Виктор Вайнштейн, «Логика бизнеса» - о цифровой трансформации документооборота
 
2018/05/16 13:02:32

Виктор Вайнштейн, «Логика бизнеса»:
О цифровой трансформации документооборота

Виктор Вайнштейн, генеральный директор компании «Логика бизнеса», в интервью TAdviser в мае 2018 года рассказал о цифровой трансформации и меняющихся приоритетах заказчиков ECM-систем в России.

Виктор
Вайнштейн
Когда мы занимаемся внедрением, стараемся оказать клиенту максимальное количество услуг, связанных с цифровой трансформацией его документооборота

Как вы оцениваете текущую ситуацию на российском рынке СЭД/ЕСМ, его динамику? Какие основные движущие силы можно выделить?

Виктор Вайнштейн: Точно могу сказать, что тектонических сдвигов на рынке не было. Рост рынка несколько замедлился – это видно даже по обороту нашей компании. Понятно, что экономическая ситуация сейчас не способствует бурному росту российского рынка СЭД/ECM и бизнеса его игроков. Но на рынок продолжают оказывать влияние такие тренды, как импортозамещение и потребность в цифровой трансформации бизнеса. Давление по импортозамещению со стороны регуляторов было очень сильным, так что заказчики никак не могли его избежать. Я постоянно вижу новости о том, что та или иная компания переходит с западного ECM-решения на отечественные аналоги. Такие запросы постоянно поступают и к нам.

Это давление – безусловная движущая сила на рынке, но она не приводит пока к росту в денежном отношении, поскольку только техподдержка западного продукта вполне может стоить столько же, сколько внедрение отечественного аналога. Однако динамика такова, что объем рынка внедрений российских решений в денежном выражении растет, а техподдержки западных – падает.

В предыдущие годы компания «Логика бизнеса» демонстрировала прирост выручки. C какими результатами вы завершили 2017 финансовый год? И чем эти результаты обусловлены?

Виктор Вайнштейн: Рост выручки есть. Я надеялся, что мы возьмем планку в два миллиарда рублей, но не дотянули совсем немного: оборот составил почти 1,9 млрд руб. Частично это связано с тем, что заказчики сейчас вынуждены экономить свои ИТ-бюджеты. Но не только с этим.

Наши клиенты — крупные, распределенные российские организации, коммерческие структуры и органы власти. Они никогда не принимают решений с наскока. Они сначала проведут пилотный проект, убедятся в его работоспособности, потом напишут программу трансформации и, основываясь на ней, будут предсказуемо, с прописанным заранее бюджетом решать свои задачи. Мы идем с этими организациями в унисон — и растем вместе с их желанием масштабировать проверенное на пилотных проектах ECM-решение.

В этом отношении «Логика бизнеса» не совсем рыночная компания в классических терминах спроса. Мы не можем сказать, что у нас сотни клиентов, которые ведут себя в рамках определенного тренда, и мы ориентируемся на этот тренд. Нет, наш интегральный рост сильно зависит от того, в какой фазе цикла, который называется «принятие решения о цифровой трансформации и его реализация», находится та или иная организация из группы наших клиентов.

С одними клиентами мы находимся в фазе поддержки уже работающих решений, с другими — в фазе внедрения или тиражирования нового решения. Фаза тиражирования сопровождается самыми большими денежными потоками. С каждым клиентом мы прорабатываем конкретные проекты, прорабатываем глубоко, на 2-3 года вперед. Фактически работаем с ними в модели стратегического партнерства.

Каков ваш прогноз динамики и структуры выручки на 2018 год?

Виктор Вайнштейн: На 2018 финансовый год мы поставили осторожный прогноз: рост на уровне 10-15%. Макроэкономическая ситуация сложная. С одной стороны, внутренний цикл работы с заказчиком предсказуем: если мы хорошо работаем на внедрении, понятно, что будет и тираж, и поддержка и модернизация. С другой стороны, в кризисных ситуациях ИТ-бюджет урезается в первую очередь, и проекты откладываются. Этого исключать нельзя.

Как вы сейчас позиционируете «Логику бизнеса»: вендор, интегратор, консультант, провайдер услуг (например, сканирования)?

Виктор Вайнштейн: Продуктово-внедренческая компания.

Ваше позиционирование как-то изменилось в последние годы?

Виктор Вайнштейн: У нас появились дополнительные услуги для клиентов. Когда мы занимаемся внедрением, стараемся оказать клиенту максимальное количество услуг, связанных с цифровой трансформацией его документооборота. Допустим, клиенту нужно перевести в электронный вид накопленный за много лет массив документов, например, технических. Мы предлагаем ему сделать это силами нашего центра сканирования или ретроконверсии. Такая услуга появилась у нас в прошлом году. Можем взять на себя контролирующие электронные документы, печать, другие связанные с нашими внедренными системами процессы, которые для клиента не являются целевыми.

Как меняется спрос на продукты и услуги в области СЭД/ECM, а также требования к поставщикам продуктов и услуг?

