2019/09/13 10:55:40

Александр Козлов, Челябинская область:
Один из ключевых принципов современных ИТ – это централизация

С какими вызовами цифровой трансформации регионы могут справиться самостоятельно, а какие требуют федеральной поддержки? Насколько серьезно стоит кадровый вопрос, и как решать его в ограниченных условиях государственной службы? Как регионы подходят к использованию наработок других российских субъектов? В интервью, подготовленном в рамках спецпроекта TAdviser и "Института развития интернета" "Цифровой регион", на эти вопросы ответил исполняющий обязанности министра ИТ и связи Челябинской области Александр Козлов.

Александр Козлов: \"Мы концентрируемся на выполнении нацпрограммы «Цифровая экономика» и ставим сверхзадачи: опережающее развитие отраслей ИТ и приборостроения\". Фото: \"Урал-пресс-информ\"
Александр Козлов: "Мы концентрируемся на выполнении нацпрограммы «Цифровая экономика» и ставим сверхзадачи: опережающее развитие отраслей ИТ и приборостроения". Фото: "Урал-пресс-информ"

Что вы вкладываете в понятие «цифровизация»? Чем, с вашей точки зрения, оно отличается от понятий «информатизация» и «автоматизация»?

Александр Козлов: Я здесь буду придерживаться той терминологии, которая обычно применяется на федеральном уровне. Считаю, что эти три определения характеризуют три стадии, которые мы проходили вместе с формированием тех или иных федеральных целевых программ.

Первой была программа «Электронная Россия», и по сути, это была компьютеризация деятельности государственных и муниципальных учреждений. Ее можно назвать начальной автоматизацией, когда просто ставили госслужащим компьютеры и обучали использованию.

В рамках второй программы «Информационное общество» мы уже стали говорить не о том, что в органе власти должна быть компьютерная сеть, а о том, что должны создаваться информационные системы. В это время рождалось много федеральных и региональных информационных систем, возникло понятие информационного банка данных, стали думать о межведомственном электронном взаимодействии. И вот этот второй этап –информатизация.

Сейчас у нас следующий виток – цифровизация. И с учетом появляющихся сквозных технологий, искусственного интеллекта, обработки больших данных, – это уже не просто автоматизация и информатизация существующих бизнес-процессов, а их кардинальная перестройка и исключение человека из тех цепочек обработки информации, где это только возможно: или приносит пользу, или позволяет повысить достоверность происходящего, ведь человек – это всегда зона неопределенности.

Существует ли в регионе программа или стратегия цифровизации? Если да, то каковы ее основные направления? Каковы первостепенные задачи?

Александр Козлов: Если говорить с точки зрения чиновника, то у нас есть федеральный закон о стратегическом планировании, который на сегодняшний день установил порядок разработки любых стратегий.

Первична стратегия региона в целом. У нас это Стратегия социально-экономического развития Челябинской области до 2035 года, которая утверждена в январе текущего года. В разработке принимали участие все органы исполнительной власти, в том числе Министерство информационных технологий и связи Челябинской области, и наши предложения, безусловно, нашли отражение в Стратегии развития Челябинской области.

Следующими документами, которые будут рождаться на основании этой глобальной стратегии региона, будут отраслевые документы, которые сейчас находятся в разработке.

это единая платформа взаимодействия представителей региональной власти по вопросам цифровой трансформации. Платформа аккумулирует опыт и лучшие практики цифровизации госуправления десятков регионов и сотен органов власти (узнать подробнее).

Следует отметить, что основой стратегии цифрового развития в любом случае будет исполнение Национальной программы «Цифровая экономика России»: в регионе не так много ресурсов, в том числе кадровых, чтобы «распыляться» и запускать сейчас что-то еще, помимо задач, предусмотренных национальными проектами цифровизации.

Поэтому мы концентрируемся на выполнении национальной программы, но ставим перед собою сверхзадачи: опережающее развитие отраслей информационных технологий и приборостроения – и это отмечено в нашей региональной стратегии и будет в стратегии цифровизации Челябинской области. Уже сейчас для этих целей в регионе предусмотрены и действуют налоговые льготы для предприятий указанных сфер. Мы одни из немногих в России открыли частный ИТ-парк, который одним из первых получил статус резидента «Сколково». Недавно вышедший федеральный закон позволяет нам распространять льготный режим «Сколково» на резидентов нашего ИТ-парка.

