Владимир Пуляев, «Силовые машины»: Отечественных ИТ-продуктов-лидеров пока мало, а в некоторых сегментах их попросту нет. Машиностроение и приборостроение, Энергетика, ИТ-аутсорсинг, Россия, Северо-Западный ФО РФ
 
ТоварыВалюты, ЦБАкции
15 декабря 18:15
Золото ЦБ
₽2370
9,05
Золото
$1259
0,26%
Серебро ЦБ
₽29,64
-0,37
Серебро
$16,1
0,85%
Нефть
$63,4
0,08%

₽2,14
0,00

₽0,18
0,00
Br
₽29,0
-0,04

₽69,4
-0,06
€ / $
1,18
0,03%
Bitcoin
$17679
6.95%
Ethereum
$685
-1.39%
Ростелеком
₽63,9
-0,30%
Яндекс
₽1887
-1,67%
Mail.ru
$28,6
-0,69%
Luxoft
$53,8
0,56%
Epam
$104,5
-0,53%
Мегафон
₽519,9
0,56%
МТС
₽265,9
3,79%
Veon
$3,9
-0,26%
Qiwi
₽839
1,57%
РБК
₽5,9
-1,59%
2017/09/27 15:37:08

Владимир Пуляев, «Силовые машины»: Отечественных ИТ-продуктов-лидеров пока мало, а в некоторых сегментах их попросту нет

Владимир Пуляев, ИТ-директор компании «Силовые машины», в интервью TAdviser рассказал об ИТ-стратегии компании, об её отношении к ИТ-аутсорсингу и тренду импортозамещения, а также о том, как «Силовые машины» готовятся к изменениям, которые несёт четвертая промышленная революция.

Владимир
Пуляев
Мы выбираем ИТ-решения, исходя из функциональных возможностей, а не страны происхождения

Расскажите об ИТ-стратегии вашей компании — основные принципы, параметры? С учетом того, что мир так быстро меняется — появляются новые технологии, изменяется экономическая ситуация, возможно, изменился и подход к ИТ-стратегии как документу?

Владимир Пуляев: ИТ-стратегии как документа, в прямом понимании этого слова, в нашей компании не существует. В первую очередь, это связано с тем, что действительно все в мире, включая сферу ИТ, слишком быстро меняется, и создавать единый обобщающий документ, способный оставаться актуальным на протяжении многих лет, с нашей точки зрения, нецелесообразно. Опираясь на стратегию развития компании, мы практикуем динамичное формирование видения ситуации и перспектив в области ИТ с горизонтом обзора 3-5 лет при помощи презентаций. Они готовятся для встреч с руководством компании и руководителями бизнес-подразделений, для которых реализуются ИТ-проекты. В рамках этого видения находятся тактические задачи, решаемые здесь и сейчас, а также направления развития информационных технологий, которые пока не нашли полноценной технической реализации, но к их появлению надо готовиться.

Насколько вы учитываете перспективы развития технологий, которые принято относить к четвертой промышленной революции (интернет вещей, искусственный интеллект, машинное обучение и др.)?

Владимир Пуляев: Понятно, что новая промышленная революция откроет через некоторое время новые технологические возможности. Мы готовимся к грядущим изменениям, накапливая информацию из самых разных источников и аккумулируя ее. В качестве примера можно упомянуть оснащение нашей продукции разнообразными телеметрическими датчиками с целью отслеживания с их помощью состояния оборудования в ходе эксплуатации заказчиком. Это позволяет прогнозировать возможные отказы оборудования, проводить его предупредительный ремонт, предлагать заказчику новые сервисы.

На рынке уже появились программные продукты специализированных разработчиков, позволяющие на базе математических моделей, технологии искусственного интеллекта прогнозировать поломки оборудования путем съема и анализа информации с датчиков. Вы не используете продукты сторонних разработчиков, если я правильно понял?

