Интервью с генеральным директором АСКОН Максимом Богдановым. ИТ-Директору, ВПК, PLM - Управление жизненным циклом изделия, Россия
 
ТоварыВалюты, ЦБАкции
13 декабря 20:15
Золото ЦБ
₽2352
-31,22
Золото
$1247
0,09%
Серебро ЦБ
₽29,95
-0,19
Серебро
$15,8
0,16%
Нефть
$62,6
-1,65%

₽2,17
0,00

₽0,18
0,00
Br
₽29,0
-0,14

₽69,3
-0,50
€ / $
1,18
0,29%
Bitcoin
$16641
-3.12%
Ethereum
$708
8.81%
Ростелеком
₽64,5
0,00%
Яндекс
₽1938
-0,82%
Mail.ru
$28,6
-1,38%
Luxoft
$54,0
0,75%
Epam
$106,0
1,33%
Мегафон
₽517,6
-0,77%
МТС
₽250,9
-0,91%
Veon
$3,9
0,52%
Qiwi
₽826
-1,78%
РБК
₽5,8
-0,60%
2015/11/05 12:07:31

Интервью с генеральным директором АСКОН Максимом Богдановым

В каком направлении развивается рынок PLM-систем? Как меняется спрос на решения для управления жизненным циклом изделий? Какие шаги предпринимают отечественные разработчики для укрепления собственных позиций? На вопросы TAdviser отвечает Максим Богданов, генеральный директор АСКОН.

Максим Богданов: Объяснять предприятиям, что внедрять комплексный PLM нужно, уже не приходится

TAdviser: Какова степень распространения продуктов управления жизненным циклом изделия (PLM) в оборонной отрасли?

Максим Богданов: Сегодня CAD-системы распространены повсеместно. Предприятий, где чертят при помощи кульмана, давно уже не существует. Если же говорить о комплексных PLM-решениях, охватывающих все стадии жизненного цикла, различные функциональные области, то их единицы. Даже на ведущих предприятиях оборонки (Уралвагонзавод, КАМАЗ, Сухой) комплексные системы управления жизненным циклом находятся в процессе внедрения, да и то лишь в головных подразделениях. Решений, которые распространялись бы на все дочерние структуры, охватывали бы кооперационные цепочки, где задействовано несколько предприятий разного уровня от головного проектанта до поставщиков компонентов, в России практически нет. Соответствующие победные реляции о внедрении комплексной системы в прессе время от времени появляются, но чаще всего речь идет либо о головном предприятии, либо об инженерном центре, без охвата производства. Это основная проблема: PLM-решения хорошо представлены на российском рынке, но глубоко в оборонную отрасль пока не проникли.

TAdviser: В чем причина такого положения дел – организационные проблемы, недостаток понимания PLM-проблематики руководством, отсутствие специалистов?

Максим Богданов: Проблем — ворох. Отсутствие специалистов – первая из них. Представитель одной крупной корпорации в личной беседе признался, что во всей корпорации, заводы которой расположены от Москвы до Дальневосточного федерального округа, найдется не больше десятка специалистов, способных руководить проектами внедрения и эксплуатации PLM-систем. Вторая причина – дороговизна такого рода проектов. Третий фактор – длительность внедрения. Четвертая проблема – децентрализация управления, возникающая при реализации комплексного управления жизненным циклом. И не всегда управленцы различного уровня могут договориться о разделении полномочий.

TAdviser: Как Вы объясняете, что несмотря на все сложности, внедрять комплексное управление жизненным циклом все-таки необходимо?

Максим Богданов: Объяснять предприятиям, что внедрять комплексный PLM нужно, уже не приходится. Как минимум сформировалось понимание, на чем можно сэкономить. Ну а преодоление препятствий на пути к комплексному управлению — это, так скажем, болезнь роста. Как человек в детстве должен переболеть простудой, краснухой, так и предприятия должны пройти определенные этапы на пути внедрения PLM.

