2019/10/21 12:45:57

В регулировании госзакупок ИТ назрели перемены.
Большая дискуссия на TAdviser IT Government DAY

Отдельная проблемная точка нацпрограммы «Цифровая экономика России» связана с неприметными непрофессионалам процедурами закупок, через которые должна пройти значительная часть финансирования. Острый вопрос, волнующий все российское ИТ-сообщество, формулируется знакомым образом: кто виноват в том, что текущая система с большим трудом «переваривает» сложные комплексные ИТ-проекты, и что делать для того, чтобы расходование средств происходило с максимальной эффективностью. Сама постановка вопросов подразумевает экспертную дискуссию, которая и состоялась на конференции IT Government Day 2019, организованной TAdviser.

Содержание

В дискуссии TAdviser IT Government DAY 2019, посвященной государственным закупкам в области информационных технологий, приняли участие:

В дискуссии, посвященной особому порядку госзакупок ИТ, приняли участие руководители федеральных и региональных органов власти, представители бизнеса и общественных организаций
В дискуссии, посвященной особому порядку госзакупок ИТ, приняли участие руководители федеральных и региональных органов власти, представители бизнеса и общественных организаций

Открывая дискуссию, модератор обсуждения Мария Шклярук, директор АНО «Центр перспективных управленческих решений», в привычном для нее энергичном стиле предложила считать вопрос «Кто виноват?» риторическим («понятно, что это всегда первое лицо») и сосредоточиться на практическом вопросе «Что делать?». Глядя на лица уважаемых экспертов, расположившихся в креслах на сцене зала заседаний, она выразила ожидание, что с таким составом профессионалов в ходе дискуссии удастся собрать десяток работоспособных предложений по реформированию закупочной деятельности в сфере ИТ-решений. План даже удалось перевыполнить. Причем, помимо предложений по корректировке 44-ФЗ, основного закона госзакупок, прозвучали куда более кардинальные идеи. В целом, разговор, задуманный в формате встречи «без галстуков», удался – дискуссия порой переходила в формат весьма жестких суждений.

Мария Шклярук, директор АНО «Центр перспективных управленческих решений»: Часто мы слышим: <!--LINK 0:21-->! А вы попробуйте сделать Agile в рамках 44-ФЗ! Остановитесь на первом же шаге
Мария Шклярук, директор АНО «Центр перспективных управленческих решений»: Часто мы слышим: Agile! А вы попробуйте сделать Agile в рамках 44-ФЗ! Остановитесь на первом же шаге

В чем состоят главные проблемы госзакупок ИТ?

Так сложилось: как только речь заходит о проблемах госзакупок в сфере ИТ, их источник ищут в несовершенстве федерального закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (№44-ФЗ). Однако самой основной проблемой следует признать тот факт, что с такими сложными задачами комплексной информатизации госструктур, которые приходится выполнять сегодня, страна сталкивается впервые. Образно говоря, мы все, включая 44-ФЗ, стали заложниками сложности решаемых задач.

«
Закон, по которому мы сейчас работаем, был создан, по сути, для того чтобы закупать такого рода решения. Отдельные локальные системы вполне можно строить, и они создаются,- комментирует сложившуюся ситуацию Максим Паршин, заместитель министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ.- Другое дело, если речь идет о построении глобальных платформенных решений в сфере государственного управления. Очевидно, что нужно что-то менять
»

Максим Паршин, заместитель министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ: 44-ФЗ был создан для того, чтобы строить локальные системы. Если речь идет о построении глобальных платформенных решений в сфере государственного управления, очевидно, нужно что-то менять
Максим Паршин, заместитель министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ: 44-ФЗ был создан для того, чтобы строить локальные системы. Если речь идет о построении глобальных платформенных решений в сфере государственного управления, очевидно, нужно что-то менять

Дело в том, поясняет замминистра, что на этом уровне возникает большое количество рисков разного рода: от качества проработки заказываемого решения и четкой формализации целей новой системы на стороне госструктуры до неудачных процедур и регламентов в ходе реализации проекта и до выбора недобросовестного поставщика, который может просто сорвать выполнение работ. Весь спектр рисков может привести к тому, говорит чиновник, что после благополучного завершения работ оказывается, что на деле нужна совсем другая система:

«
Такова нынешняя ситуация
»

Свой список рисков предложила Мария Шклярук – она опиралась на данные отчета Счетной палаты РФ:

  • Хроническая недооценка роли информационных технологий: айтишники оказываются в нижней части списка приоритетов ведомств, их роль недооценивается.
  • Лоскутная автоматизация: отдельные задачи автоматизируются, а общей архитектуры нет.
  • Нет общего подхода к архитектуре приложений, нет общего подхода к архитектуре данных.
  • Отсутствие координации в системных вопросах развития ИТ. Слабое межведомственное взаимодействие.
  • Отсутствие нормативно-правовых актов, которые мотивировали бы к использованию лучших международных практик. Часто отставание по зрелости от коммерческих структур составляет 10-15 лет.
  • Неразвитость рынка ИТ-индустрии: слишком мало отечественных производителей, малая конкуренция между ними. В результате появляются подрядчики-монополисты, а госорганы попадают в зависимость от единственного подрядчика.

К этому списку Мария добавила еще ряд «болей», которые ей назвали заказчики ИТ-решений из госсектора:

«
Получается, что если сделал все по правилам, то работать начинаешь через полгода,- цитирует Мария Шклярук одного из собеседников
»

  • Невозможность формирования сложных контрактов. Если проект включает поставки, работы и услуги, да еще от разных поставщиков, получается чересчур сложная конфигурация, которая мешает сосредоточиться на качественной работе и получить хороший результат.
  • Нет возможности гибкой корректировки задач, внесения изменений в заключенные контракты.

«
Часто мы слышим: Agile! А вы попробуйте сделать Agile в рамках 44-ФЗ! – восклицает Шклярук.- Остановитесь на первом же шаге
»

И это, надо сказать, при том, что эксперты РАНХиГС и Минцифры уже подготовили для федеральных и региональных министерств и ведомств детальное руководство «Навигатор цифровой трансформации: Agile-подход в государственном управлении».

  • Отсутствие квалифицированной экспертизы на этапе выбора ИТ-решений и на этапе приемки работ. Мало квалифицированных аналитиков, постановщиков задач для программистов. Причем, как в самой системе госуправления, так и у подрядчиков.

Иными словами, перед группой экспертов, собравшихся для обсуждения «болезней» госзакупок для ИТ, стояла нетривиальная задача: предложить некоторые механизмы, которые позволят снизить все или хотя бы большую часть отмеченных рисков. В такой ситуации бывает полезно посмотреть на привычную ситуацию с новой точки зрения и поискать выход в совсем новой плоскости.

Принцип открытости ПО меняет подходы к реализации ИТ-проектов

Иван Бегтин, директор АНО «Информационная культура», предлагает искать решение множественных проблем на пути открытости ИТ-разработок, вплоть до полностью открытого исходного кода.