Связываете ли вы цифровизацию региона с его устойчивым развитием? Каким образом можно описать эту связь?

Александр Козлов: Все ищут способы, как стать максимально конкурентоспособным, максимально эффективным. Уже общепризнанным считается, что цифровизация, замена нерезультативных процессов на более эффективные, использующие сквозные технологии – тот фактор, который может повысить производительность труда и конкурентоспособность экономики. Без цифровизации эффективной не будет практически ни одна отрасль экономики, поскольку, так или иначе, мы конкурируем и с российскими регионами, и с другими странами мира.

Конечно, Челябинская область ассоциируется, в первую очередь, с металлургией и машиностроением, но у нас еще сильно развито и сельское хозяйство. Цифровизация всех этих отраслей является критически важной для региона.

Каковы ваши приоритеты в области цифровизации госуправления? Приведите примеры наиболее эффективных и успешных проектов.

Александр Козлов: Цифровизация госуправления является приоритетом деятельности Министерства информационных технологий и связи Челябинской области, поэтому львиную долю времени мы занимаемся именно этими вопросами.

Приоритеты во многом будут связаны с реализацией федерального проекта «Цифровое госуправление», который содержит много правильных вещей. Из заявленного для нас особенно интересна концепция суперсервисов. Мы уже не раз подступались к этой задаче, пробовали реализовывать в субъекте, и каждый раз натыкались на невозможность изменить регламенты федеральных участников суперсервиса. А теперь искренне верим в то, что с поддержкой федерального уровня мы реализуем принцип оказания услуг по жизненным ситуациям.

Второе приоритетное направление для Челябинской области – это национальная система управления данными. Считаем это тоже основополагающим проектом, поэтому мы заявили наш регион для пилотного участия в проекте.

Если говорить о наших внутренних приоритетах, в первую очередь, мы будем заниматься централизацией. Мы уже провели централизацию в сфере ИТ, заканчиваем аналогичную работу с кадровыми службами и приступаем к бухгалтерии. Дальше, думаю, будем искать все новые и новые процессы, которые будем объединять и централизовывать. Вообще, один из ключевых принципов современного ИТ – это централизация, и здесь мы уже видим эффективность.

Второе направление, которое для нас критически важно – это цифровизация социальной сферы, поскольку эта отрасль связана с большими бюджетными средствами. Бюджет Челябинской области, как, наверно, и других областей, социально ориентированный, то есть расходы по этому направлению доходят до 75-77% бюджета региона. Поэтому мы должны думать о том, как информационные технологии позволят эти деньги использовать максимально эффективно. Мы должны персонально по каждому жителю понимать: если говорим про соцпомощь – какие меры поддержки ему нужно оказать, если это учащийся – какое ему дать образование и какую сформировать жизненную траекторию, если это здравоохранение – какие услуги ему оказать и как это сделать максимально эффективно и быстро.

Следующее приоритетное направление – это контрольно-надзорная деятельность. Здесь для нас основной вызов, учитывая специфику региона, – это экологические виды контроля и надзора (в первую очередь, для крупных промышленных городов Челябинск и Магнитогорск) в соответствии с Указом Президента РФ: мониторинг качества атмосферного воздуха и, что очень актуально, качества воды.

Еще один проект, которым мы занимаемся, и которому стараемся уделять достаточно серьезное внимание – импортозамещение.

Каковы приоритетные проекты в области цифровизации взаимодействия власти и граждан?

Александр Козлов: После суперсервисов и госуслуг, которые я ранее упоминал, следующим очень важным направлением приложения сил мы определили обеспечение открытости власти для граждан. Считаем, что сейчас в обществе очень высокий запрос на справедливость, на доверие государству, что невозможно без демонстрации открытости, без объяснения решений, которые принимаются государственными или муниципальными служащим. Поэтому, как и многие другие субъекты федерации, сейчас усиленно занимаемся внедрением таких публичных сервисов, как «Активный житель 74» (аналог московского «Активного гражданина»), «Наш город», «Анализ инициатив» (краудсорсинговые и краудфандинговые проекты).

