Виктор Вайнштейн, «Логика бизнеса»: Минимум на 10 лет в сфере ECM работы всем хватит. СЭД, СЭД - Системы потокового распознавания, Россия
 
ТоварыВалюты, ЦБАкции
13 декабря 20:15
Золото ЦБ
₽2352
-31,22
Золото
$1247
0,09%
Серебро ЦБ
₽29,95
-0,19
Серебро
$15,8
0,16%
Нефть
$62,6
-1,65%

₽2,17
0,00

₽0,18
0,00
Br
₽29,0
-0,14

₽69,3
-0,50
€ / $
1,18
0,29%
Bitcoin
$16641
-3.12%
Ethereum
$708
8.81%
Ростелеком
₽64,5
0,00%
Яндекс
₽1938
-0,82%
Mail.ru
$28,6
-1,38%
Luxoft
$54,0
0,75%
Epam
$106,0
1,33%
Мегафон
₽517,6
-0,77%
МТС
₽250,9
-0,91%
Veon
$3,9
0,52%
Qiwi
₽826
-1,78%
РБК
₽5,8
-0,60%
2017/12/07 14:34:49

Виктор Вайнштейн, «Логика бизнеса»: Минимум на 10 лет в сфере ECM работы всем хватит

Виктор Вайнштейн, генеральный директор компании «Логика бизнеса», в интервью TAdviser рассказал о новых технологиях и трендах на рынке СЭД/ЕСМ, росте доли систем на базе СПО, а также крупнейших проектах 2017 года.

Виктор
Вайнштейн
Нужно готовиться к будущему: изучать блокчейн, искусственный интеллект, контентную аналитику и другие новейшие технологии

Назовите, пожалуйста, основные тренды на рынке ECM по состоянию на осень 2017-го?

Виктор Вайнштейн: Во-первых, импортозамещение. Государство последовательно добивается того, чтобы реестр отечественного ПО заработал в полную силу. Увеличивается давление на компании, пренебрегающие реестром. В результате все больше организаций начинают использовать отечественные ECM-системы. Отмечу, что решения из реестра уже имеют адекватную ценность для бизнеса, потому что лицензионная политика западных компаний практически не изменилась. Второй важный тренд, с особой силой проявившийся в текущем году, – цифровая экономика. Бизнес все больше уходит в цифровую сферу в плане документооборота, отходит от использования бумаги как носителя информации. Растет спрос на услуги по переводу бумажных архивов в цифру. «Логика бизнеса» все чаще «останавливает» бумагу на подходе к компании: все документы цифруются на самом нижнем уровне, после чего уже в электронном виде попадают в оборот компании.

На днях Gartner выпустил новый отчет, согласно которому произошла не только трактовка термина ECM – вместо него появился термин CSP (Content Services Platform), то есть контентные сервисы, но и изменился расклад на рынке основных игроков. Как вы оцениваете этот отчет? Действительно ли произошли кардинальные изменения на рынке, достойные появления новой терминологии?

Виктор Вайнштейн: Изменения на рынке, зафиксированные Gartner, вполне объективны. Наступила эра «пост-ERP», когда становится ясно, что опираться только лишь на структурированные бизнес-процессы, оцифрованные с помощью ERP, недостаточно. Организациям приходится иметь дело с огромными объемами неструктурированной метаинформации, которая плохо цифруется. Традиционные ERP-системы не «заточены» для работы с такими данными. Даже у лидеров рынка – SAP и OpenText – это два различных класса информационных систем: ERP и ЕСМ-системы, работающие с контентом. Эти решения интегрируются, но не смешиваются. Например, наша компания в ходе решения задач по управлению корпоративным контентом постоянно интегрирует свои решения с ERP-системами, но наши системы не обрабатывают, например, финансовые данные, а ERP не обрабатывают контент. Поэтому я согласен, что термин ECM устарел и его сменит термин «цифровое предприятие», когда вся работа осуществляется в электронном виде. Возьмем в качестве примера телекоммуникационного оператора. У каждого клиента есть цифровая история, описывающая его расходы и дающая возможность сегментировать клиентов, прогнозировать их возможные покупки. Совсем другая история – работа с жалобами, оттенками мнений клиентов и так далее.

Объем российского рынка ПО для управления контентом (ЕСМ) в 2016 году, по оценке IDC, составил 94 млн. долл. По вашей оценке, это много или мало? И что это означает?