Иван Бегтин, директор АНО «Информационная культура»: В Саудовской Аравии органы власти для размещения открытого ПО используют платформу <!--LINK 0:36-->. В нашей стране в рамках концепции <!--LINK 0:37--> можно создать для этих целей ресурс в доменной зоне RU
Иван Бегтин, директор АНО «Информационная культура»: В Саудовской Аравии органы власти для размещения открытого ПО используют платформу GitHub. В нашей стране в рамках концепции импортозамещения можно создать для этих целей ресурс в доменной зоне RU
«
Безусловно, это все должно быть открыто. И общество, и эксперты должны иметь доступ к этой разработке, к компьютерному коду,- поддерживает идею Андрей Матвеенко, директор департамента государственного управления Минэкономразвития РФ
»

Как это можно реализовать на практике?

Есть два способа, поясняет Андрей Матвеенко. Один – традиционный, но длительный: разрабатываются все механизмы, процедуры и регламенты, которые отражаются в федеральном законе, и затем начинается фаза доказывания всем вовлеченным в эту сферу того, что нововведения полезны и реализуемы. Потребуется года два, не меньше, замечает он.

Второй путь – так называемые «песочницы», что подразумевает специальный экспериментально-правовой режим для исследования организационных инноваций, в частности, чтобы в пилотном формате оценить и протестировать риски.

Андрей Матвеенко, директор департамента государственного управления Минэкономразвития РФ: И общество, и эксперты должны иметь доступ к разработке, к компьютерному коду
Андрей Матвеенко, директор департамента государственного управления Минэкономразвития РФ: И общество, и эксперты должны иметь доступ к разработке, к компьютерному коду

Механизм регулятивных песочниц активно обсуждался недавно на Восточном экономическом форуме. Эксперты, собравшиеся там, пришли к выводу, что песочницы – адекватный инструмент развития госуправления, который позволяет выстраивать систему внедрения инноваций, привлекая к обсуждению представителей власти, бизнеса, экспертного сообщества. Как отметил Андрей Матвеенко, по состоянию на октябрь 2019 года в правительстве РФ находится законопроект о песочницах.

«
Мы думаем, что получится реализовать это «ответвление» от 44-ФЗ в рамках правового эксперимента. Этот путь будет гораздо короче
»

Идею открытости заказного ПО поддержал также Сергей Ельцов, заместитель директора по информационным технологиям ФГБУ ЦЭКИ. Он напомнил о таком ресурсе, как Национальный фонд алгоритмов и программ (НФАП). Этот многострадальный фонд, переживший трех профильных министров, все еще пытается встать на ноги. Кто-то давно списал его со счетов. Но в ЦЭКИ полагают, что разбрасываться созданными информационными базами не следует, лучше превратить его в работающий инструмент государственной информатизации.

Сергей Ельцов, заместитель директора по информационным технологиям ФГБУ ЦЭКИ: Мы превратим НФАП в качественный рыночный инструмент, который дает возможность управлять тем кодом, который пишется за счет госсредств
Сергей Ельцов, заместитель директора по информационным технологиям ФГБУ ЦЭКИ: Мы превратим НФАП в качественный рыночный инструмент, который дает возможность управлять тем кодом, который пишется за счет госсредств

В частности, ЦЭКИ, претендующий на роль центра компетенции по проведению экспертизы в сфере ИКТ для региональных органов власти, видит возможность использовать ресурсы НФАП в составе создаваемой учреждением федеральной государственной информационной системы координации информатизации (ФГИС КИ).

Как пояснил Сергей Ельцов, ЦЭКИ готовит для утверждения проект нового механизма, который предполагает превратить простую операцию ведения некоторого реестра ПО в более сложный комплекс ИТ-услуг, включая полноценную экспертизу программных решений, в том числе, на уровне исходного кода.

«
Наша цель – предоставлять органам власти работающие программные инструменты,- подчеркнул Ельцов.- Рассчитываем, что в ближайшее время предложение будет принято. И мы сразу начнем превращать НФАП в качественный рыночный инструмент, который дает возможность управлять тем кодом, который пишется за счет госсредств
»

Присутствовавший в зале Ренат Лашин, исполнительный директор Ассоциации разработчиков программных продуктов (АРПП) «Отечественный софт», тут же предложил представителю ЦЭКИ объединить усилия. Так что, идея, можно сказать, сразу «пошла в массы».

Ренат Лашин, исполнительный директор Ассоциации разработчиков программных продуктов (АРПП) «Отечественный софт», предложил ЦЭКИ объединить усилия по усовершенствованию НФАП
Ренат Лашин, исполнительный директор Ассоциации разработчиков программных продуктов (АРПП) «Отечественный софт», предложил ЦЭКИ объединить усилия по усовершенствованию НФАП

С точки зрения простоты доступа к открытому ПО для госорганов, Иван Бегтин приводит в пример Саудовскую Аравию: там органы власти используют для этих целей платформу GitHub.

«
В нашей стране в рамках концепции импортозамещения можно создать для этих целей ресурс в доменной зоне RU,- размышляет Бегтин.- Наличие такого механизма, во-первых, сильно мотивирует разработчиков. Там можно размещать, в частности, конкурирующие платформы, стимулируя соревновательный дух. И, во-вторых, это хороший способ контроля создаваемого ПО
»

Андрей Матвеенко развил далее идеи, связанные с поддержкой разработчиков ПО, обратив внимание на логотип генерального спонсора форума – компании Huawei: «Есть такой путь взращивания национальных ИТ-лидеров, которым пошли некоторые страны».

В частности, в Китае статус разработчика информационных государственных систем подразумевает и определенный уровень профессиональной зрелости, и высокий уровень доверия к такой компании со стороны госорганов.

В российских реалиях, по представлениям чиновника Минэкономразвития РФ, можно говорить о том, что государство определяет некоторый круг организаций, которым безоговорочно доверяет, и создает механизм для попадания той или иной компании в круг доверенных организаций. Смысл в том, что у этих организаций ведомства смогут заказывать создание информационных систем либо их поддержку по упрощенным правилам.

«
При этом очень важно создать некоторые «противовесы», например, в виде независимых экспертов, работа которых также оплачивается за счет государства,- продолжает свою мысль Андрей Матвеенко.- А также независимых ИТ-специалистов, которые помогают органам власти готовить ТЗ, а в дальнейшем - проводить анализ результатов работ на конкретных этапах проектов
»

Сингапурский опыт GovTech для создания российского «Гостеха»

Есть такой известный «лайфхак»: если проработка организационных мероприятий для той или иной идеи оказывается сложной задачей, стоит поискать вокруг полезный опыт, который, возможно, получится даже скопировать. В этом смысле, пожалуй, один из самых известных и успешных проектов электронного государства реализован в Сингапуре. Особенности проекта GovTech широко представлены в многочисленных описаниях, а его руководство охотно делится опытом со всем миром.

«
Чем не пример для России? – спрашивает Мария Шклярук
»

«
GovTech – это отличная идея,- дает свою оценку Иван Бегтин. - Для маленьких стран типа Сингапура – просто супер. Если же такое попытаться сделать в России, то чтобы создать российский «Гостех», придется, по сути, скрестить нескольких крупных госмонополистов, потому что большая часть работ уже распределена по единственным исполнителям
»

По мнению Бегтина, основная сложность «русификации» сингапурской модели заключается именно в этом объединении, что потребует, помимо колоссальной операционной работы, решения непростых вопросов: Кто возглавляет структуру? Кто контролирует? Как формируется команда? Как ведется кадровая работа? И т.д.