TAdviser: Что можно сказать о российском рынке PLM-систем – в какой мере он отвечает потребностям, ожиданиям заказчика? Какую долю занимает на рынке компания АСКОН?

Максим Богданов: В силу исторических причин наш рынок по уровню зрелости значительно менее развит, чем в Северной Америке или Западной Европе. Если сравнивать решения западных вендоров и отечественных разработчиков, то западные решения отличает высокая степень проработки функционала. Это не удивительно, поскольку на Западе история массового внедрения и использования PLM-систем намного более длительная, чем в России. Но у западных решений свои слабые стороны – удаленность центров разработки продуктов от заказчика, что снижает гибкость реакции на запросы потребителя, стоимость. Закрытость западных систем приводит к проблемам с информационной безопасностью. Безусловным минусом являются ограничения по поставкам в определенные отрасли и на конкретные предприятия связи с санкциями. Соответственно, отечественные решения выигрывают по цене, гибкости реакции, информационной безопасности, но степень покрытия функциональных задач существенно ниже.

С точки зрения повышения конкурентоспособности отечественных решений важную роль играют консорциумы российских разработчиков, которые, объединившись, способны создать многофункциональное комплексное решение. Примером такого партнерства является недавно объявленное партнерство АСКОН с программными разработчиками «Эремекс» (EDA/ECAD), «ТЕСИС» (CAE), НТЦ «АПМ» (CAE), ADEM (CAE), результатом которого стал мультивендорный PLM-продукт, представленный публике в сентябре на форуме «РазвИТие. Российские технологии для инженеров».

Что касается доли рынка, которую мы занимаем, то у нас есть свои стратегические выкладки, но они применяются для внутренних оценок. Это связано с тем, что АСКОН публикует свои данные, а большинство других участников рынка нет. Поэтому наши расчеты основываются на большом количестве гипотез и допущений, особенно – в части реального положения западных компаний. Вместе с тем, некоторые аналитические данные по рынку все-таки публикуются, и во всех, начиная с 2007-го года, АСКОН не только обязательно присутствует, но и входит в тройку лидеров.

TAdviser: Какова конкурентная ситуация, в какой степени санкции и внешнеполитическая обстановка повлияли на предпочтения крупных российских заказчиков PLM-систем? Стали они предпочитать российский софт или по-прежнему предпочитают промышленные западные решения?

Максим Богданов: Конкурентная ситуация поменялась, но не кардинально и не напрямую из-за санкций. Дело в том, что масштаб санкций и даже их направленность очень сильно лимитированы. Многих дочерних, аффилированных структур никакие ограничения не коснулись, хотя головные предприятия и попали под санкции. А изменения конкурентной среды объясняются в первую очередь изменениями менталитета представителей отдельных предприятий, возросшей степенью понимания PLM-подходов к производству и необходимости их использования на отечественной базе. Предпочтения заказчиков изменились на тех предприятиях, чье руководство проанализировало произошедшие на рынке события и приняло соответствующие решения на внутреннем, корпоративном уровне. Но это не массовое явление. По-прежнему регулярно происходят закупки PLM-систем западного производства, в том числе внушительные – на миллионы долларов.

TAdviser: Выше было упомянуто мультивендорное решение, созданное с участием АСКОН. Заинтересовало ли предложение заказчиков?

Максим Богданов: В первую очередь следует пояснить термин «мультивендорное решение» в данном контексте. Существует два способа реализации PLM-концепции на предприятии – внедрение продукта одного вендора, поддержанное специальными интеграционными решениями, либо основанное на поддержке стандартных протоколов обмена данными (геометрическими, текстовыми и другими). Представленное на недавнем мероприятии решение – второй вариант. Было проработано концептуальное видение, как продукты могут работать совместно, чтобы заказчику не нужно было думать, какие форматы применять, в каких технологических цепочках использовать. В рамках форума «РазвИТие. Российские технологии для инженеров» мы с коллегами по консорциуму представили уже рабочий продукт. Целью представления этого мультивендорного решения на мероприятии было выяснить, есть ли интерес к подобным коллаборациям у заказчиков, и, соответственно, следует ли вендорам делать следующие шаги по повышению степени интеграции продуктов и повышению качества комплексного решения в целом.