Виктор Вайнштейн: На мой взгляд, мало. По данным TAdviser, рынок ECM в целом, включая сервисы и сопровождение, по итогам 2015 года составлял порядка 40 млрд рублей. Эта оценка просто на порядок больше. За минувшие два года объем рынка наверняка вырос. По нашему опыту, соотношение «лицензии – услуги» в общем объеме выручки составляет 20 к 80, для зрелых решений – 33 к 67. Если считать, что оценка IDC верна, то это соотношение составит 10 к 90. Это означает, что ECM-продукты, реализуемые на российском рынке, еще не совсем зрелые, требуют слишком больших расходов на сопровождение. Тут ведь правило простое: если продукт зрелый – возрастают расходы на лицензии, не зрелый – на доработку, кастомизацию и сопровождение. Возможно, проблема частично кроется в том, что западные ECM-системы не слишком хорошо подходят для российского рынка, их приходится серьезно дорабатывать. Отчасти и мы строим свой бизнес на этом.

Согласно данным той же IDC, основные внедрения систем СЭД/ЕСМ в 2016-м были сделаны в промышленности (25%), далее идут государственный сегмент (23%) и финансовый сектор (18%). Каково распределение ECM-проектов в портфеле вашей компании по отраслевому признаку? Совпадает ли клиентский расклад с оценками IDC (промышленность, госсегмент, финансовый сектор)?

Виктор Вайнштейн: По самым крупным нашим клиентам распределение похоже на цифры IDC: на первом месте по доле в выручке у нас тоже идет промышленность, на втором – финансовый сектор, на третьем – государственный.

Может ли этот расклад измениться в ближней перспективе?

Виктор Вайнштейн: Расклад может измениться в пользу финансового сектора. Ведь основной кризис текущего года – банковский. По факту это означает передел рынка, то есть перетекание клиентов из одной финансовой структуры в другую. Очевидно, что это обстоятельство повышает спрос со стороны банковских структур на системы управления контентом, которые служат основой любой системы управления взаимоотношениями с клиентом. Банки уже привыкли к тому, что вся информация должна быть в цифровом формате, быстро обрабатываться, анализироваться и передаваться во фронт-офис. Только при этом условии банк способен выиграть в конкурентной борьбе. И мы уже наблюдаем растущий спрос со стороны банков на ECM-системы.

Каков портрет вашего клиента в целом по ECM-проектам?

Виктор Вайнштейн: Как правило, это крупная структура - компания, предприятие или государственный орган, работающие с большими объемами контента. Это предполагает либо большое количество клиентов, обслуживаемых структурой, либо наличие крупного бизнеса, генерирующего большие объемы контента. Под это определение попадают банки, телекоммуникационные и ритейловые компании, предприятия нефтегазовой отрасли и госсектор.

Кто основные заказчики компании по ECM со стороны госсегмента?

Виктор Вайнштейн: ФСИН и ФНС, но есть и другие – региональные администрации, например.

А в части ритейла?

Виктор Вайнштейн: Розничный бизнес имеет серьезную специфику, поэтому представителей ритейла в нашем портфеле ECM-проектов меньше. Чтобы реализовать эту специфику на уровне ECM, необходимо серьезно вкладываться в доработку наших продуктов под требования ритейла, что требует больших инвестиций. Но сейчас они не слишком оправданы, поскольку розничные компании настроены на экономию своих ИТ-бюджетов. По ряду проектов, которые мы обсуждали с ритейлерами, мы просто не сошлись в цене. Чего не скажешь о других наших заказчиках.

Вернемся ненадолго к теме импортозамещения. Год назад в интервью TAdviser вы предсказывали усиление этой тенденции на рынке ECM. И сейчас, в начале нашего интервью вы назвали импортозамещение в числе первых рыночных трендов. Но оправдался ли в полной мере прогноз на усиление?

Виктор Вайнштейн: Ситуация неоднозначная. С одной стороны, упор на импортозамещение усиливается: в госсектор или компанию с госучастием уже нельзя зайти с решением, отсутствующим в реестре отечественного ПО. Но российские коммерческие компании продолжают относиться к отечественным ИТ-решениям очень взвешенно и если выбирают российскую систему, то не из патриотических соображений, а исключительно из экономических.

Какие инновационные разработки задействует ваша компании в плане развития своих решений? Например – технологию блокчейн планируете использовать?

Виктор Вайнштейн: Блокчейн мы изучаем. У этой технологии есть как минимум один положительный аспект: она позволяет создавать системы класса ECM для защищенного обмена документами вне организации на базе распределенной электронной подписи. Без использования единого центра доверия, который проще скомпрометировать. Потенциально это может помочь наладить доверительный обмен информацией между большим количеством организаций, которые изначально друг другу не доверяют, даже жестко конкурируют, но вместе с тем вынуждены обмениваться информацией друг с другом.

На какой стадии сегодня находится изучение технологии блокчейна?

Виктор Вайнштейн: Коммерческих результатов пока нет, это наше R&D направление. Мы только пытаемся нащупать бизнес-кейсы. Но уже есть первые пилотные проекты, на которых мы апробируем связку ECM-решений и технологии блокчейна. Предполагаем, что в течение ближайшего года появятся первые коммерческие проекты.

Какова в целом инвестиционная политика компании в разработку новых продуктов?