В том подходе, которого придерживается Минцифры, предлагается разделить высокоуровневую архитектурную функцию и функцию in-house разработки - отдельно создать <a href=\"http://www.tadviser.ru/a/470437\" class=\"external text\" title=\"http://www.tadviser.ru/a/470437\">Центр компетенции по системной архитектуре</a> и отдельно другой центр, который будет, в первую очередь, ориентирован на разработку ПО
В том подходе, которого придерживается Минцифры, предлагается разделить высокоуровневую архитектурную функцию и функцию in-house разработки - отдельно создать Центр компетенции по системной архитектуре и отдельно другой центр, который будет, в первую очередь, ориентирован на разработку ПО

Максим Паршин также акцентирует внимание на том, что в схеме GovTech ключевая роль принадлежит некоторой государственной организации или организации с государственным участием, но управляемой и подконтрольной государству. Она получает функции государственного заказчика. Существенный элемент этой схемы, по мнению Паршина, заключается в том, что средства, которые направляются на разработку информационных систем, перестают быть государственными средствами. Это обусловливает необходимость всевозможных требований в части контроля за целевым использованием этих средств и т.п.

«
GovTech в Сингапуре не является государственным органом,- подчеркивает Максим Паршин.- Это фактически агентство, которое выполняет высокоуровневую архитектурную функцию, а также функцию непосредственно in-house разработки
»

В том подходе, которого сегодня придерживается Минцифры, предлагается разделить эти два вида функционала: отдельно создать Центр компетенции по системной архитектуре и отдельно другой центр, который будет, в первую очередь, ориентирован на разработку ПО.

Предложенный подход вызывает вопросы, в первую очередь, о формате таких центров: коммерческая организация или некоммерческая? Окончательного решения еще не принято, говорит Паршин и поясняет, что ничего принципиально нового в этом подходе нет: у большинства ведомств, особенно, с крупными бюджетами на ИТ, есть собственные подведомственные учреждения, которым в рамках госзадания передаются средства для финансирования тех или иных информационных систем.

«
Разница в том, что эти подведы решают именно ведомственные задачи,- поясняет Максим Паршин. - В новой концепции мы централизуем эту функцию
»

Иными словами, эта организация, с одной стороны, сможет разрабатывать базовые информационные межведомственные системы по госзаданию за счет, например, взносов в уставный капитал. С другой стороны, она сможет работать с разными госзаказчиками, как в рамках механизма госзаказа 44-ФЗ, так и на основе других финансовых механизмов.

Отечественный опыт - ДИТ Москвы

О том, как столичный департамент информационных технологий справился с проблемой неэффективности процессов госзакупок, рассказал Станислав Ражковский, заместитель руководителя Департамента информационных технологий города Москвы - руководитель контрактной службы.

Станислав Ражковский, заместитель руководителя Департамента информационных технологий города Москвы: Будем рады, если наши методики пригодятся другим госструктурам, не придется второй раз изобретать велосипед
Станислав Ражковский, заместитель руководителя Департамента информационных технологий города Москвы: Будем рады, если наши методики пригодятся другим госструктурам, не придется второй раз изобретать велосипед

«Рецепт» ДИТ Москвы включает несколько ключевых элементов:

  • Методики по разработке информационных систем, их модернизации и адаптации. Предназначены для решения вопросов, связанных с кодингом, в первую очередь, с расчетом стоимости работ.

«
Методика простая, достаточно понятная, легко применяемая, в Москве все заказчики ею пользуются,- отметил Станислав Ражковский.- Будем рады, если наши методики пригодятся другим госструктурам, не придется второй раз изобретать велосипед
»

  • Методика обеспечения эксплуатации информационных систем. Каждая система имеет подробное описание. Стандартизированный паспорт есть у каждой системы на всех уровнях, вплоть до самого верхнего - информационной системы Москвы. Параметры из этого паспорта дают возможность достаточно просто подсчитать стоимость эксплуатации любой системы для любого периода: день, месяц, год.

  • Учет работ в унифицированной форме в виде человеко-часов. Станислав Ражковский пояснил суть метода такого учета затрат: описание базового функционала системы, прогноз доработок (примерно на уровне объема базового функционала), трансформация работ в списки задействованных специалистов, взятых из Росстата, оценка стоимости работ в соответствии с данными по заработной плате из Росстата.

«
Перемножили и получили стоимость человеко-часов на разработку конкретной информационной системы. Все легко,- резюмировал Ражковский и сорвал аплодисменты зала
»

Правда, аплодировали не все. Михаил Петров, директор Департамента цифровой трансформации Счетной палаты РФ, не считает предложенный ДИТ Москвы подход идеальным рецептом для лечения «болезни» расчета стоимости ИТ-проектов.

Михаил Петров, директор Департамента цифровой трансформации Счетной палаты РФ: Популярную в свое время фразу «Перестаньте кошмарить бизнес!» надо преобразовать в призыв «А давайте перестанем кошмарить госуху!
Михаил Петров, директор Департамента цифровой трансформации Счетной палаты РФ: Популярную в свое время фразу «Перестаньте кошмарить бизнес!» надо преобразовать в призыв «А давайте перестанем кошмарить госуху!
«
«Обосновать» в ИТ можно все, что угодно – либо часами, либо деньгами, либо еще как-нибудь. Это очень размытый предмет для обсуждения – одну и ту же работу разные специалисты будут делать за разное время, по разным ставкам и с разной итоговой стоимостью. Поэтому при всем моем уважении к опыту Москвы, к тому, что вы делаете, данный подход создания «солидных» методик означает просто наукообразное обоснование фантазий, которые могут возникать как угодно. Понятно, что результат расчетов на основании методики, подписанной уважаемыми людьми, будет казаться весомым, но это только кажущийся вес. – пояснил свое скептическое отношение Михаил Петров. – При этом все прекрасно понимают, что путем неких манипуляций с параметрами расчета в файлах экселя все эти методики легко подгоняются к тому результату, который вы хотите получить
»

Он уверен, что стремление подогнать методики под требования – это порочный путь в ситуации, когда всем понятно, что в сложившихся процессах нужно что-то менять.

«
Я сам был и на стороне поставщика, и на стороне заказчика, и понимаю, как все это делается. Поэтому, с моей точки зрения, популярную в свое время фразу «Перестаньте кошмарить бизнес!» надо преобразовать в призыв «А давайте перестанем кошмарить госуху!» Нужна некая презумпция невиновности, когда оценки профессионалов принимаются за достаточное обоснование, а в каждом ИТ-руководителе заранее не видят вора
»

Что менять? Весь закон 44-ФЗ?

