Алексей Ананьин, «Борлас»: Чтобы добиться роста на зрелом ERP-рынке нужно расширять продуктовый портфель. ERP, Россия
 
2017/11/08 14:25:00

Алексей Ананьин, «Борлас»: Мы перешли к стадии пост-ERP

Президент группы «Борлас» Алексей Ананьин в интервью TAdviser рассказал за счет чего компании удается расти на зрелом рынке ERP-систем, что сдерживает его «клаудизацию» и какой функционал ERP наиболее востребован у заказчиков.

Алексей
Ананьин
В дополнение к линейке от Oracle и собственным разработкам мы подписали партнерские соглашения с 1С, «Галактикой» и SAP

Как вы считаете, какие тренды главенствуют на отечественном ERP-рынке в настоящее время? Какую динамику показал рынок в 2016 году? Оправдываются ли ваши ожидания относительно результатов 2017 года?

Алексей Ананьин: Все последние годы мы имеем очень ровный тренд на сохранение объемов рынка или даже некоторый рост в отдельных сегментах. Потому что, во-первых, ERP – это технологически зрелый продукт, во-вторых, этот рынок очень сильно привязан к текущему состоянию компаний, отраслей и экономики в целом. И тут явно не стоит ожидать прорывов.

Очевидно, что добиться роста на зрелом рынке можно за счет расширения портфеля продуктов, что мы и сделали: в дополнение к линейке от Oracle и собственным разработкам, расширяющим ее возможности, в начале 2017 года мы подписали партнерские соглашения и сформировали команды консультантов по ERP-решениям , «Галактики» и SAP. Первых бизнес-результатов ожидаем уже в этом году, но если говорить на уровне ощущений, то это был шаг, который себя оправдывает.

Как вы относитесь к идее о том, что рынок переходит к стадии пост-ERP? Нет ли ощущения, что ERP как цельному продукту в последнее время внимание со стороны вендоров и заказчиков уделяется все меньше, а ставка делается на отдельные приложения?

Алексей Ананьин: Благодаря виртуализации, более простой интеграции систем, использованию облачных решений сегодня можно строить комплексные информационные системы на базе отдельных решений от разных вендоров. Но это не только вопрос развития технологий и упрощения интеграции. Следуя потребностям бизнеса, после внедрения функционального ядра ERP – учетного контура, контура планирования, корпоративной отчетности, что у многих уже сделано, компании переходят к внедрению функциональности для совершенствования основной деятельности. У каждой отрасли и у каждой компании внутри этой отрасли есть свои уникальные операционные процессы и универсальных решений тут уже быть не может. В этой парадигме можно говорить о том, что мы перешли к стадии пост-ERP, а интерес сместился от базовых систем к более глубокой автоматизации процессов и специализированным приложениям.

Как меняется спрос на ERP в России? Уместно ли говорить о падении спроса на иностранные продукты? Как в связи с этим меняется доля отечественных производителей ERP - 1С, «Галактика»?

Алексей Ананьин: Поскольку объем рынка существенно не меняется, то рост одних игроков возможен только за счет доли других. Если мы посмотрим на объем бизнеса 1С, как определённый индикатор происходящего в последние годы, то увидим, что и до провозглашения политики импортозамещения и после него компания демонстрировала одну и ту же динамику – довольно устойчивый опережающий рынок рост. Динамика «Галактики» тоже без скачков. То есть, я бы не сказал, что импортозамещение стало фактором, кардинально изменившим рынок и приведшим к значительному перераспределению доли игроков. Хотя, конечно, в некоторых отраслях у отечественных систем теперь есть определенный приоритет. Во многом из-за этого мы и включили 1С и «Галактику» в наш портфель. А с учетом сотрудничества с Oracle и SAP, это позволяет нам прийти в компанию любой отрасли и любого размера с наиболее подходящим ей решением. С этой точки зрения, я думаю, «Борлас» предлагает сегодня самый широкий портфель бизнес-приложений на рынке.

Какой функционал наиболее востребован у современных заказчиков?

Алексей Ананьин: Помимо проектов по доработке функций и миграции на новые версии, объем которых стабилен, наши заказчики стремятся эффективно использовать уже накопленную в ERP информацию. Существует целый класс аналитических решений, которые позволяют получить дополнительную ценность от уже использующихся наборов данных просто за счет более глубокой и более осмысленной их обработки.

Также компании заинтересованы в более глубокой автоматизации. Например, очень востребовано углубленное планирование операционной деятельности. Для грузоперевозчика это оборот вагонов, для агрохолдинга - распределение посевных площадей, для энергетики – технологические операции и загрузка мощностей. Встроенные в такую ИТ-систему математические модели и алгоритмы позволяют решить любую отраслевую задачу так, чтобы получить при существующих ограничениях реалистичный план и наилучшие из возможных бизнес-результаты.

