно, долго.
Когда твоему предприятию должны миллиард, и ты тоже должен столько же другим, говорить о необходимости оптимизации бизнеса, которая позволяла тебе от силы сэкономить 20–30%, было бессмысленно. Но находились руководители, которым это было интересно, они понимали, что все происходящее – это пена, и хотели развиваться, автоматизировать процессы в компании. В 1990-х их было немного, в основном это были главбухи, которым надо было сдавать отчетность, что бы в это время ни творилось в стране.
Ну и вторая проблема: люди уходили, потому что нужны были деньги. Им казалось, что в стране уже никогда не будет порядка, и в таких условиях никому не нужна разработка ПО. Кстати, вот яркая иллюстрация того, как работали. Мы как-то рассчитались с сотрудницей, которая увольнялась, не деньгами (их физически не было), а 200–300 кг говядины. Она договорилась с Продторгом, и они забрали мясо, отдали ей деньги. И часто мы продавали ПО за конкретный товар, который потом каким-то образом конвертировали в деньги. Часто с нами расплачивались продуктами питания. Вот такое было время.
Скачка в развитии рынка точно не было. Несмотря на тотальный бартер, процесс шел, и были люди, это позволяло нам развиваться. Когда Чубайс с командой отменили бартер после дефолта, когда они поняли, что все, кто был им не нужен, умерли, все стало переходить в нормальное русло. Взаимозачеты закрылись, сфера автоматизации финансового управления, бухгалтерского учета начала развиваться. При этом компьютерная оснащенность в те времена была уже тотальной. Тогда и появились надежные клиенты, чьи проекты уже позволяли компании жить и развиваться.
Первую группу разработчиков автоматизации бухгалтерского учета я отправил учиться в бухгалтерскую школу, чтобы они осознали всю систему работы и поняли, как ее в комплексе автоматизировать. И, к моему удивлению, эта группа не справилась, программисты обучились, но все равно не смогли прорисовать схему и осознать связи. Не так просто оказалось, над этим надо было думать.
Эта проблема была преодолена другой группой, в числе которых были Константин Истомин, Игорь Макаров, Дмитрий Иванов. Схема была создана[1].

На сентябрь 2014 года работает генеральным директором компании "НПО Компьютер".

Примечания