Translated by PROMT
2018/10/18 11:00:14

Евгений Ефименко, «Форс - Центр разработки»:
Будущее - за интеллектуальными сервисами

Евгений Ефименко, коммерческий директор «Форс - Центр разработки», в интервью TAdviser рассказал о ключевых проектах в госсекторе и собственных решениях компании для этой категории заказчиков.

Евгений
Ефименко
Мы вкладываем значительные средства в создание готовых, тиражируемых решений

Что такое государственный сегмент экономики и его автоматизация? Как это видит ваша компания?

Евгений Ефименко: Государственный сегмент – это, во-первых, федеральные проекты на уровне Министерства цифрового развития, связи и коммуникаций и других федеральных ведомств, инициирующих и реализующих государственные инициативы в области цифровизации. Во-вторых, это проекты, запускаемые региональными органами власти на уровне субъектов РФ с целью решения своих специфических задач. И, наконец, третье – ведомственная автоматизация в зоне ответственности отдельных министерств и ведомств.

Какие из перечисленных направлений находятся в зоне интересов «Форс»?

Евгений Ефименко: Все три направления традиционно находятся в нашей зоне интересов, на каждом из них мы присутствуем примерно в равной степени. На федеральном уровне компания участвует в создании инфраструктуры электронного правительства, систем межведомственного взаимодействия, разнообразных порталов федерального уровня. Во многих регионах мы реализуем проекты, связанные с оказанием государственных услуг, надзорной деятельностью, жилищно-коммунальным и дорожным хозяйством. Решаем специализированные задачи федеральных министерств, агентств и служб.

Какие знаковые проекты были реализованы на федеральном и региональном уровнях?

Евгений Ефименко: Знаковым проектом федерального уровня стало участие в создании СМЭВ, где мы были соисполнителем проекта в части проектирования системы, разработки платформы и сервисов. На региональном уровне был выполнен целый комплекс проектов по автоматизации государственного управления. К примеру, в Ханты-Мансийском АО разработанные нами системы обеспечили реализацию программы административной реформы, включая создание Реестра государственных и муниципальных услуг, Единой интеграционной шины округа и др. Много проектов реализовано в Москве, Московской, Тульской и Архангельской областях, Хабаровском крае, республике Карелия и других регионах.

А проекты по ведомственной цифровизации?

Евгений Ефименко: Один из последних – проект в Федеральном агентстве по рыболовству (Росрыболовство), который мы делаем совместно с «Центром системы мониторинга рыболовства и связи» (ЦСМС) – подведомственным предприятием, отвечающим за информатизацию рыбопромысловой отрасли. Инфраструктурные и консалтинговые проекты реализуются в интересах Федеральной налоговой службы. В Федеральном казначействе участвуем в проектах, связанных с электронным бюджетом.

Цифровизация государственного сектора в целом – как можно оценить её уровень? Что можно сказать о движущих факторах?

Евгений Ефименко: Достигнут базовый уровень цифровизации, решены инфраструктурные задачи по обеспечению взаимодействия министерств и ведомств, консолидации их информационных систем и ресурсов. Драйверами цифровизации сегодня становятся прикладные проекты, зачастую меняющие целые сферы экономики. Один из важных трендов – организация эффективного взаимодействия с гражданами и бизнесом на основе безбумажного документооборота, оказания электронных услуг. И наша компания принимает в этом активное участие, работая с региональными правительствами и госкомпаниями Ростелеком и Ростех. В качестве примера можно назвать перевод в электронный вид услуги по оформлению ордера на земляные работы, установку временных ограждений и объектов, реализованных в интересах Объединения административно-технических инспекций города Москвы. Регламент оказания этой услуги объединил больше десятка организаций, что очень заметно ускорило и упростило работу организаций, задействованных в работах по благоустройству города. Еще один важный фактор цифровизации – организация обратной связи с населением. На всех уровнях государственного управления стало очевидно, что мало принять обращение или жалобу, нужно быстро и качественно на нее отреагировать и решить проблему, о которой заявил гражданин. Для этого вся система на всех уровнях должна быть отлажена: каждый вопрос, по каждому объекту, где бы он ни находился, в любое время года и суток должен находить своего исполнителя и качественно решаться. И на это отводятся сутки, иногда часы, а по определенным событиям и минуты.

Небольшое отступление от злобы дня, попробуем себя в футурологии. Когда-то говорили «автоматизация», потом стали – «информатизация», теперь – цифровизация… Какое слово будет следующим, как думаете? И какие процессы будут соответствовать термину на практике…

Евгений Ефименко: Возможно – «интеллектуализация», в контексте широкого применения искусственного интеллекта (AI). А одним из проявлений этого должна стать интеллектуальная идентификация, когда доступ человека на территорию, в помещение, к автомобилю, прибору или сервису будет предоставляться без каких-либо дополнительных действий с его стороны - это биометрические системы, телематические сервисы, поведенческий анализ и IoT, - все должно быть взаимосвязано. Причем будущее – за интеллектуальными сервисами.

