Проект

«Крок» триумфально вернулся в Сбербанк

Заказчики: Сбербанк РФ

Москва; Финансовые услуги, инвестиции и аудит

Подрядчики: Крок
Продукт: Проекты ИТ-аутсорсинга

Дата проекта: 2017/03  - 2017/12
Бюджет проекта: 1,3 млрд руб.
Технология: ИТ-аутсорсинг
подрядчики - 428
проекты - 1318
системы - 53
вендоры - 45

Спустя три года после скандального разрыва «Крок» вернулся в число крупнейших подрядчиков Сбербанка.

16 декабря 2016 года Сбербанк и «Крок инкорпорейтед» подписали годовой контракт на сумму 1,3 млрд рублей. Речь идет об «услугах по сопровождению компьютерных систем». Причем это была закупка у единственного поставщика, то есть Сбербанк заранее определил, что выполнять работы будет именно «Крок» [1]. Подробности работ не раскрываются.

За последние несколько лет этот контракт – самый крупный у «Крока», заключенный с госкомпаниями, и первый из публичных (информация о которых опубликована на сайте госзакупок) со Сбербанком. Сопоставимые по деньгам проекты "Крок" выполняет, например, в рамках развития системы ЕМИАС.

Спустя несколько лет после скандала «Крок» сумел заполучить крупный контракт «Сбербанка» - на 1,3 млрд рублей

Напомним, до 2012 года «Крок» был одним из главных подрядчиков Сбербанка. Например, в 2008 году, по данным Forbes, на него приходилось 50% ИТ-бюджета банка[2]. В 2011 году ИТ-компания участвовала в строительстве МегаЦОДа «Сбербанка» и благодаря этому проекту «Крок» увеличил годовую выручку на 55%.

Впрочем, именно история вокруг строительства ЦОДа стала поводом для последующего скандального разрыва отношений «Крока» и «Сбербанка».

В 2013 году стало известно, что за серверы для дата-центра банк заплатил «Кроку» в четыре раза больше отпускной цены IBM: партия из семи серверов обошлась банку в $31,47 млн против $7,7 млн (всего «Крок» поставил банку 59 серверов)[2]. Все это выяснилось в ходе расследования уголовного дела о неуплате таможенных пошлин, которое было возбуждено осенью 2013 года. Следствие считало, что при растаможивании использовались поддельные документы, а стоимость оборудования была сильно занижена. Обыски шли и в офисе «Крока», и дома у некоторых его сотрудников.

Правда, в итоге никто из компании не стал обвиняемым или подозреваемым, и налоговая проверка тоже не выявила серьезных нарушений. Но последствия этой истории были неприятными для «Крока». Он почти потерял своего самого крупного заказчика.

Сбербанк сократил долю «Крока» в своих заказах. В 2012 году выручка «Крок» уменьшилась более чем на 4,2 млрд рублей (минус 11%) по отношению к показателю 2011 года, когда строился ЦОД[3]. Если до скандала интегратор получал около 50% ИТ-бюджета банка, то, например, в 2014 году – не более 10%.

Как пояснял в 2014 году гендиректор интегратора Борис Бобровников, Сбербанк оставался довольно крупным клиентом «Крока», однако сотрудничество банка и интегратора находилось в сфере ИТ-услуг: проекты были связаны с телефонией, голосовыми данными и аутсорсингом вычислительной инфраструктуры[4].

Таким образом, в конце 2016 года «Кроку» удалось вернуть себе одного из крупнейших заказчиков.

В «Кроке» от комментариев отказались, сославшись на конфиденциальность договора с банком. В Сбербанке также не стали комментировать событие.

Примечания