Второе, на что мы видим очень большой спрос у жителей городов, это проекты «Умного города». Городская среда должна меняться, становиться более удобной, понятной, комфортной, и в этом большую роль играют информационные технологии. Мы одними из первых пошли в пилотные проекты, так, еще в 2017 году был запущен пилот в небольшом городе Сатка при участии компании «Ростелеком»; сейчас мы ведем эти работы и в других городах, начиная со столицы нашей области, города Челябинск. Еще вместе с «Росатомом» начали реализацию проекта в нашем закрытом наукограде Снежинск – надеемся, что и там сможем отработать технологии, полезные для жителей. После этого встанет задача тиражирования опыта во все города с населением свыше 100 тысяч человек, и в другие города, которые уже будут к этому готовы.

Третий момент, на который следует обратить внимание, это запрос жителей на безопасность. И, конечно, технологиями, способствующими повышению безопасности жизни, тоже сейчас занимается большинство российских субъектов. В регионе внедряются системы безопасности: КСЭОН, Система-112, также системы, которые более актуальны для городов: фотовидеофиксация, «Гражданин-полиция», «Умный домофон» – многие задачи пересекается с проектом «Умный город», но есть аспект безопасности, и его надо особым образом учитывать и реализовывать.

Какие сложности, в первую очередь, предстоит решить для ускорения проектов и процессов цифровизации?

Александр Козлов: Лет 10-12 назад больше говорили о финансах. Но если перечислять, начиная с самого главного, то первое и самое острое сейчас – это кадры. Не хватает квалифицированных специалистов по всем направлениям: и программистов, при этом много информационных систем разрабатывается и дорабатывается; опытных внедренцев; не хватает, к сожалению, обученных кадров у функциональных заказчиков – тех, которые понимают, что такое цифровизация, и готовы вместе с нами анализировать свои процессы и кардинальным образом их улучшать. Требуется масштабная подготовка специалистов. Здесь, на наш взгляд, нужно брать только количеством: нужно набрать критическую массу людей, которые понимают эту терминологию и готовы к внедрению новых технологий.

Следующим все-таки остается вопрос финансирования – он все так же актуален для регионов, особенно для муниципалитетов.

И еще надо не забывать о проблемах, связанных с реформированием нормативной правовой базы. Это сильно ограничивает возможности внедрения многих проектов, и здесь точно есть, над чем работать.

Чем привлекаете ИТ-специалистов на госслужбу?

Александр Козлов: Мы пришли и у себя в министерстве, и в подведомственном учреждении к тому, что недавно ввели должность HR-специалиста. Мы поняли, что подбор кадров цифровизации, мотивация этих кадров – это отдельные, очень серьезные процессы, которыми постоянно должен заниматься не только руководитель соответствующей организации, ему должны помогать специально обученные люди. Считаем, нужно системно вводить такие ставки, выделять человека, который будет только этими вопросами заниматься.

Какие меры поддержки для развития цифровых инициатив вы ожидаете от федеральных властей?

Александр Козлов: Первое ожидание касается инфраструктуры – вся цифровизация строится на ней.

Мы поддерживаем инициативу Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ по изменению структуры универсальной услуги связи, определенной в федеральном законе «О связи»; согласны с тем, что нужно довести задачу до такого решения, когда не просто оптика приходит в населенный пункт, а когда люди начинают получать необходимые услуги, в частности сотовую связь и беспроводной доступ в сеть Интернет, а также подключение к глобальной сети всех социально-значимых объектов.

Необходимо эффективно взаимодействовать и выстраивать отношения с Минстроем РФ – по строительству новых микрорайонов, по упорядочиванию доступа операторов связи в многоквартирные дома, по использованию воздушного пространства для сетей связи, чтобы «чистое небо» было не исключением, а правилом.

Важно определить принципы строительства и реконструкции дорог. Считаем, что связь на дороге должна стать ее неотъемлемым атрибутом. И если относится к дорожному строительству именно с учетом этого принципа, мы сможем решить проблему беспроводной связи на дорогах.

Инфраструктура требует существенных финансовых вложений, больших инвестиций частных компаний. Необходимо с федерального уровня их подталкивать к тому, чтобы они шли в малые населенные пункты, давать им преференции, доступы. Но не следует накладывать эти обязательства только на операторов связи, нужно подходить к решению внимательно, комплексно, чтобы и энергетики где-то по тарифам подвинулись, и инфраструктурные операторы, которые владеют вышками и столбами, тоже включились в проблему устранения цифрового неравенства.