Станислав Ражковский:

«
Сегодня ДИТ находится на переходном этапе к полному внедрению модели учет работ в форме человеко-часов. Все, чего нам не хватает, - это небольшие изменения в 44-ФЗ, которые позволят нам сделать техническое задание рамочным
»

Специалист поясняет, что тогда можно ссылаться на утвержденную методику, которая лежит за рамками ТЗ, то есть конкретного контракта.

«
Москве, на мой взгляд, для решения всех проблем, которые были упомянуты, не хватает одного: чтобы на уровне Федерации было разрешено описывать рамочные технические задания
»

(Аплодисменты зала.)

Максим Паршин заметил, что вопрос реформирования 44-ФЗ не является дискуссионным. Этот процесс уже идет, в нем активно участвует Минцифры, а также эксперты из Минэкономразвития, которые играют в этом вопросе первую скрипку.

«
Мы верим, что нам совместно с Минэком получится трансформировать 44-й закон в части ИТ. Но это очень сложно,- говорит Паршин.- Но мы в это верим, конечно
»

Впрочем, рассуждает далее замминистра цифрового развития, в ближайшей перспективе фундаментальных изменений законодательства, с нашей точки зрения, не требуется.

«
В принципе, даже можно обойтись вообще без изменений в законе,- добавляет он.- Хотя, конечно, функцию оператора информационных систем электронного правительства стоило бы закрепить за этой организацией законом
»

Некоторая вариативность суждений чиновника объясняется тем, что ряд важных для дальнейшего движения решений будут приняты позже:

«
Сейчас мы находимся на финальной стадии формулирования наших предложений. Все принципиальные решения должны быть приняты в начале следующего года, организационно зафиксированы в законе до конца 2020 года, в том числе, в части бюджетирования. Двигаться по этому пути начнем в цикле 2021 года
»

«
С точки зрения расходов госорганов в рамках 44-ФЗ ИТ находятся на третьем месте по суммам. Это огромная отрасль. Конечно, в ней существуют проблемы, их просто не может не быть,- говорит Павел Дмитриев, начальник управления контрактной системы Федерального казначейства.- Но, мне кажется, что эти проблемы - именно отраслевые
»

Павел Дмитриев, начальник управления контрактной системы Федерального казначейства: Но не стоит тянуть в закон отраслевые вещи и превращать закон в систему исключений
Павел Дмитриев, начальник управления контрактной системы Федерального казначейства: Но не стоит тянуть в закон отраслевые вещи и превращать закон в систему исключений

По сути, закон 44-ФЗ - это процедура, поясняет специалист, и она может быть длительной, что, конечно, влияет на процесс разработки.

«
Но не стоит, на мой взгляд, тянуть в закон отраслевые вещи и превращать закон в систему исключений,- уверен он.- Есть прекрасный опыт того, как можно регулировать такие вещи, - это отраслевые министерства. Я полагаю, что это одна из их задач – понять, как можно урегулировать проблемы
»

Сергей Ельцов заметил, что в отношении ИТ-расходов на слуху 44-ФЗ, однако основной подзаконный акт, который регулирует координацию этих процессов, - это Постановление Правительства РФ № 365 «О координации мероприятий по использованию информационно-коммуникационных технологий в деятельности государственных органов».

«
В него правки не вносились, по сути, с 2016 года. Получается, что вся нормативная база у нас активно двигается, а 365 Постановление стоит. В этом году мы пытаемся эту ситуацию сдвинуть с мертвой точки
»

В частности, была создана рабочая группа по совершенствованию процессов координации в сфере информатизации, намечена стратегия поэтапной коррекции системы координации. Первый пакет предлагаемых мер, который сейчас находится на согласовании, рассказал Ельцов, позволит значительно сократить сроки согласования проектов, а также вывести из-под процедур координации те стандартные мероприятия, которые повторяются из года в год. Принятие этих правок ожидается до конца 2019 года.

Иван Бегтин ставит под вопрос идею выведения разработки ИТ-проектов в специально созданные структуры. Основная претензия эксперта - вывод проектов из зоны прозрачности:

«
Это однозначно поднимает вопрос о казначейском сопровождении всей этой деятельности. Но какое-нибудь АО с казначейским сопровождением будет гораздо хуже, чем нынешняя ситуация
»

Может быть, размышляет эксперт, будет эффективнее вообще исключить из 44-ФЗ рассматриваемую сферу и проанализировать такую возможность в порядке правового эксперимента?

Достаточно резко высказался о сложившейся практике, которая обусловлена требованиями 44-ФЗ, Михаил Петров:

«
Существующая правоприменительная практика 44-ФЗ отбила у всех желание хоть чуть-чуть отклоняться от совершенно однозначного пути, на котором можно четко сравнить реальный результат с тем, который обещается. Это привело к тому, что мы должны уже заранее фактически спроектировать систему еще на этапе подготовки ТЗ так, чтобы потом ее можно было точно сдать. И ТЗ должно быть составлено предельно подробно и детально, причем таким образом, чтобы потом спроектированная система точно попала под заранее заданный результат (и никого не волнует, что даже за время написания ТЗ многое может измениться). Мало того, что этап ТЗ не предусматривает таких работ, соответствующие средства также не закладываются. А если это сделать, то цена становится подозрительно большой
»

«
И все включаются в игру, не имеющую особого смысла: одни пишут фантазийные ТЗ и расчеты их стоимости и доказывают, другие требуют объяснения этим фантазиям и т.п., – эмоционально описывает ситуацию Михаил Петров. - Вместо нормальных процессов – суета, кто кого переиграет в психологической игре «а ну-ка докажи»
»

Максим Паршин постарался увидеть корни этой проблемы:

«
На самом деле закон 44-ФЗ изначально существует с презумпцией недобросовестности, как поставщика, так и заказчика. Это фундаментальный принцип, в нем заложенный. И это объясняет, почему на практике все сводится к тому, что главное – не результат: лучше не получить результат вовсе, чем нести риски, хоть и сопряженные с каким-то результатом и затратами
»

Вот почему, с фундаментальных позиций, над 44-ФЗ нужно очень серьезно поработать в сфере ИТ, и это непростой путь. Поэтому, с практической точки зрения, параллельно нужно искать другие решения в рамках существующего закона.

Возможные точки корректировки ситуации сформулировала Мария Шклярук:

  • Урегулировать начальную минимальную цену контракта.
  • Принять единое понимание ценообразования.
  • Использовать закупки неопределенного объема.
  • Изменить требования к госконтрактам, чтобы закупать не конкретные результаты, а объем человеко-часов.
  • Формировать гибкий «мешок» человеко-часов и перераспределять их между ФОИВами.
  • Создание единой методологии разработки программного обеспечения и обеспечения открытости разработки.
  • Аккредитация организаций-разработчиков и экспертов, которые помогают выбрать решения.

Предложенные идеи эксперты обсудили отдельно.

ИТ-контракты и ТЗ для них

Один из камней преткновения при создании ТЗ для ИТ-проекта – сложность таких контрактов, которая плохо вписывается в «прокрустово ложе» 44-ФЗ.