Вернемся к реалиям. Насколько сильно санкционное противостояние осложняет работу западных вендоров в России? Для компании, давно сотрудничающей с Oracle, этот момент должен быть актуальным…

Евгений Ефименко: Вендоры, безусловно, испытывают сложности и ищут пути преодоления ограничений и компенсации потерь. Одни идут на локализацию производства продуктов, другие – открывают исходные коды, третьи – диверсифицируют бизнес, компенсируя снижение доли проектов в госструктурах за счет коммерческого или потребительского сегмента. В целом же, для крупных западных вендоров снижение продаж не является критичным, поскольку, как известно, российский рынок не является достаточно значимым в силу небольших размеров российской экономики в мировых масштабах.

А для российских заказчиков какие сложности?

Евгений Ефименко: Санкционное противостояние существенно усложняет для заказчика выбор базовых решений при создании информационных систем. Раньше государственные организации формировали функциональные требования к системе в соответствии со стоящими перед ними задачами, и не придавали особого значения, как именно будет обеспечена их реализация, на базе каких технологий и продуктов. Соответственно, поставщик предлагал системы, исходя из наибольшей эффективности решения поставленных задач, подбирая баланс между сроком, стоимостью и качеством. Сегодня, в силу политических изменений, российский заказчик ограничен в своём выборе требованием использовать свободное или отечественное ПО. Как следствие, поиск баланса усложняется, зачастую понижается уровень какой-либо из упомянутых составляющих.

Какого класса решения, услуги предлагает «Форс» своим госзаказчикам?

Евгений Ефименко: Мы работаем по всем направлениям. Во-первых, занимаемся заказной разработкой, причем как на базе решений Oracle, так и на основе СПО – стек используемых продуктов с открытым кодом широкий. Во-вторых, предоставляем разнообразные сервисы в рамках уже существующих проектов – это техническая поддержка инфраструктуры и прикладных решений, технологический консалтинг по настройке и оптимизации продуктов. Третье направление – поставка инфраструктурных решений, оборудования и ПО от различных вендоров. И четвертое – облачные решения. Переход в облачную среду – это долгосрочный тренд, поэтому мы видим большой потенциал для развития этого направления. Уникальность нашего облачного предложения состоит в том, что мы выстроили полную юридическую, технологическую и финансовую инфраструктуру для предоставления и сопровождения облачных сервисов Oracle. Мы предоставляем доступ к облачной платформе Oracle «под ключ», включая разработку архитектуры проекта, развертывание систем, миграцию баз данных и приложений, а также полное финансовое и организационное сопровождение.

Уточните, пожалуйста, какую долю в портфеле компании занимают проекты в сфере государственного сегмента экономики? Как много проектов в госсфере реализуется в год?

Евгений Ефименко: Порядка 70%. В год реализуется около сотни проектов - от создания больших систем до услуг по сопровождению и развитию уже внедренных и работающих приложений. Со многими заказчиками у нас устанавливаются стратегические отношения, и новые контракты заключаются в интересах продолжения и развития ранее начатых проектов.

А что можно сказать о характере консалтинговых проектов?

Евгений Ефименко: В последнее время мы сделали несколько крупных консалтинговых проектов, целью которых было повысить производительность вычислительных систем за счет оптимизации их архитектуры и настроек. Анализ аппаратной инфраструктуры и исходного кода, возможности увеличения нагрузок на систему и последствий этих нагрузок, подбор и оптимизация решений, обеспечение эффективной работы приложений, разработка нормативно-правовых документов, определяющих, каким образом и в каком порядке система должна сопровождаться и развиваться, разработка регламентов взаимодействия между пользователями системы, службой эксплуатации заказчика и подрядчиками – такие, главным образом, стояли перед нами задачи. Как показывает практика, подобные проекты очень востребованы, в том числе, и среди крупных федеральных ведомств. Поэтому мы считаем, что повышение эффективности использования имеющихся ИТ-активов - это один из заметных рыночных трендов.

С чем связан этот тренд?

Евгений Ефименко: Изменения, происходящие в больших информационных системах, которые длительно эксплуатируются, со временем становятся хаотичными, неуправляемыми. Заказчики же не хотят, чтобы их ИТ-ландшафт превращался в «лоскутное одеяло». Им нужно, чтобы данные использовались максимально эффективно на базе оптимальных технических ресурсов, и при этом сами системы были устойчивы и доступны. Эти задачи и решает технологический консалтинг.

Какому еще направлению компания уделяет сегодня большое внимание в плане развития?

Евгений Ефименко: Мы вкладываем значительные средства в создание готовых, тиражируемых решений на базе опыта, полученного в результате заказных разработок и внедрений. Это системы, которые позволяют заказчику быстро развернуть решение у себя и получить требуемый результат. И второе важное направление развития – продвижение облачных решений, предоставление услуг и ИТ-инфраструктуры. Сегодня многие заказчики уже готовы переносить в облако не только второстепенные системы, но и базовые, и даже критичные для бизнеса.

Можете назвать своих крупнейших заказчиков, с которыми связано наибольшее количество проектов?