Второе ожидание от федерации – это некий план или системный проект по разработке и внедрению федеральных информационных систем, в котором будет четко видно, что делается, в какой-то период, где роль регионов, и кто за что в итоге заплатит. Эти моменты несколько прояснились после принятия Национальной программы «Цифровая экономика», но все равно еще осталось довольно много пробелов и вопросов.

Третье ожидание – поддержка импортозамещения. Если решать эту задачу всерьез, то без существенных федеральных вложений не обойтись. Есть области программного обеспечения, куда западные страны десятилетиями вкладывали огромные инвестиции – мы этот путь сами, без федеральной поддержки, не пройдем. Я не говорю пока даже об аппаратной составляющей – там ситуация, на наш взгляд, только в начале пути.

Что важно, импортозамещение обязательно следует увязывать с поддержкой экспорта, поскольку, работая только на внутренний рынок, мы не сделаем решения, которое будет жить долго и будет максимально эффективным. И это тоже задача федерального уровня, считаем, одна из первоочередных.

И еще одно ожидание – это понятные правила доступа к федеральным информационным ресурсам: без этого условия даже региональные информационные проекты «взлетают» не очень успешно.

Планируете ли вы задействовать модель государственно-частного партнерства для цифровизации региона? Приведите примеры задач, для решения которых ГЧП может быть применимо или уже применяется.

Александр Козлов: Здесь мы пока не можем похвалиться, что реализовали модель ГЧП в том смысле, который в него вкладывается соответствующим федеральным законом. Но элементы модели ГЧП, конечно, в регионе присутствуют.

Наверное, можно таким элементом считать субсидирование операторов связи, которые действуют в Челябинской области. Регион компенсирует операторам CAPEX, который они вкладывают в строительство базовых станций в малых населенных пунктах. Получается, что они могут инвестировать в строительство объектов в тех населенных пунктах, в которых, как нам представляется, строительство не состоялось бы без государственной поддержки.

Можно привести еще пример элемента ГЧП, когда мы строили систему фотовидеофиксации нарушений правил дорожного движения. Мы не создавали систему сами – ее построила частая компания, мы покупали услугу, сервис.

Что касается концессий в сфере информационных систем, пока мы не смогли реализовать ни один подобный проект, и в основном создание информационных систем для госорганов реализуем в рамках Федерального закона № 44-ФЗ, отторговывая эти средства за счет регионального бюджета.

Насколько продвинулся регион в импортозамещении информационных технологий? Приведите примеры наиболее заметных проектов.

Александр Козлов: Этим вопросом всерьез занимаемся с 2016 года. Губернатором был утвержден план импортозамещения государственных структур Челябинской области.

Первым реализованным проектом стала замена компьютеров во всех управлениях соцзащиты региона в рамках модернизации системы автоматизированной социальной защиты. Это порядка 2 тысяч рабочих мест – моноблоки с отечественной схемотехникой, с отечественной операционной системой Astra Linux, со встроенным в нее отечественным офисным пакетом.

Два года назад мы начали работу в органах исполнительной власти области, и сегодня уже около тысячи рабочих мест (чуть более 40% госслужащих) тоже работают на отечественных операционных системах.

Безусловно, возникало и возникает много сложностей. В частности, не все федеральные информационные системы позволяют работать с «отечественного» рабочего места – некоторые требуют браузер Internet Explorer, что не позволяет говорить ни о чем, кроме операционной системы Windows. Для этого мы придумали инфраструктуру переходного периода: на Astra Linux ставим виртуальную машину, и из-под нее уже запускается Windows. Как только вопрос снимается, сразу убираем эту виртуальную машину и переходим на отечественное ПО. Научились делать это достаточно технологично. Написаны даже специальные скрипты: вечером запускаем госслужащему скрипт на рабочую машину, утром он приходит и уже видит отечественную операционную систему со всеми перенесенными данными.

Вообще, это такой комплексный серьезный проект, включающий, в том числе, программу обучения госслужащих.

Могу сказать, что мы научились импортозамещению информационных технологий, но из года в год стремимся к улучшению этих процессов.

Возможно ли, на ваш взгляд, тиражирование успешных ИТ-проектов одного региона в другой регион? Был ли у вас подобный опыт? Если да, расскажите о нем.