Исполнители используют различные способы снижения этой сложности. Об одном из них рассказал Андрей Матвеенко:

«
С этого года у нас не требуется обязательного наличия двух заявок. Если есть только одна заявка по направлению 44-ФЗ, то разрешено не проходить все процедуры (ФАС и т.д.) по полному кругу. И что мы видим? По самым разным информационным системам: у нас фактически везде стала фигурировать одна заявка на участие в конкурсе
»

«
Все понимают, что информационные системы – это не купля/продажа товара. Это некий процесс. Он сопряжен с креативом, с изменением требований, с изменением нормативно-правовых актов посередине этого процесса. С изменением потребностей заказчиков,- говорит Павел Дмитриев.- Здесь есть подходящие механизмы, в частности, федеральный закон №71-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд от 01.05.2019 г. Он привнес новеллу, связанную с закупкой неопределенных объемов по любым видам товаров, работ, услуг
»

Это означает, по мнению эксперта, что, по сути, закон разрешает заключать сервисные контракты, и это хорошо. Правда, есть серьезная проблема:

«
Нет формулы цены, единой для всех, связанной с трудозатратами, например, человеко-часами. Это отдельная регуляторная задача, которую необходимо решать
»

Скорее, это даже не конкретная задача для определенной корректировки текста закона, а целая проблемная область, продолжает свою мысль Павел Дмитриев:

«
В ней должны быть найдены ответы на ряд вопросов, начиная с того, можем ли мы вообще закупать человеко-часы? Я уверен, что у Счетной палаты есть на этот счет свое мнение. А если мы все же перейдем на эту формулу заключения контрактов, наверняка придется отвечать на следующие вопросы: почему человеко-часы посчитаны именно так? Именно по такой цене? Есть риск, что заказчики просто будут бояться использовать этот механизм
»

Особенности применения 71-ФЗ прокомментировал Иван Бегтин:

«
Использовать в 71-ФЗ неопределенные объемы – это старая история, возможность заключать договора, даже краткие, в рамках рамочного договора
»

По его мнению, главная проблема с рамочными договорами заключается в полной потере прозрачности, в том числе, для контролирующего органа.

«
Рамочный договор не предполагает финального контроля результата,- уверен Бегтин.- Это возможно только в случае полной открытости всех этапов и процедур
»

По оценке эксперта, такой механизм хорошо отработан на зарубежных рынках в рамках контрактов с зарубежными госструктурами: взаимодействия сводятся до микро-контрактов, которые заключаются с индивидуальными разработчиками.

«
Это не трудовые отношения, а именно взаимоотношения участников процесса разработки ПО
»

Бюджетирование проектов

Андрей Матвеенко раскрыл некоторые подробности нового альтернативного пути, по которому можно осуществлять закупки по ИТ, над которым сейчас работает совместно ряд ведомств. Один из важных моментов – бюджетирование проектов, что на уровне Федерации требует колоссальных затрат и сил. Нужно упрощать процедуры, уходить от задачи что-то доказывать, предоставлять финансово-экономическое обоснование, считает чиновник. Как это сделать?

«
Акценты в процессах бюджетирования должны быть смещены на результат,- полагает Андрей Матвеенко.- Какие экономические эффекты возникают от того, что вы реализуете этот проект? – вот главный вопрос, и оценка этого результата. Соответственно, эти деньги должны быть извлечены по определенным правилам из некоторого источника и легко доведены до органа, который заказал проект
»

С такой постановкой вопроса согласен Шамиль Каюмов, директор по развитию GR SberCloud:

«
Конечно, нужно, чтобы государство давало деньги осознанно
»

Он видит два аспекта такой осознанности. Во-первых, личная ответственность тех людей, которые пришли просить денег у государства: у каждой проблемы всегда есть фамилия и должность. Но у нас пока так не принято, считает эксперт. У нас чиновник вначале уходит, а уже потом, когда все деньги потрачены, возникают вопросы ответственности.

Шамиль Каюмов, директор по развитию GR SberCloud: Сегодня финансово-экономическое обоснование проекта, как правило, готовят ИТ-специалисты, которые плохо понимают, что такое возврат инвестиций, сколько стоит определенная госуслуга, сколько стоит подготовить справку
Шамиль Каюмов, директор по развитию GR SberCloud: Сегодня финансово-экономическое обоснование проекта, как правило, готовят ИТ-специалисты, которые плохо понимают, что такое возврат инвестиций, сколько стоит определенная госуслуга, сколько стоит подготовить справку

Во-вторых, плата за итоговый результат. Это не так просто реализовать, считает Каюмов, поскольку необходимо изменить не только процедуры расчетов, но и саму структуру участников этого процесса:

«
В разработке технических заданий, финансово-экономических обоснований должны участвовать финансисты. Не только айтишники, как это происходит сейчас, но и люди с хорошим экономическим образованием
»

По мнению директора по развитию GR SberCloud, сегодня финансово-экономическое обоснование проекта, как правило, готовят ИТ-специалисты, которые плохо понимают, что такое возврат инвестиций, сколько стоит определенная госуслуга, сколько стоит подготовить справку. Например, простейшая справка, которую можно легко получить в Росреестре, - на самом деле золотая, если понимать, что в ее себестоимость входят затраты на различные ГИС, созданные государством, в том числе, и данную ГИС, в течение последних 15 лет.

К сожалению, мы не привыкли считать деньги, сокрушается Шамиль Каюмов, и сложившаяся ситуация к этому не располагает:

«
Наблюдается всеобщий хайп: все бегают, суетятся, пытаются быстро-быстро обосновать деньги, получить эти деньги в Минфине и потратить. Вот в этом проблема. Потому что проект нужно готовить долго, очень вдумчиво, никуда не спешить, не суетиться, чтобы потом не было грустно и печально за потерянную карьеру, утраченную репутацию и все прочие проблемы, которые испытывают ИТ-директора ведомств
»

Он не понаслышке знает о состоянии дел: в течение ряда лет к нему – тогда чиновнику Минфина РФ – ИТ-директора приносили свои проекты на согласование и получали отказ:

«
ИТ-бюджет подготовлен так, что впереди маячат скандалы, Счетная палата, прокуратура, то есть проблемы. Лучше я ничего не буду просить у правительства на ИТ, потому что уже несколько раз обжегся – смотри, что происходит вокруг
»

Начальника управления контрактной системы Федерального казначейства Павла Дмитриева обсуждаемая тема тоже сильно задела за живое, так что он позволил себе каламбур в не совсем парламентских выражениях:

«
С ТЗ, действительно, проблемы. Мы превращаем ТЗ, простите за мой французский, в ХЗ. Невозможно написать однозначное, точное техническое задание, потому что мир меняется. А система закупок – это 300 подзаконных нормативных актов. И они постоянно меняются, каждый Божий день. Что делать? Указание неопределенного объема. Но нужна формула цены
»

Начальная максимальная цена контракта

Обоснование НМЦК (начальной максимальной цены контракта) – это один из наболевших неурегулированных вопросов, согласились все участники дискуссии.