TAdviser: Как будет определяться наличие интереса или его отсутствие?

Максим Богданов: АСКОН, как и все наши партнеры по мультивендорному проекту, – коммерческие компании, давно работающие в сфере САПР/PLM. Если на рынке будет интерес к данному продукту, появятся и заказчики. Пока можно сказать, что непосредственно на мероприятии интерес был проявлен высокий. Теперь необходимо пройти предварительный цикл до первых продаж представленного решения и его внедрения.

TAdviser: Появились ли новые, специфические запросы со стороны предприятий за минувшие год-два в части функционала?

Максим Богданов: В части функционала новых запросов не появилось. В качестве тенденции последнего периода можно отметить интерес к типовым решениям. В 2000-е предприятия наигрались с кастомизацией PLM-систем, их подгонкой под свои уникальные бизнес-процессы. Сегодня заказчики стали больше задумываться о возврате инвестиций, оптимизации бюджета, штата сотрудников, задач и деловых процессов. Соответственно, появилось желание внедрить типовое решение, построенное на основе лучших практик, которые разработчик приобрел, сотрудничая со множеством предприятий. Типовые решения легче обновлять, проще поддерживать, они несут в себе меньше рисков, связанных с неработоспособностью, текучкой кадров на предприятии. Реакция АСКОН на данную тенденцию – появление в портфеле компании бизнес-решения «Сквозная 3D-технология», включающего в себя комбинацию методологии применения и конфигурации PLM-комплекса, основанных на отечественных стандартах и лучших практиках применения. Резюмируя сказанное, можно констатировать, что проекты автоматизации переходят сейчас от стадии as is («как есть») к стадии as must («как должно быть»). И еще одно дополнение – раньше предприятия предъявляли требования к функционалу PLM в части организации процессов внутри предприятия. Сегодня они формулируют требования к системе в части организации взаимодействия с заказчиком продукции данного предприятия и учета его требований.

TAdviser: Какие продукты входят в PLM-линейку АСКОН? Какой продукт на сегодня пользуется наибольшим спросом со стороны оборонной отрасли?

Максим Богданов: Основу программного комплекса АСКОН для предприятий машиностроения (в том числе ОПК) составляют следующие продукты:

  • система автоматизированного трехмерного проектирования КОМПАС-3D, построенная на собственном математическом ядре C3D;
  • система управления данными об изделии ЛОЦМАН:PLM;
  • система управления нормативно-справочной информацией, включая справочники материалов и сортаментов, стандартных изделий, технологические справочники (операции, оборудование, профессии, средства технологического оснащения);
  • система автоматизированного проектирования технологических процессов ВЕРТИКАЛЬ;
  • система планирования и оперативного управления производством ГОЛЬФСТРИМ;
  • система управления несоответствиями «8D. Управление несоответствиями».

Наибольшей популярностью пользуется флагманский продукта АСКОН — КОМПАС-3D, набирает обороты спрос на ЛОЦМАН:PLM, САПР ТП ВЕРТИКАЛЬ, НСИ.

TAdviser: CAD-система тоже входит в PLM-комплекс?

Максим Богданов: Да, CAD-систему мы считаем частью PLM-комплекса, потому что на уровне подготовки производства генерируется не менее половины данных, фигурирующих затем в жизненном цикле изделия. И самое главное — системы цифрового проектирования фактически являются базисом для полноценной PLM-системы. Ведь любой проект начинается с внедрения CAD-системы, затем осуществляется интеграция с технологической частью производства, выстраивается единое информационное пространство с общим источником качественных данных, нормативно-справочной информации. И только тогда появляется реальная потребность в построении и применении PLM-системы.