Виктор Вайнштейн: У крупных организаций есть формальные требования: продукт должен быть в реестре российского ПО, иметь сертификацию ФСТЭК, кому-то требуется сертификация ФСБ и т.д. Кроме того, от поставщика ожидают решения по управлению документами, которое будет функционально насыщено, которое можно масштабировать и которое можно легко интегрировать в существующий корпоративный ИТ-ландшафт. При этом строить решения для управления документами разных типов — финансовых, технических, организационных, юридических, маркетинговых и других — организации хотят на основе единой платформы хранения и использования цифрового контента внутри организации.

К такому видению цифровой трансформации документооборота постепенно приходят все наши клиенты. То есть, теперь выбирают не функциональность, а платформу. Клиенты понимают, что требования к функциональности будут меняться, а платформа позволяет создавать гибкие решения без необходимости каждый раз строить их с нуля. Это важно, так как после загрузки первых документов поменять систему сложно.

Расскажите об особенностях вашей платформы.

Виктор Вайнштейн: У нас две платформы: наша собственная, с открытым кодом, она входит в реестр российского ПО, и платформа для тех, кому нравится IBM FileNet. Приложения на обеих платформах (СЭД, финансовый документооборот, технический документооборот, юридически значимый электронный документооборот) по функциональности, в принципе, одинаковые, так что можно покупать не конкретный продукт, а платформу, на которой мы можем, в том числе под заказ, построить уникальное решение. Но программировать полностью фантазийное решение для заказчика не наш случай: мы строим системы только на базе платформ. Платформу с открытым кодом мы передаем клиенту, и он может ее поддерживать и использовать с помощью своих интеграторов.

Спрос на СПО растет. Приходится ли вам больше работать с такими базовыми системами, как СУБД PostgreSQL?

Виктор Вайнштейн: Да, наша открытая платформа построена как раз на PostgreSQL. На самом деле, мы с самого начали использовали ПО с открытым кодом, просто не говорили особо об этом. Сейчас же некоторые наши клиенты, особенно госструктуры, начинают потихоньку пробовать разные уровни СПО: сетевое, Open Stack, отечественные платформы виртуализации и так далее.

Вы говорили о цифровой трансформации как об одной из движущих сил рынка. Что, по вашему мнению, означает цифровая трансформация для заказчика на деле?

Виктор Вайнштейн: Одно из следствий цифровой трансформации корпоративного документооборота — изменение организационной структуры: компании переходят от территориальной организации к функциональной. Оперируя цифровыми документами, организации выгодно создавать т.н. общие центры обслуживания, как правило, в регионах, где собираются все оцифрованные документы компании и цифровые профили ее клиентов. А возьмите Федеральную налоговую службу: ее централизованная система позволяет иметь всю информацию о налогоплательщике, в каком бы регионе он ни жил. Это невозможно было делать, когда все документы были бумажными. Как только весь корпоративный контент переводится в цифровой вид, оргструктуру можно строить вокруг общих центров обслуживания, это удобно и экономично.

Есть ли среди ваших выполненных проектов хороший пример цифровой трансформации?

Виктор Вайнштейн: Например, Россельхозбанк. После проведенной там трансформации процессов изменился подход к организации филиалов. Мы внедрили наше решение «Логика: АРХИВ» на базе IBM FileNet, которое автоматизирует бизнес-процессы банка, связанные с доставкой документов в точки их централизованного хранения в электронном виде. Электронный архив, который позволяет регистрировать, размещать, искать документы, предоставлять оригиналы по запросу, дал банку существенный прирост эффективности в работе.

Если оценивать компании из Топ-400 и отдельно госсектор, насколько, по вашим наблюдениям, они близки к тому, чтобы полностью отказаться от бумаги?

Виктор Вайнштейн: Думаю, лет пять еще пройдет. Но государство активно идет к этому. Возьмем, к примеру, порталы городских услуг: как только последние барьеры, связанные с необходимостью ставить «мокрую» печать, уйдут, граждане получат огромные возможности по взаимодействию с органами власти прямо из дома. Раз так, появится потребность в автоматическом анализе больших массивов контента. Поэтому мы активно работаем с компанией Abbyy по применению их интеллектуальной платформы Compreno для извлечения смысла и классификации обращений и документов граждан.

В чем разница подходов к ECM для «аналоговой» компании образца 2010 года и «цифровой» компании образца 2018 года?

Виктор Вайнштейн: «Аналоговые» компании говорили: «Нам нужна СЭД, нам нужен внутренний распорядок, канцелярия, служебные записки, поручения. Зачем нам ECM? У нас есть ERP-система, с клиентами обмениваемся бумажными документами. Нам СЭД нужна!». Сегодня для компаний внутренний документооборот вторичен. Это просто отдельный модуль на общей платформе цифрового документооборота. Для современных компаний первичны ключевые бизнес-процессы: они говорят о производственных процессах, о движении производственной, финансовой документации, о том, что непосредственно влияет на эффективность бизнеса. Для них СЭД не цель, а средство.