«
С одной стороны, урегулировать ее достаточно просто. Это делается с помощью рекомендаций Министерства цифрового развития,- размышляет Павел Дмитриев.- С другой стороны, есть очень серьезные проблемы, потому что не понятно, какие нормы прибыли и накладные расходы должны закладываться в бюджет
»

Сегодня в этой части - полный волюнтаризм: каждый исполнитель считает по-своему. Кто-то опирается на запрос рыночных цен, кто-то применяет затратный метод. При этом у контролирующего органа – так же свое представление о нормах прибыли и накладных расходах. И у Минфина – собственные соображения, которые они применяют при согласовании дополнительного финансирования или обосновании бюджетных ассигнований.

«
В этой части нужно установить правила игры, потому что в сложившейся ситуации проблемы создаются абсолютно у всех участников,- уверен Дмитриев.- Причем, сам закон в этой части менять не нужно. Как мне кажется, достаточно ведомственных актов или каких-то рекомендаций, которые позволят установить единые правила игры
»

Алексей Горбунов, менеджер по развитию бизнеса Brother, обращает внимание на важный аспект закупок:

«
По 44-ФЗ заказчик покупает по формализованным признакам то или иное устройство: АРМ, сервер или печатающее устройство. Но, например, для печатающего устройства дальнейшая стоимость его эксплуатации значительно превышает стоимость приобретения самого устройства
»

Алексей Горбунов, менеджер по развитию бизнеса Brother: Необходимо предусмотреть в обновленном законе аспект совокупной стоимости владения техникой
Алексей Горбунов, менеджер по развитию бизнеса Brother: Необходимо предусмотреть в обновленном законе аспект совокупной стоимости владения техникой

Горбунов уверен, что имеет смысл тиражировать полезный опыт ДИТ Москвы – эта организация закупает технику сразу с расходными материалами.

«
Это увеличивает НМЦК,- комментирует Алексей Горбунов.- Зато этот запас потом будет использоваться в течение года – двух, что заказчику оказывается экономически гораздо более выгодно
»

Это, кстати, не очень выгодно для поставщика, замечает представитель Brother, так как фиксируется курс в рублях, но это оптимально для госзаказчиков – тратить минимальные суммы на устройства и их дальнейшую эксплуатацию. Он предполагает, что в таком случае для расчетов можно использовать некоторое соотношение между стоимостью аппарата, расходных материалов и объемом печати.

«
И обязательно предусмотреть в обновленном законе аспект совокупной стоимости владения техникой,- предлагает Алексей Горбунов
»

Нечто подобное происходит при закупках современных станков для производственных линий, замечает Андрей Матвеенко, там нередки случаи, что, исходя из требований НМЦК, закупаются станки невысокого качества.

«
Это отдельная большая проблема, которую тоже надо решать в рамках 44-ФЗ, замечает Матвеенко
»

Вопрос об обосновании НМЦК вызвал оживленную дискуссию с участием экспертов и зала. Так, по мнению Павла Дмитриева, самая актуальная задача – всем договориться об обосновании НМЦК, как минимум, о приемлемых накладных расходах и норме прибыли.

Зачем всем договариваться? – позвучало возражение:

«
В части госзаказа есть профильное министерство. Это Минфин. И у Минфина есть свое мнение о том, какие нормы прибыли приемлемы
»

Дмитриев с такой постановкой вопроса не согласен:

«
У каждого министерства есть свои полномочия в части ценообразования. Возьмите Минздрав или Минстрой: как профильные министерства они регулируют, в том числе, и ценообразование. Именно Минздрав разработал и принял методику расчета цен на лекарства. Минстрой делает это на регулярной основе в рамках своих полномочий
»

Он напомнил, что несколько лет назад в Минкомсвязи были разработаны методические рекомендации с приемлемыми нормативами, и они использовались, в том числе, для обоснования ценообразования перед контролирующими органами.

«
Сейчас стало допустимо обоснование типа «Подрядчик сказал»,- сокрушается Павел Дмитриев.- Понять адекватность этих оценок практически невозможно. И это тоже большая проблема, в том числе, для контролирующих органов
»

Иван Бегтин полагает, что можно вообще обойтись без понятия НМЦК:

«
В мире, по большей части, нет НМЦК. Это жуткое российское изобретение. Если мы просто исключим его из любых форм регулирования, хуже не станет
»

В чем измерять «закупки» ИТ-проектов

Идея перейти на измерение бюджетов ИТ-проектов в унифицированных единицах человеко-часов разделила участников на два лагеря. Предводителем «партии противников человеко-часов» можно назвать Шамиля Каюмова, который не видит никаких сдвигов в больной проблеме обоснования ИТ-бюджетов в течение, как минимум, пяти лет:

«
ИТ-директора ведомств по-прежнему не могут доказать, зачем новая система нужна, и надо ли вообще тратить на нее деньги
»

Вопрос о том, сколько человеко-часов работы программистов потребуется для создания очередной ГИС, - из этого же разряда, считает он.

Текущую ситуацию он охарактеризовал достаточно жестко:

«
Когда в Минфине России я возглавлял экспертизу по плану информатизации, я спрашивал, почему государству нужно потратить деньги на ту же самую систему во второй, третий, четвертый раз? Мне отвечали: это вина предыдущего ИТ-директора, он уже проходит по уголовному или коррупционному делу, а мы сделаем все правильно и с отличным результатом. Об этом не принято говорить на профессиональных дискуссиях, но посмотрите, какой вал коррупционных скандалов идет в последние годы!
»

Поскольку дискуссия изначально позиционировалась как некоторый мозговой штурм экспертов – профессионалов с большой долей неформальных выступлений, Шамиль Каюмов высказал давно наболевшее:

«
Информационные технологии – это то, что воспринимается сегодня как коррупционная кормушка. Фиксирование стоимости часа работы программиста, покупка какого-то количества часов – это в чистом виде коррупционная магистраль. Я сто тысяч часов положу на этот ГИС, дайте мне 150 миллиардов рублей. Но как эти часы получаются? Кто эти люди и почему у них такая зарплата, как в Москве, так и в регионах? Откуда Росстат берет эти цифры по зарплатам? И почему эти цифры не бьются с тем, что происходит на рынке? За эти деньги невозможно найти квалифицированного программиста, и заказчики вынуждены приплюсовывать количество часов. Они занимаются художественным творчеством
»

Измерение результата и оплата по результату

«
Надо, чтобы государство платило за итоговый результат. За ту квантованную единицу, услугу, которая государство, орган власти, гражданин получает,- уверен Шамиль Каюмов
»

Правда, причина проблем с тем, за что платит государство, по его мнению, лежит за пределами конкретных способов ценообразования и методов измерения труда программистов. Он напомнил о расхожих претензиях к чиновникам: они-де не согласовывают представленный план информатизации, тормозят движение в светлое будущее. При этом, удивляется Каюмов, никто не возмущается тем, что проект, который затормозили, сделан тяп-ляп только для того, чтобы получить деньги?

