Проект

Сбербанк РФ (Фабрика разработки)

Заказчики: Сбербанк РФ

Москва; Финансовые услуги, инвестиции и аудит

Продукт: Фабрика разработки

Дата проекта: 2012/02

В Сбербанке России завершен уникальный проект по автоматизации производства IT-приложений под названием «Фабрика разработки». Его реализация должна позволить банку к концу 2012 г. на 30% повысить производительность разработки внутренних IT-приложений, на 30% снизить количество дефектов при внедрении автоматизирован-ных систем и ускорить выпуск на рынок новых банковских продуктов. Исторически порядка 40% запросов на доработку нуждалось в переработке в силу нехватки ресурсов, недостаточного уровня тестирования и формализации требований. Это приводило к необходимости внесения значительных исправлений на этапах приемки и при внедрении программного обеспечения. Руководство блока IT Сбербанка России предложило перейти на индустриальную платформу разработки приложений. «Фабрика разработки» была создана за год. О самых интересных и сложных задачах проекта рассказывает управляющий ди-ректор блока IT Сбербанка России Андрей Хлызов.

Хлызов Андрей, управляющий директор блока ИТ Сбербанка России. Родился в 1960 г. Закончил Московский физико-технический институт, Военную академию химической защиты и Академию народного хозяйства при Правительстве РФ. Работал в ВЦ авиационного завода, в системе Вооруженных Сил (ВЦ, научные организации, управленческие структуры). С 1997 г. работает в Сбербанке РФ. Хобби - горные лыжи и силовые упражнения.

«Банковские технологии»: Андрей Григорьевич, что было самым интересным в этом проекте лично для вас?

Андрей Хлызов: Две вещи для меня лично оказались знаковыми. Дело в том, что аналогичный проект банк пытался сделать много лет назад и тогда проект, можно сказать, «разбился о быт». Поэтому когда я ставил цели перед проектом в этот раз, у меня были серьезные сомнения в том, что он получится. И когда в конце концов все заработало, я был в определенной степени удивлен. Почему? Потому что разработчики - люди непростые и работать в индустриальной среде не очень любят. А в ходе реализации собственно проекта самым удивительным для меня стало то, что по одной из наших самых критикуемых бизнесом систем удовлетворенность бизнес-подразделений, которые являлись нашими заказчиками, повысилась в разы.

К этой системе у нашего бизнеса были серьезные претензии, поэтому мы решили начать именно с нее. Проведя в ней серьезные изменения, исправив ряд ошибок, внедрив определенный инструментарий, мы получили совершенно потрясающее изменение отношения бизнеса к системе. Вот это действительно было интересно.

«Б. Т.»: Расскажите, пожалуйста, подробнее о проекте.

А. Х.: «Фабрика разработки» включает в себя три ключевые составные части. Первая часть - это определенная методология и технология работы всех участников процесса - от бизнес-подразделений до службы эксплуатации. Вторая - это правильное ресурсное обеспечение производства аналитиками, разработчиками, тестировщиками. Третья часть - это инструментарий от компании IBМ, который поддерживает весь жизненный цикл создания информационных систем.

Почему возникла необходимость в этом проекте? Причина проста - в автоматизированных системах банка было довольно значимое количество ошибок. Когда мы проанализировали причины их возникновения, стало очевидно, что ключевых причин две.

Во-первых, это неэффективная постановка задачи и слабая проработка ее аналитиками, а во-вторых, это недостаточно высокий уровень тестирования из-за плохой обеспеченности ресурсами. В результате по нашим подсчетам около 40% рабочего времени наших разработчиков тратилось на переделку уже разработанных систем. Кроме того, методология всей работы была разрозненной и неструктурированной, не хватало специального инстру-ментария, который бы позволил объединить в единую среду все эти звенья.

Собственно для выбора этого инструментария мы провели конкурс и остановились на продуктах компании IBM. На тот момент времени, - а я думаю, что и сегодня ситуация мало изменилась, - это был единственный набор продуктов, который функционально закрывал все наши потребности с точки зрения поддержки целостности всего жизненного цикла производства ПО. После того как были выбраны программные средства IBM Rational, мы привлекли к сотрудничеству одного из наиболее компетентных в этой области, как я считаю, партнера - компанию «Аплана».