TAdviser: Вернемся к вопросу PLM-зрелости отрасли – какова доля предприятий, всерьез задумавшихся о комплексном подходе, а не фрагментарном внедрении?

Максим Богданов: Соотношение примерно один к десяти, то есть на десять предприятий, находящихся на этапе фрагментарной автоматизации, одно предприятие задумалось о внедрении собственно PLM. Но их доля растет.

TAdviser: Каков портрет заказчика типовой PLM-системы – масштаб производства, предъявляемые требования?

Максим Богданов: Наш основной целевой сегмент для PLM-системы – предприятия крупного и среднего машиностроения с численностью инженерных (конструкторских, технологических) подразделений от 70 человек. Более 50% нашего рынка PLM-решений – предприятия ОПК. Среди них растет доля предприятий с позаказной формой производства и проектирования.

TAdviser: Количество реализованных проектов в текущем году? Какова динамика в сравнении с предыдущими годами?

Максим Богданов: АСКОН в год выполняет порядка 80-100 проектов комплексной автоматизации инженерной деятельности. В этом году мы вновь ожидаем подобных результатов, с учётом того, что существенная часть проектов традиционно завершается к концу года. Динамика в силу общей непростой ситуации в экономике не изменилась — примерно столько же было реализовано и в 2014 году. Рынок САПР, как и ИТ-рынок в целом, колеблется вокруг показателей прошлого года.

TAdviser: С какими основными проблемами приходится сталкиваться в ходе реализации проектов?

Максим Богданов: Первая проблема — отсутствие вовлеченности в проект высшего руководства, и это, как правило, главный фактор риска, причина почти всех остальных трудностей. Вторая традиционная сложность — нежелание пользователей расставаться с исторически сложившимися процессами, какими бы малоэффективными они ни были. И третье — низкий уровень проектного управления со стороны заказчика. Поясню, это и неэффективные коммуникации, и неверный выбор руководителя проекта, и отсутствие мотивации и ряд других проблем.

TAdviser: Что можно сказать о технических проблемах при реализации проектов?

Максим Богданов: Технические проблемы возникают, но они почти все решаемые. Нужны лишь время и деньги. Есть, конечно, некоторые задачи, до которых отечественное ПО еще не доросло, если сравнивать с тяжелыми западными решениями. Но это объективная ситуация – мы растем вместе с рынком, с нашими заказчиками.

TAdviser: Ваша оценка перспектив дальнейшего распространения PLM-систем на оборонных предприятиях? Планы компании АСКОН на 2016-й год?

Максим Богданов: Резервы для повышения эффективности процессов жизненного цикла изделий и внедрения для этого PLM-комплексов в российской оборонной промышленности очень существенные. Большое количество предприятий находится на стадии выбора вендора и продуктов. Предприятия, уже внедрившие подобные системы, задумываются о расширении функциональных областей автоматизации и изменении бизнес-процессов.

Что касается планов АСКОН, то это планы многоуровневые. Первый уровень – решение задач в рамках PLM-консорциума, участником которого является наша компания. Заявка была подана в Минкомсвязи в мае текущего года. Если государство решится вложиться в ускоренное развитие отечественного PLM-сегмента ИТ-рынка и, соответственно, в развитие оборонной отрасли, то это одна динамика и программа действий для нас. Если господдержки не случится, а экономика будет стагнировать, как сейчас, – это другой сценарий. Экономика падает – третий вариант, когда большинство компаний будут просто стараться выжить.

Соответственно, второй уровень наших планов – развитие продуктов. АСКОН в 2016 году планирует выпустить новые версии всей линейки PLM-продуктов, совершенствовать бизнес-решение «Сквозная 3D-технология». Конечно, мы будем расширять сотрудничество с нашими партнерами по консорциуму, обеспечивая более тесную интеграцию на методологическом и техническом уровнях.