Виктор Вайнштейн: Наша текущая инвестиционная политика предполагает, что в ближайшие три года мы инвестируем в R&D порядка 400 млн рублей.

Минувшим летом была утверждена государственная программа «Цифровая экономика». Способна ли эта программа повлиять на ECM-рынок, сформировать новые тренды?

Виктор Вайнштейн: Госпрограмма находится на самой ранней фазе, но в перспективе способна сформировать новые тренды. Направлений, по которым эта госпрограмма способна воздействовать на рынок, много, но мы ждем от программы очень простой вещи – полной цифровизации взаимодействия с государством, окончательного уравнивания в правах электронного документа и бумажного. В какой конкретной форме это реализуется – некоего нотариального электронного реестра для представления документов в суды или чего-то еще – пока неясно. Но в случае построения цифровой экономики открываются большие возможности и для юридических лиц, и для граждан, которые в личном электронном кабинете смогут хранить все свои юридически значимые документы, свидетельства о собственности, на машину и так далее, полностью оцифровав и упростив свое взаимодействие с различными инстанциями.

Каким требованиям заказчика, на ваш взгляд, должна отвечать современная ECM-платформа, чтобы быть конкурентоспособной на рынке?

Виктор Вайнштейн: Для малого и среднего бизнеса современная, конкурентная ECM-платформа должна быть облачной. Просто потому что предприятию сегмента СМБ экономически нецелесообразно иметь собственную ECM-инфраструктуру. Наш основной заказчик, как я уже говорил, из сегмента enterprise. Для него современная ECM-платформа должна обладать такими свойствами, как бесконечная масштабируемость, централизованность, доступ в систему с любого устройства, включая мобильные (не исключено, что в скором времени приоритет будет именно за мобильностью – Mobile First), интеллектуальность, гибкость, надежность и безопасность.

Какие интересные проекты по внедрению СЭД/ЕСМ были реализованы вашей компанией в минувшем году? Есть ли в их числе проекты, сравнимые по масштабам с внедрениями в ФМС?

Виктор Вайнштейн: В этом году мы завершили крупный проект во ФСИН России, где для 64 тыс. пользователей была создана территориально-распределенная система электронного документооборота на базе свободного ПО JBoss.

В Россельхозбанке разработана система управления хранением клиентских документов на бумажных носителях и электронных образах документов. Электронный архив интегрирован с другими приложениями банка, в частности, с системой потокового ввода и хранения документов, которую мы разработали ранее на базе решений IBM FileNet и ABBYY FlexiCapture. В ПАО «Транснефть» мы уже тиражируем решение для электронного архива технической документации по всей территориально-распределенной структуре ПАО, переводя бумажные массивы технических документов в электронный вид силами нашего Центра сканирования и ретроконверсии.

Продолжаются наши проекты для Tele2 Россия, где созданная нами ранее ЕСМ-система была адаптирована под новые бизнес-процессы оператора и интегрирована с учетной системой SAP, а также разработаны новые решения для поддержки работы ОЦО.

Год назад вы планировали поднять долю СЭД на базе СПО с 20% в портфеле компании до 50-60%. Удалось ли достичь этого показателя? Актуален ли он для бизнеса?

Виктор Вайнштейн: Показатель для бизнеса актуален, пока его не достигли, но активно стремимся к этому. Буквально на днях подписали контракт, который станет крупнейшим по внедрению СПО-системы для управления корпоративным контентом в России.

Ваш прогноз по грядущим изменениям на рынке ЕСМ в ближайшие год или два?

Виктор Вайнштейн: Недавно у меня была встреча с бизнесменами, которые сказали буквально следующее: вот ты так красиво рассказываешь про ECM, контент-сервисы и так далее, а не думал ли о том, что весь этот рынок через десять лет возможно умрет? Просто по причине того, что перестанет генерироваться контент на бумажном носителе и весь бизнес перейдет на межмашинное взаимодействие (machine to machine).

На мой взгляд, пока есть живой человек, останется и рынок ECM, потому что люди общаются не с помощью цифр, как компьютеры, а путем передачи смыслов, эмоций, неструктурированной метаинформации. Так что в ближайшие годы кардинальных изменений на рынке не произойдет. По-прежнему будут реализовываться большие проекты по переходу с СЭД на ECM-платформы, над которыми будут надстраиваться различные сервисы. Но нельзя и исключить, что в течение ближайших 10-15 лет произойдет некий тектонический сдвиг и появятся совершенно другие системы управления контентом. Возможно, в прошлое уйдут и сами понятия «контент», «контент-платформа», «ECM-сервис». Но минимум на 10 лет работы в сфере ECM нам всем хватит. И конечно, нужно готовиться к будущему: изучать блокчейн, искусственный интеллект, контентную аналитику и другие новейшие технологии, готовить свои решения и свой бизнес к изменению реальности.

201