Сейчас у многих идет перестройка работы под модели электронной коммерции. Это и управление цепочками поставок, и работа с контрагентами, и сбыт продукции. С одной стороны, нужно дать партнерам и покупателям удобные инструменты взаимодействия с компанией, а с другой стороны, обеспечить тесную интеграцию этих решений с системами учета и планирования. Следующим шагом для ряда бизнесов станет создание полноценных экосистем с тесной интеграцией workflow участников.

Кроме того, в ряде отраслей сохраняется низкий уровень проникновения ERP именно как системы управления бизнесом, а не только учета. Характерный пример – сельское хозяйство. Мы посмотрели на этот рынок, и оказалось, что там практически нет решений, обеспечивающих необходимую глубину и точность автоматизации с учетом отраслевых требований. Поэтому такое решение мы разрабатываем на базе приложений Oracle JD Edwards Enterprise One для сельского хозяйства. Причем часть его функционала планируем развернуть в облаке и предлагать как сервис. И это должно быть интересно не только крупным игрокам.

Насколько вообще актуальна сейчас облачная реализация ERP? Есть ли спрос? Что мешает «клаудизации»? Как изменится российский и мировой рынок ERP в течение ближайших 5 лет?

Алексей Ананьин: Очень сложная и многоаспектная тема. Начнем с того, в России переход ERP в облака как тренд еще не набрал достаточную силу, чтобы подтолкнуть рынок. Нужно, наверное, еще несколько лет, чтобы мы вышли на приличные темпы и процесс принял массовый характер.

Если смотреть более глубоко, то не все целесообразно переносить в облака на нынешнем этапе. Условно, процессы любой компании можно разделить на три типа. Для первого типа процессов можно легко применить пресловутые «лучшие практики» - готовые модели и шаблоны, например, для управления складом, автоматизации взаимоотношений с клиентами, управления талантами и т. д. Второй блок процессов связан с отчётностью и требованиями локальных регуляторов: сюда входят бухучет и налогообложение, трудовые отношения, различные отраслевые требования и стандарты. В нашей стране, как вы понимаете, это большая часть ERP. При этом у всех компаний есть третий вид - специфические, плохо поддающиеся типизации процессы, например, операционные платформы, управление конкретным производством, технологическими процессами и т.п. Именно они приносят деньги компаниям и отличают их от конкурентов. Для них ИТ-системы или глубоко дорабатываются, или вообще пишутся индивидуально.

Первый тип процессов отлично ложится в облако, и именно здесь мы видим бурный рост рынка по модели софт как сервис. Для переноса в облака второго типа процессов, очевидно, нужны или готовые локализации западных ERP в облаке, или SaaS-реализация ведущих отечественных решений. Разработчики – и наши, и западные - обещают сделать доступными такие решения. После чего вполне возможен новый, уже облачный виток развития ERP-рынка.

Перенос в облака уникальных процессов третьего типа задача самая сложная. Ведь требуется серьёзная кастомизации в облаке. Готовые SaaS–решения этого сейчас не предполагают. Единственная возможность – индивидуальная разработка на специализированных облачных платформах. На мой взгляд, именно стадия переноса в облака уникальных производственных систем и станет пиком, я бы сказал, квинтэссенцией развития облачной модели. А пока компании просто вынуждены использовать гибридные модели, сочетая on premise, Iaas, PaaS и SaaS. И вендоры идут навстречу клиентам, выпуская интересные продукты. Например, Oracle Cloud Machine – это облачный сервис, при этом сервер облака Oracle стоит в вашем ЦОДе за вашим файрволом со всеми вытекающими преимуществами.

Часто можно услышать, что сегмент системной интеграции с развитием облаков вообще исчезнет, или, как минимум, кардинально изменится. Как вы видите место «Борласа» на ERP-рынке в связи с этим.

Алексей Ананьин: Облака – это, очевидно, магистральный путь развития ИТ для разработчиков и для бизнеса во всем мире. Поэтому, несмотря на все трудности, уверен, что это пусть медленный, но необратимый процесс и для России. Со своей стороны мы вкладываемся в развитие экспертизы в этой области. Недавно «Борлас» получил статус Oracle Cloud Managed Service Provider (MSP), суть которого в том, что облачные решения Oracle мы дополняем собственными сервисами. Важно отметить, что в рамках платформы Oracle Cloud мы работаем как с приложениями Oracle, так и с приложениями других поставщиков. Во-первых, это консалтинг: стратегия перехода с экономическими метриками, текущий и целевой облачный ландшафт, пошаговая дорожная карта. Второй блок услуг – все, что связано непосредственно с миграцией: работа с приложениями и данными для их переноса, интеграция решений. И третий блок – это сервисы эксплуатации: администрирование, техническая и функциональная поддержка ИТ-систем в облаке с требуемым уровнем SLA. Как MSP-партнер для клиента мы можем выступать единым центром ответственности за все, включая сервисы Oracle Cloud.

Чем глубже проникновение облачной модели, тем более востребованы будут квалифицированные партнеры, которые с одной стороны, знают системы клиента, умеют их дорабатывать, а с другой стороны, хорошо знают механику облачных сервисов, могут обеспечить разработку, миграцию и поддержку этих систем в облаке с необходимым уровнем сервиса.

225