«
Сейчас считается, что если ты умеешь обосновывать бюджет, знаешь нужные «тропинки» и умеешь по ним ходит, то ты молодец, ты хороший ИТ-директор, - недоумевает Каюмов.- При этом не требуется умения обосновать, зачем нужен этот проект, какие цели у той ГИС, которую собираются создать. Все заинтересованы только в том, чтобы выбить деньги из государства, - это основная цель
»

Каюмов обращает внимание еще на одну деталь: в публичном пространстве у нас принято ругать чиновников за неисполнение бюджета, за то, что не все деньги осваивают:

«
Только задумайтесь, какое слово для этого используется – «осваивать»! Это в корне неправильно. От чиновников нужно требовать выполнения ключевых индикаторов (KPI). Если то или иное ведомство обеспечит нужные целевые показатели, и при этом не «освоит» все деньги, это же замечательно!
»

Система KPI – это тоже не простая вещь, замечает Мария Шклярук:

«
Вы знаете, какой KPI поставлен в программе «Цифровая экономика»? Увеличение затрат на цифровую экономику…
»

«
Нельзя требовать от чиновников потратить больше денег! KPI может быть таким: уменьшить стоимость одной транзакции на сайте госуслуг в течение пяти лет в три раза. Вот такого плана должны быть KPI: одна транзакция должна стоить меньше,- уверен Каюмов
»

По оценке Максима Паршина, риски, о которых эмоционально рассказал Шамиль Каюмов, осознают не только контролирующие органы, но и сами ведомства, а также исполнители ИТ-проектов:

«
Сейчас на практике мы видим, что никто не хочет рисковать бюджетными деньгами: ни исполнители, ни, тем более, заказчики
»

Отвечая на высказывания Каюмова, Максим Паршин уточняет:

«
Деньги есть. Пять лет назад было больше, но и сейчас достаточно. И с ответственностью у нас все в порядке. Тот, кто подписывает государственный контракт, отдает себе отчет в том, что несет ответственность. Но таких отчаянных все меньше и меньше. Потому что все понимают, что это очень рискованно…
»

Как поправить ситуацию?

Максим Паршин:

«
Не давать предоплату. Закрывать работы только по факту. Причем, в рамках контракта жизненного цикла: построил, запустил систему, начал предоставлять какие-то сервисы, тогда приходи получать свои деньги
»

Иван Бегтин:

«
Плата за результат может иметь разную форму. Например, можно платить CIO за сэкономленные деньги, это хорошая мотивация. Кроме того, стоит добавить механизм взаимодействия заказчика с поставщиком после выполнения контракта. Сегодня все сводится, по сути, к тому, чтобы принять работу и включить исполнителя в реестр добросовестных поставщиков. А вот мер воздействия заказчика на исполнителя крайне мало. Европейская практика, например, подразумевает огромные штрафы – десятикратные от суммы контракта. Это очень сильно мотивирует, позволяет держать поставщика «в тонусе». Очень странно, что у нас такие штрафы не используются, особенно, в условиях выбора исполнителей - госмонополистов
»

Андрей Матвеенко:

«
Контракты, безусловно, должны быть гибкими. Использовать, как среднесрочное, так и краткосрочное планирование: небольшой функционал и оплата по факту, по сути, короткими спринтами, если использовать терминологию Agile. В таком режиме сможем учитывать небольшие задачи доработки, корректировки того или иного сервиса, добавления аналитики и т.д. И оплата тогда происходит по фактическим трудозатратам. Здесь мы, конечно, упираемся в задачу нормирования. Но в целом, у нас появляется экосистема, в которой все ведут разработку, и мы лучше понимаем, какие реальные трудозатраты понесла та или иная организация
»

Андрей Матвеенко: Контракты, безусловно, должны быть гибкими
Андрей Матвеенко: Контракты, безусловно, должны быть гибкими

Кроме того, Андрей Матвеенко обратил внимание на такой аспект инновационных технологий, как право на ошибку:

«
Не в смысле некоторой коррупционной истории, а в плане того, что задуманный программный элемент на практике работает не совсем так, как предполагалось
»

Речь идет о том, что внедрение новых инновационных идей происходит зачастую в «чистом поле» - просто потому, что нигде в мире еще не успели накопить существенного практического опыта: «Что сегодня предлагается делать с тем человеком, который заказывал код? Помните: «Не стреляйте в музыканта…»? А мы сейчас стреляем...»

Открытость: не только технологическая

Самый первый экспресс-вывод из обсуждения самых горячих проблемных точек госзаказа формулируется в виде дилеммы.

Один путь: попытаться детально проработать все выявленные проблемы и формализовать в обновленных процедурах.

Второй путь: шире использовать знания, опыт, компетенции независимого экспертного сообщества.

По мнению Михаила Петрова, отличная идея – создать специальный архитектурный комитет, который будет проводить профессиональный анализ тех или иных ИТ-решений.

«
Еще более полезно предоставить право участвовать в принятии решений независимому, но ответственному экспертному сообществу, причем, такому, которое не назначается и не лоббируется теми или иными поставщиками, - уверен Петров. - В России есть целый ряд объединений, скажем, клубов ИТ-директоров, которые способны выдвинуть своих представителей и дать экспертную консультацию. Эти люди вполне могут как эксперты оценивать сами применяемые технологии, планируемые к развертыванию системы и их стоимость не с точки зрения собственного кармана, а с позиций, не взыщите за высокие слова, пользы для страны, ее развития
»

Михаил Петров подчеркивает, что мнение этих экспертов должно иметь вес не только при обосновании стоимости, но и далее, в том числе, для защиты тех людей, которые потратили выделенные деньги на какие-то пилотные проекты. Иными словами, прокуратура и Счетная палата должны учитывать мнение экспертов при формировании собственной оценки, правильно ли потрачены государственные деньги.

Иван Бегтин полагает, что формирование центра компетенции по архитектуре государственных ИТ-проектов нужно проводить в согласии с формированием некоторого Клуба CIO. Есть соблазн создавать, скажем, клуб архитекторов, по аналогии с сообществом директоров по цифровым данным (CDO).

«
Это не очень здорово – попытки перескочить через CIO и создавать некоторые параллельные конструкции,- поясняет Бегтин
»

Мария Шклярук высказала идею поощрения экспертов со стороны ИТ-директоров. Если за счет предложений конкретного эксперта удалось снизить начальную цену проекта, и потом решение было удачно реализовано, то по завершении проекта эксперту выплатить бонус.

Андрей Матвеенко поблагодарил Марию за предложение:

«
Мы уже думали, что следует заинтересовать экспертов. Но если им предложить бонус в виде процента от стоимости контракта, тогда они будут заинтересованы в завышении его стоимости. А ваше предложение снимает это противоречие
»

Сергей Ельцов напомнил, что уже сегодня любое ведомство может воспользоваться возможностями ФГИС КИ, которая является ключевой разработкой ЦЭКИ: эксперты учреждения анализируют актуальность закупки и прогнозируют ее эффективность.

«
Сегодня ФГБУ ЦЭКИ ставит перед собой две задачи: сокращение сроков проведения экспертизы и повышение ее качества. Для этого до конца 2019 года планируется внести поправки в Постановление Правительства РФ №365, которое регламентирует процессы информатизации в госсекторе
»

Главный вывод из дискуссии по госзакупкам ИТ очевиден: основные проблемы лежат вовсе не в технологической сфере. «Человеческий капитал» сотрудников, экспертов, всего ИТ-сообщества, - это, пожалуй, единственное, что не нуждается в срочной коррекции. Все остальное: от экономических стимулов до морально-психологических аспектов государственной информатизации,- нужно внимательно пересмотреть и перетряхнуть. Даже самая молодая инновационная отрасль без регулярной «генеральной уборки» может превратиться в старую кладовку, где царствует моль.