Была сформирована проектная команда из сотрудников банка, специалистов «Апланы» и компании IBM, и мы выбрали несколько автоматизированных систем - это были системы внутренней разработки класса corebanking, с которых надо было начинать. Были поставлены основные цели проекта - количество ошибок должно быть снижено на 30% (кстати, на текущий момент эта планка уже взята - количество ошибок снижено почти на 40%), производительность разработок повышена на 30%, скорость вывода продуктов и уровень удовлетворенности заказчиков максимально увеличены.

Когда мы увидели первые результаты по выбранным системам, стало понятно, что мы идем в правильном направлении. Было открыто тиражирование технологий на другие внутренние разработки. Сейчас все ключевые системы внутренней разработки работают в технологиях «Фабрики».

«Б. Т.» Насколько «Фабрика» уникальна как проект для нашего рынка банковских технологий?

А. Х.: Проект действительно уникален. Прежде чем приступить к его разработке, я изучил опыт и зарубежных банков, и крупных софтверных компаний, поэтому могу с полной уверенностью сказать, что только в исключительных случаях можно встретить автоматизированный полный замкнутый цикл производства, подобный тому, что мы создаем для себя. Только здесь реализован полный жизненный цикл автоматизированных систем - от начала до конца.

И это принципиальная особенность Сбербанка. Я думаю, что если бы мы этого не сделали, у нас были бы огромные проблемы. Масштаб изменений банка сейчас таков, что неиндустриальными методами работать просто нельзя.

«Б. Т.»: Не было ли сложностей с решением IBM Rational, ведь известно, что эти продукты на российском банковском рынке внедрялись впервые полностью - в вашем банке?

А. Х.: Что касается сложностей… Да, мы знали, что у продукта (семейство продук-тов IBM Rational), который мы выбрали, есть определенные особенности и недостатки, как, кстати, и у любого другого продукта. Мы прекрасно понимали, что продукт новый, а проект уникальный, поэтому в нем будут непредвиденные сложности. Но поскольку все участники проекта изначально были ориентированы на результат, все получилось. Мы с самого начала осознавали его уникальность, поэтому настрой был на командную, совместную работу.

«Б. Т.»: Какова численность коллектива, который сейчас занимается собственно разработками в банке?

А. Х.: Около тысячи. Число пользователей «Фабрики» гораздо больше, к концу этого года их будет несколько тысяч. И это будут не только сотрудники банка, но и наши основные партнеры по банковским системам.

«Б. Т.» А как «Фабрика разработки» будет взаимодействовать с недавно созданной компанией «Сбербанк-Технологии»?

А. Х.: «Фабрика», как я уже говорил, - это прежде всего ресурсное обеспечение, методология и инструментарий. Эти составляющие находятся как внутри самого банка, так и внутри «Сбербанк-Технологий». Со стороны банка есть бизнес-заказчики, которые ставят задачи, со стороны «Сбербанк-Технологий» есть аналитики, которые формируют функциональные требования. Такой подход позволяет эффективно использовать все ресурсы, которые есть и в банке, и в компании. Речь идет о создании единой технологической среды.

Image:фабрика разработки 04.jpg


Если говорить о задачах 2012 г., мы планируем в рамках «Фабрики 2.0» привлекать дополнительные ресурсы - а это различные софтверные компании, которые будут задействованы для решения общих банковских задач. Сейчас при тестировании, например, мы активно пользуемся аутсорсинговыми ресурсами, и несколько компаний уже работают с нами. Таким образом, у «Фабрики 2.0» больше возможностей, чем у любой из участвующих в ней сторон по отдельности. В отношении дочерней компании «Сбербанк-Технологии» у нашего банка есть по-нятная стратегия. Мы хотим, чтобы эта компания стала технологическим центром для фи-нансовых организаций страны.

Думаю, что уже со следующего года компания сделает первые шаги на рынке в этом направлении. И я уверен, что она успешно сможет предоставлять любой банковской структуре услуги по созданию систем и в нашей стране, и за границей.

«Б. Т.»: В январе 2012 г. подразделения Сбербанка, где была внедрена «Фабрика разработки», получили сертификат CMMI for Development Level 2(Capability Maturity Model Integration). С какой целью это было сделано?

А. Х.: Еще в марте 2007 г. процессы служб автоматизации Сбербанка были серти-фицированы на соответствие Международному стандарту ISO/IEC 20000:1-2005, и я принимал в этом непосредственное участие. В 2010 г. систему управления проектами Сбербанка мы сертифицировали по IPMA Delta - это европейский стандарт управления. Третья сертификация была по CMMI.