Александр Козлов: Я лично верю в то, что программным обеспечением можно делиться. Более того, мне кажется, все, что разработано за государственные деньги, должно где-то централизованно размещаться, и быть доступно для безвозмездного использования: вложены народные деньги, и поэтому любой может получить и дальше развивать этот продукт. Нам абсолютно необходим современный ресурс, где государство будет выкладывать свои проекты, используя существующую платформу или создав свою национальную платформу. Следует ввести обязанность государственных органов, разрабатывающих любую систему с исключительными правами на нее, размещать в обязательном порядке все коды и передавать права на их использование.

это единая платформа взаимодействия представителей региональной власти по вопросам цифровой трансформации. Платформа аккумулирует опыт и лучшие практики цифровизации госуправления десятков регионов и сотен органов власти (узнать подробнее).

Сейчас действует аналог – Фонд алгоритмов и программ. У нас есть опыт использования продуктов из этого Фонда. Но поскольку он, на наш взгляд, недостаточно проработанный и современный, не все проекты из того программного обеспечения, которое мы брали из Фонда, удалось успешно внедрить. Среди успешных примеров применения – региональный портал госуслуг и система обеспечения градостроительной деятельности. То есть Фонд работает, но, на наш взгляд, нуждается в улучшении и в дальнейшем развитии, а технологии внедрения и последующей технической поддержки нужно, конечно, еще оттачивать. Насколько я знаю, Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ анонсирует обновленную версию Фонда алгоритмов и программ.

Если говорить о конкретных проектах, мы договорились с коллегами из Санкт-Петербурга о передаче нам платформы, которую они разработали для реализации аппаратно-программного комплекса «Безопасный город». Мы с удовольствием примем у них все коды, документацию и попытаемся внедрить платформу у себя. Надеюсь, мы сможем использовать то, что уже внедрено в данном случае в городе Санкт-Петербург. Это позволит нам сэкономить и определенные бюджетные средства, и время.

Насколько применим в российских регионах опыт других стран? Используете ли вы его?

Александр Козлов: В чем очень сильны наши коллеги и из западных, и теперь из восточных стран – это в том, как они научились поддерживать стартапы, развивать свои компании, в очень короткие сроки разрабатывающие продукты, которые потом завоевывают мир.

Мне кажется, в первую очередь, нам надо этот опыт перенимать. У нас классные ученые, суперквалифицированные программисты, но почему-то у нас мало развито технологическое предпринимательство, например, в России критически мало ИТ-компаний – «единорогов» (стартапов, основанных после 2000 года, текущая стоимость которого составляет более $1 млрд.). В Челябинской области буквально единицы компаний, которые могут таковыми стать. Пока я не могу сказать, что экономика региона в существенной мере зависит от какой-либо ИТ-компании, да и в других субъектах доля ИТ-отрасли в региональном ВРП не превышает единиц процентов. В отличие от отраслей металлургии, сельского хозяйства, «единорогов» в ИТ-сфере нет. Вопросы: почему и что сделать, чтобы они появились?

Вот этот зарубежный опыт максимально интересен. Мы смотрим на него, изучаем принципы организации фондов поддержки, варианты помощи на разных этапах развития компании и пр.

Назовите три главных признака цифрового региона.

Александр Козлов: Первый признак – наличие действующей в постоянном режиме команды, которая нацелена на цифровизацию экономики региона, которая любой проект (новый или существующий) будет рассматривать через призму цифровизации. Говоря о команде – имею в виду и управленцев, и технологических предпринимателей, и специалистов.

Второй признак – развитая ИТ-инфраструктура, в первую очередь, связи и доступности центров обработки данных.

Третий – качество данных, которые есть в организациях этого региона. Для того чтобы регион был цифровым, нужно, чтобы данные были качественными, выверенными, не дублировались, и чтобы в них был порядок.

Cкопировать короткую ссылку   |  Просмотров: 3148

Читайте также



Александр Архангельский, Калужская область: Цифровая трансформация решает проблемы на "земле"

Александр Архангельский рассказал о ключевых направлениях цифрового развития региона, успешных проектах в этой сфере и реализации модели государственно-частного партнерства.


Все материалы

Цифровой регион

Единая платформа взаимодействия представителей региональной власти по вопросам цифровой трансформации

Подробнее о проекте
163
кейсов
50
регионов
346
органов гос власти
386
пользователей

Раздел создан в рамках реализации проекта «Поддержка внедрения цифровых технологий на территории всей России - «Цифровой регион», Договор № 03/18-КЦ целевого финансирования (добровольного пожертвования) от 02 апреля 2018 г., заключенный с АНО «Координационный центр национального домена сети Интернет».