Владимир Пуляев: Решения сторонних разработчиков мы не используем. Наша продукция, как я уже сказал выше, оснащена датчиками. В настоящее время мы ведем переговоры с нашими заказчиками, чтобы с учетом их требований выработать собственные шаги в этом направлении. Создание математических моделей на базе информации, снятой с датчиков, с целью прогнозирования поломок и предиктивного ремонта — задача сложная и организационно, и интеллектуально, и технически. Ведь необходимо собирать большие объемы данных, учиться их анализировать, проводить и машинное обучение в числе прочего. Мы ведем работу одновременно по нескольким направлениям в плане реализации этой технологии на практике. Нами достигнута договоренность с одним из серьезных потребителей нашей продукции в плане сбора информации с оборудования. В рамках этих договоренностей возможно создание единого центра обработки информации, который будет использоваться совместно. Но пока это лишь планы на перспективу.

Опишите структуру ИТ-подразделения ПАО «Силовые машины»? Сколько человек работает в команде? Есть ли дочерняя ИТ-компания (ИТ-инсорсер)?

Владимир Пуляев: Дочерней компании ИТ-инсорсера у нас нет. В ИТ-подразделении работают порядка 100 сотрудников, которые обслуживают ПАО «Силовые машины», включающее в себя 5 площадок в СПб и 1 в Москве, дочернее предприятие «Красный Котельщик» в Таганроге. ИТ-подразделения еще нескольких дочерних обществ компании находятся в моем функциональном подчинении. Структура ИТ-департамента включает четыре подразделения, обслуживающих следующие направления: информационные системы, ИТ-инфраструктура (локальная сеть, рабочие станции пользователей и др.), телекоммуникации (сотовая связь, стационарная и др.), системы автоматизированного проектирования (САПР).

Организация работы, иерархия ИТ-департамента — традиционная? Используется ли проектный подход?

Владимир Пуляев:В ИТ-подразделении, как и в «Силовых машинах» в целом, принят традиционный подход к организации работы. У нас — классическая иерархия, предполагающая наличие в структуре руководителей нескольких уровней. Вместе с тем, практикуется и формирование проектных команд под конкретные задачи, в том числе с привлечением представителей бизнес-подразделений. В отдельных случаях ИТ-проекты возглавляют и представители бизнеса.

По каким принципам выбираются внешние ИТ-подрядчики? Всегда ли проводится тендер?

Владимир Пуляев: Конкурс по выбору поставщика проводится обязательно, на основании сформированных требований к поставляемому сервису или продукту. Полученные на этапе конкурса предложения поставщиков мы внимательно изучаем. Помимо предложений, касающихся непосредственно предоставления сервисов, работ и продуктов, мы изучаем их историю, смотрим, как они работали с предыдущими проектами, знакомимся с персоналом, который подрядчик планирует привлекать для реализации проекта. Мы стараемся работать лишь с хорошо зарекомендовавшими себя на рынке компаниями. С фирмами — однодневками или фирмами, проявившими себя как недобросовестные поставщики, мы не работаем. Так что наличие достойного бэкграунда у компании — необходимое условие сотрудничества. Проекты, реализуемые у нас, сложные и длительные, порой занимающие годы. Мы должны быть уверены в том, что каждый из них будет доведен до конца, подрядчик не исчезнет, а его сотрудники не разбегутся.

Как вы относитесь к аутсорсингу в ИТ? Использует ли ваша компания такие услуги?

Владимир Пуляев: Мы используем аутсорсинг, относимся к нему хорошо. Например, ранее для строительства, ремонта и обслуживания слаботочных систем и сетей мы содержали большой штат специалистов, но с начала текущего года вывели это направление на аутсорсинг. Теперь мы формируем заказ, а сторонняя компания выполняет его в соответствии с SLA, и это эффективно работает.

На каких еще направлениях используется аутсорсинг?