Евгений Ефименко: Больше всего проектов мы реализуем в интересах Правительства Москвы, Федерального казначейства, Налоговой службы, работаем с Правительством Московской, Тульской области, Ханты-Мансийским АО и другими вышеупомянутыми регионами.

Как давно началось сотрудничество с Московским правительством? Какие именно системы уже внедрены в Москве в рамках программы «Умный город»?

Евгений Ефименко: С Правительством Москвы мы сотрудничаем более 15 лет. Все начиналось с проекта по созданию Единого информационно-расчетного центра города – системы, обеспечивающей расчеты за коммунальные услуги. Следующий крупный проект стартовал в 2008 году, в его рамках создали и запустили в эксплуатацию автоматизированную систему объединенной диспетчерской службы (АСУ ОДС) Департамента ЖКХ и благоустройства Москвы. Целью проекта была автоматизация всех работ, связанных с содержанием объектов городского хозяйства. Начав с дорог, в последующем на базе этой системы мы решили задачи по содержанию дворовых территорий, зеленых насаждений, инженерных систем и ряд других. Сейчас АСУ ОДС является городской системой, при помощи которой осуществляется контроль за решением задач, связанных с содержанием общегородской инфраструктуры. Кроме того, мы построили системы автоматизации инспекционной и административной практики московской жилищной инспекции и объединения административно-технических инспекций в части планирования и проведения проверок, фиксации их результатов, оформления нарушений, выдачи предписаний и контроля за их исполнением.

Можете привести пример недавнего проекта в других сферах?

Евгений Ефименко: Кроме уже упомянутого нами выше проекта в Росрыболовстве, в рамках которого был создан портал отраслевой системы мониторинга, особое место в портфеле компании занимает большой проект, реализованный совместно с Министерством транспорта и дорожной инфраструктуры Московской области. В этот проект вовлечено большое количество организаций и людей. Помимо сотрудников самого Министерства и ведомств Московской области, это специалисты подведомственных областных и муниципальных организаций, коммерческие предприятия, обеспечивающие содержание и осуществляющие ремонт дорог московской области. В результате была создана система контроля и планирования работ в области дорожной инфраструктуры (СКПДИ). В системе работает более трех тысяч пользователей, используются мобильные приложения, реализована возможность контроля всех процессов в режиме реального времени.

За счет чего достигается такой оперативный контроль?

Евгений Ефименко: Можно назвать телематический контроль техники, фото- и видеофиксацию выполняемых работ, исключение человеческого фактора в принятии решений при определении контрольных точек проверки качества выполненных работ, т.н. кернов, и другие инновационные для отрасли решения. Но эффективно использовать эти и другие механизмы стало возможным только после того, как была проделана огромная, в чем-то рутинная работа по построению реестра автомобильных дорог, наполнению его информацией; разработке, описанию и переводу в электронный вид регламентов содержания и ремонта дорог; унификации договоров и расценок на выполняемые работы и так далее. Все эти усилия позволили Московской области выйти на совершенно другой уровень управления дорожным хозяйством, поскольку заказчик видит все объекты, знает их основные характеристики, понимает объемы необходимых работ, способен корректно спланировать бюджеты, грамотно распределить их и проконтролировать качество исполнения государственных и муниципальных контрактов.

Сколько времени заняла реализация проекта? Какие технологии были задействованы для создания системы?

Евгений Ефименко: Проект стартовал в конце 2016 года, в этом году было завершено ее внедрение. Система была создана на основе открытых технологий, без использования проприетарных продуктов и платформ.

Возможно ли использовать Систему контроля и планирования работ в области дорожной инфраструктуры Московской области в других регионах?

Евгений Ефименко: Для того, чтобы упростить и ускорить внедрение подобного решения в других субъектах и даже в отдельных муниципалитетах, на основе реализованного проекта мы создали автоматизированную информационную систему «Рекорд» (АИС «Рекорд»). Ее можно считать примером тиражируемого решения, появившегося на основе заказного. Система оптимизирована для быстрого развертывания как на серверах заказчика, так и в облаке по модели SaaS, если собственная ИТ-инфраструктура заказчика недостаточно развита, а количество дорог и дорожных объектов невелико. В последнем случае запуск системы может быть осуществлен в течение нескольких дней и состоит фактически в регистрации в облаке пользователей заказчика, которые загружают исходные данные, закладывают в систему свои виды работ и расценки. Для многих заказчиков сегодня это очень удобно, экономит время и средства.

Есть ли в планах новые услуги или продукты для госзаказчиков?

Евгений Ефименко: Мы готовы предложить государственным учреждениям наши медицинские информационные системы, которые пока в большей степени используются в сфере коммерческой медицины. Среди них – система телемониторинга RemsMed, которая позволяет доставлять качественные медицинские услуги любому человеку, независимо от его местонахождения и уровня достатка. Система SmartSport для автоматизации деятельности спортивных клубов будет интересна муниципальным спортивным учреждениям, где на современном и высоком профессиональном уровне проходят подготовку спортсмены. Система позволяет добиваться еще лучших спортивных результатов, помогая тренеру в его работе.