Изначально перед проектом такая задача не стояла. Но когда я убедился в успехе «Фабрики разработки», была поставлена новая задача - полу-чить оценку по CMMI. Из пяти возможных уровней мы получили второй, который называется «Управляемый». К сожалению, временные рамки не позволили нам получить третий уровень. В этом году, я уверен, мы его получим.

Сейчас у нас в разработке план по подготовке к этому переходу. CMMI - это своего рода знак качества, который говорит о том, что в организации процессы построены правильно. Для многих зарубежных компаний получение этого сертификата является единственным способом стать поставщиком программного обеспече-ния. Любая сертификация, конечно, преследует несколько целей.

Во-первых, это возможность определить, на каком уровне проект или компания сейчас находится, как ее оценивают международные организации. Во-вторых, уровень сертификации задает вектор дальнейшего развития проекта или компании. Например, сейчас нам для того, чтобы получить третий уровень, надо глубже разработать уже имеющиеся процессы и добавить целый ряд других, которые требуются для нормальной индустриальной организации, занимающейся разработкой.

Image:фабрика разработки 02.jpg

«Б. Т.»: Планируется ли технологии «Фабрики» тиражировать в региональ-ные филиалы Сбербанка?

А. Х.: Мы это уже делаем. Ряд компаний, с которыми мы работаем, территориаль-но распределены, и они уже находятся в нашей единой технологической среде. Кроме того, у нас есть Управление развития платформы «Дуэт», которое занимается развитием внешних систем. Его подразделения расположены в Санкт-Петербурге, в Перми, в Екатеринбурге и еще нескольких городах. И когда мы говорим о тиражировании «Фабрики» в территориальном смысле, мы говорим в том числе и об этих подразделениях. У нас стали появляться дочерние компании, например, в Минске. Они также будут работать в технологии «Фабрики разработки».

«Б. Т.»: Какие проекты находятся сейчас в приоритете «Фабрики»? Какие задачи перед ней стоят?

А. Х.: За счет запуска «Фабрики» мы планируем добиться снижения числа дефектов по системам IBSO и Х-Bank на 15% и увеличить производительность систем тоже на 15% к концу этого года. Вторая серьезная задача - доработка системы «Филиал-Сбербанк» по обслуживанию розничных клиентов, это часть платформы «Салют». До сих пор эта система у нас не полностью покрыта технологиями «Фабрики». До середины 2012 г. мы планируем это сделать.

В результате мы получим полноформатный готовый продукт собственной разработки и, надеюсь, значительный результат по снижению в нем количества дефектов. Сейчас система устанавливается в Москве, затем она будет тиражирована еще на восемь территориальных банков.

«Б. Т.»: Что, как вам кажется, было самым трудным при внедрении «Фабрики разработки»?

А. Х.: Убедить людей, которые участвуют в процессе разработки, что это им вы-годно и необходимо. Ведь ужесточались регламенты, людям казалось, что трудозатраты увеличиваются. Но нам удалось пробить плотину недоверия, думаю, отчасти убеждением, а отчасти - благодаря пилотным проектам, масштабному обучению, оперативной реакции специалистов «Апланы» на возникающие технические вопросы. Очень важным фактором также стала серьезная вовлеченность в этот процесс руководства. Проектом интересуется Президент Сбербанка Герман Греф, пристальное внимание уделяет ему старший вице-президент Виктор Орловский, ряд бизнес-подразделений также очень позитивно его оценил.

Image:фабрика разработки 03.jpg


«Б. Т.»: Что вы считаете стратегически самым главным для этого проекта на данном этапе?

А. Х.: Первое. Я хочу, чтобы после ввода в промышленную эксплуатацию автоматизированных систем Сбербанка не было обнаружено ни единого дефекта. Чтобы снижение дефектов составляло не 30%, а все 100%! Второе. Я бы очень хотел, чтобы абсолютно все наши заказчики внутри банка были удовлетворены по крайней мере на шестерку по семибальной шкале. И третье - чтобы удовлетворенность разработчиков, аналитиков, тестировщиков, т. е. тех людей, которые производят продукты, на которых работает банк, находилась по се-мибальной шкале на уровне семи. Хочу, чтобы люди, создавая и внедряя информационные технологии, работали с удовольствием.