Итог дискуссии - 13 необходимых изменений

Центр перспективных управленческих решений собрал и опубликовал список изменений, которые были выдвинуты на обсуждении.

"Гостех"

Следует в первую очередь создать «Гостех» — организацию, которая сможет самостоятельно разрабатывать информационные системы и будет обладать достаточно высокой компетенцией, чтобы выступать единым заказчиком на рынке. «Гостех» может быть сформирован на основе одной из уже существующих организаций, подведомственных федеральному органу исполнительной власти (ФОИВ). Существуют разные варианты создания такой организации, и их можно обсуждать дальше.

"Архитектурный совет"

Нужно также создать «Архитектурный совет» как центр компетенции. Его функциями должны стать координация информатизации, анализ проектов государственных информационных систем с точки зрения дублирования, интеграции с другими системами, обоснование параметров достижения целей, в том числе, обоснование общего бюджета. Такой совет может быть создан на основе совета директоров ФОИВ по ИТ, либо как саморегулируемая организация с постоянной ротацией членов совета.

Начальные цены

Необходимо разработать и установить порядок, в котором будет определяться начальная (максимальная) цена контракта, цена контракта, заключаемого с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем), начальная цена единицы товара, работы, услуги при закупках в сфере информационно-коммуникационных систем, на основании части 22 статьи 22 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

Неопределенный объем работ

Для осуществления закупок ИКТ следует рассмотреть возможность закупки неопределенного объема работ, измеряемых в человеко-часах. Такая возможность предусмотрена последними изменениями (71-ФЗ), внесенными в Федеральный закон № 44-ФЗ. Для этих целей также необходим порядок определения цены человеко-часа.

Стоимость разработки и эксплуатации ГИС

Необходимо разработать и утвердить методические рекомендации Минкомсвязи России, как организовать и провести определение стоимости разработки и эксплуатации государственных информационных систем. То же самое касается расчета стоимости эксплуатации ИС, для чего целесообразно рассмотреть опыт Департамента информационных технологий города Москвы.

Рамочные контракты

Внести дополнения в Федеральный закон № 44-ФЗ, предусматривающие возможность заключать рамочные контракты с условием почасовой оплаты оказываемых услуг и выполняемых работ.

ФЭО

Пересмотреть подходы к формированию финансово-экономического обоснования (ФЭО). Необходимо обосновывать не только стоимость технологического (технического) решения, но эффект, который предполагается получить благодаря применению этого решения. При формировании ФЭО необходимо привлекать не только специалистов в области ИКТ, но и финансистов, экономистов, при этом для последних участие в процедуре должно быть обязательным.

Стоимость транзакции

Рассмотреть возможность сформировать предельный объем бюджетных средств, которые постепенно и поэтапно будут использоваться по мере формирования ФЭО (после принятия соответствующего закона о бюджете на требуемый период). Рассмотреть порядок определения стоимости единицы транзакции в ИТ-системе и оценки эффективности на основе снижения стоимости транзакции.

Реестр надежных поставщиков

Рассмотреть возможность создания публичного реестра надежных поставщиков (исполнителей), которые могут выступить контрагентами при заключении государственного контракта как с единственным поставщиком (исполнителем).

Привлечение экспертов

Рассмотреть привлечение экспертов в обязательном порядке на этапе формирования технического задания на закупку в области ИКТ, а также при приемке оказанных услуг, поставленных товаров при исполнении контрактов. Рассмотреть возможность установить оплату работы экспертов на этапе формирования технического задания как процент от сэкономленных средств, при условии, что их решение обеспечило успешное исполнение контракта.

Открытый код

При исполнении контрактов в обязательном порядке публиковать открытый код в специальном создаваемом репозитории (code.gov.ru).

Исключить авансы

Рассмотреть возможность оплачивать только результат выполненных работ (оказанных услуг), исключив авансовые и промежуточные выплаты, а также оплачивать единицу услуги, а не комплекс услуг.

Сервисные контракты

Рассмотреть возможность заключать контракты по сервисной модели, исходя из стоимости владения товаром и/или результата работы. К примеру, если нужно купить принтеры, то целесообразно рассматривать не только стоимость самих устройств, но и стоимость эксплуатации с учетом стоимости комплектующих (картриджей) и приобретать время работы устройства или заданное количество напечатанных страниц.

О конференции IT Government DAY 2019

Конференция IT Government Day 2019 прошла в Москве 9 октября 2019 г., став седьмым мероприятием в серии ежегодных конференций, посвященных актуальным вопросам информатизации государственного сектора РФ, которые проводит TAdviser.

Главными темами IT Government Day 2019 стали:

В силу того, что по каждой тематике имеется ряд существенных проблем, далеких от разрешения, в этом году формат конференции был скорректирован в сторону экспертных дискуссий.

Генеральным партнером конференции стала компания Huawei. Партнеры конференции: Brother, SberCloud, РЕД СОФТ, «БизнесАвтоматика».

Лю Юй, директор департамента интеллектуальных вычислений Huawei в России, представил цель ИТ-решений Huawei на конференции IT Government Day 2019
Лю Юй, директор департамента интеллектуальных вычислений Huawei в России, представил цель ИТ-решений Huawei на конференции IT Government Day 2019

Лю Юй, директор департамента интеллектуальных вычислений Huawei в России, представил в ходе IT Government DAY цель ИТ-решений Huawei (подробнее):

«
Мы открываем цифровые технологии каждому дому, человеку, организации для создания полностью подключенного интеллектуального мира. Huawei продолжит инвестировать в развитие компьютерных вычислений. В этой области у компании есть четыре основные инициативы: разработка инновационной архитектуры, инвестиции в создание процессоров для различных вариантов применения, четкое разграничение бизнеса и формирование открытой экосистемы. Мы предлагаем технологическим компаниям России присоединиться к экосистеме Kunpeng
»

Партнерами конференции TAdviser IT Government DAY 2019 выступили <!--LINK 0:84-->, Brother, SberCloud, РЕД СОФТ, «Бизнес Автоматика»
Партнерами конференции TAdviser IT Government DAY 2019 выступили Huawei, Brother, SberCloud, РЕД СОФТ, «Бизнес Автоматика»

В конференции IT Government Day 2019 приняло участие 160 руководителей и экспертов государственных ведомств, разработчиков ИТ-решений, представителей академического сообщества. В дискуссиях приняло участие 25 спикеров. Среди них - заместитель министра цифрового развития РФ Максим Паршин, заместитель министра здравоохранения Елена Бойко, руководитель ДИТ Москвы Эдуард Лысенко, директор департамента госуправления Минэкономразвития Андрей Матвеенко, вице-губернатор Приморья Сергей Максимчук, директор департамента Счетной палаты Михаил Петров, представители ФНС, Федерального казначейства, Сбербанка, Аналитического центра при Правительстве РФ и др.