Владимир Пуляев: В этом году мы перешли на новую HR-систему, единую для группы компаний, подконтрольных Алексею Мордашову. Сопровождает эту систему компания «Северсталь-Инфоком». И, хотя для ГК «Северсталь» такая ИТ-компания инсорсинговая, для нас это сотрудничество на условиях аутсорсинга. Другим примером является проект по внедрению CRM-системы для автоматизации деятельности наших продавцов. Здесь мы используем облачный продукт SAP Hybris Cloud for Customer. Само решение развернуто в московском дата-центре вендора, и мы получаем его как услугу.

В планах — перевести на аутсорсинг обслуживание абонентов мобильной связи.

Как в компании принимаются решения о внедрении ИТ? Какова роль генерального директора ПАО «Силовые машины», руководителей финансового и других бизнес-подразделений в принятии решений о реализации ИТ-проектов?

Владимир Пуляев: На высший уровень выносятся только крупные проекты, требующие больших инвестиций, естественно. Решения принимаются после коллективного рассмотрения ИТ-инициатив. Как правило, это происходит на уровне комитетов по ИТ при непосредственном участии генерального директора. Основные критерии при защите ИТ-проекта: бизнес-направленность, экономическое и техническое обоснование.

Сколько больших ИТ-проектов инициируется ИТ-подразделением в течение года?

Владимир Пуляев: Крупных проектов в год инициируется порядка 10-12. Разумеется, еще имеется множество мелких по поддержке и развитию ИТ в компании, которые реализуются в рабочем порядке.

Актуален ли для вас вопрос импортозамещения?

Владимир Пуляев: Мы смотрим в сторону импортозамещения, но острой необходимости переходить на отечественные решения для нас нет. А кроме того, и сами российские продукты в сфере ИТ, которые превосходили бы по своим возможностям западные, на рынке представлены слабо. Мы по-прежнему выбираем наиболее подходящие ИТ-решения, исходя из функциональных возможностей, а не страны происхождения. И, как правило, это продукты от мировых западных вендоров — лидеров отрасли с наилучшими референциями. Например, в качестве ERP-системы мы используем SAP Business Suite, которая уже зарекомендовала себя в западном машиностроении. В ближайшее время мы планируем начать миграцию на новое поколение ERP-систем — SAP S/4HANA, что поможет нам в будущем работать по инновационным направлениям: большие данные, машинное обучение, построение предиктивных прогнозных моделей. Мы хотели бы, естественно, чтобы в числе ИТ-продуктов-лидеров были и отечественные, но пока, повторюсь, их мало. А в некоторых сегментах ИТ-рынка их попросту нет.

Какие системы автоматизированного проектирования используются в компании?

Владимир Пуляев: Частично мы используем на данном направлении отечественные продукты — для инженерных расчетов, но в конечном сегменте, на этапе 3D-проектирования мы остановились на решении компании Siemens.

Изучаете ли вы опыт внедрения ИТ на западных машиностроительных предприятиях схожего профиля? Используете его на своем предприятии? Какой именно?

Владимир Пуляев: Обязательно изучаем, причем — как прямых конкурентов, так и опыт предприятий в смежных областях машиностроения. Чтобы оставаться конкурентоспособными, мы стараемся использовать любой полезный опыт, начиная с построения производственных процессов и использования продуктов для автоматизации процессов и заканчивая лучшими мировыми практиками. Отслеживаем тренды развития отрасли в целом, естественно. Все это — залог сохранения и увеличения нашего конкурентного преимущества. Еще одно важное направление автоматизации — более эффективное взаимодействие с нашими заказчиками, развитие соответствующих сервисов, помогающих стать к ним ближе. В общем-то, очевидно, что все компании развиваются в одном направлении — «цифровизация». При этом все больше стираются границы между производителем и заказчиком, переходят в единое информационное поле взаимодействия.

Какие текущие проекты планируете завершить до конца этого года?

Владимир Пуляев: Один из крупных проектов, планируемых к завершению, внедрение MDM-системы на базе продукта SAP Master Data Governance, на которой будет базироваться единый справочник материалов. Система станет одним источником данных для всех ИС, работающих в компании.