2019/03/29 18:16:22

Интервью TAdviser
Александр Леус - о применении технологий виртуальной и дополненной реальности в «Сибуре»

Российские промышленные предприятия обращают все больше внимания на технологии виртуальной (VR) и дополненной реальности (AR). Об экспериментах и проектах «Сибура» с этими технологиями в интервью TAdviser в феврале 2019 года рассказал Александр Леус, владелец продукта AR/VR Индустрия 4.0 этой компании.

Александр <br /><b>Леус</b> <div> Нам еще предстоит более детально оценить экономическую целесообразность VR-технологий</div>
Александр
Леус
Нам еще предстоит более детально оценить экономическую целесообразность VR-технологий

Какие проекты в сфере VR/AR ведутся в «Сибуре»? Какой из них наиболее значимый – с точки зрения бизнес-заказчиков, вложенных средств, ожидаемых результатов?

Александр Леус: Оба направления прорабатываются. В области технологий AR мы начали с их применения для повышения качества проведения работ по техническому обслуживанию и ремонтам на заводах. Мы внедряем инструменты для удаленного консультирования полевых специалистов – слесарей, механиков, выполняющих работы, с подключением внешних экспертов – поставщиков оборудования либо наших внутренних экспертов с других заводов.

Пользователи находятся на заводе в AR-очках, через которые осуществляется связь за счет встроенной видеокамеры и дисплея, на котором отображается различная информация – подсказки от удаленных специалистов, которые они передают со своего компьютера через единую платформу коммуникаций.

Это направление развивается, и в дальнейшем мы рассматриваем возможность использования AR-оборудования в качестве интерфейса для «подсказок» с привязкой к оборудованию по различным меткам, внедрение функционала с формированием сценариев, в том числе, для удаленного обучения специалистов в процессе проведения ремонтов.

VR у нас используется в интерактивных обучающих материалах. Тренажер для обслуживания компрессора в Томске, к примеру, уже внедряется в пилотном режиме. В 2019 году мы будем исследовать уровень его влияния на качество подготовки персонала. Отработка действий в виртуальном тренажере позволяет сотруднику сократить время принятия решений, когда он впоследствии находится на объекте.

Второй сценарий использования VR – отработка действий при работе с опасными реагентами, а также при изучении основ промышленной безопасности и работы в опасных условиях – например, на газоопасных производствах, на высоте, и т.д. Мы определили для себя набор наиболее целесообразных сценариев применения VR, и в 2019 году планируем запускать разработку тренажера по работе с опасными реагентами.

В 2019 году нам еще предстоит более детально оценить экономическую целесообразность VR-технологий и понять, какие сценарии стоит переводить в интерактивный формат

Вы стремитесь наращивать экспертизу по VR/AR внутри компании или больше привлекаете сторонних разработчиков?

Александр Леус: Мы стремимся к смешанной модели. Внутренние специалисты нужны: например, для перевода языка разработчиков на язык бизнеса, на язык нефтехимии. Поэтому мы формируем у себя экспертное подразделение. В то же время мы не планируем создание полномасштабной студии разработки компьютерной графики, т.к. это не является нашим профильным бизнесом.

Как в «Сибуре» принимаются решения о реализации VR-проектов - кто прорабатывает концепции проектов, кто является стейкхолдером/фактическим заказчиком, как принимаются решения о масштабах финансирования (пилоты/ полные внедрения)?

Александр Леус: Инициатива идет с двух сторон – со стороны технологических подразделений, так и со стороны функциональных заказчиков - заводов. От вторых часто поступает задача, которую нужно решить, а технические подразделения предлагают, как это можно сделать. Если ее решение пересекается с VR-технологиями, далее идет проработка технико-экономических вопросов, включающих оценку экономического эффекта от внедрения. На базе этого расчета и принимается решение о целесообразности вложения инвестиций в разработку и внедрение. Все цифровые инструменты в «Сибуре» проходят через такой фильтр. Все эффекты должны выражаться в численном эквиваленте.

Как оценивается эффективность и окупаемость решений? Используете ли вы какую-то свою внутреннюю методику или полагаетесь на методики и расчеты, предлагаемые компаниями-внедренцами? Есть ли уже результаты/оценки окупаемости, которые вы могли бы обнародовать?

Александр Леус: Я пока не видел методик оценки эффективности и окупаемости решений на базе AR/VR-технологий, которые предлагали бы компании-внедренцы. Все строится на анализе основных показателей бизнеса нашей компании. Производимая «Сибуром» продукция имеет определенную стоимость за определенный объем. У нас есть абсолютно прозрачные показатели расчета относительно времени полезной работы установок на наших заводах и, к примеру, простоев во время их техобслуживания. По этим показателям, в том числе, ведется оценка эффективности работы отдельных участков и заводов холдинга. И если мы можем оценить сокращаемое время на проведение обслуживания либо изменения полезного времени работы той или иной установки, то мы можем это легко перевести в денежный эквивалент.

В случае с опасными производственными объектами есть связка по контролю рисков. Влияя на подготовленность персонала, мы снижаем эти риски. Возможность контролировать риски также может стать основой для принятия решения о внедрении тех или иных технологий.

Принятие решений носит коллегиальный характер, как и по другим инвестпроектам, и в нем участвуют представители функциональных заказчиков и внутренние исполнители.

Оценки окупаемости пока я не могу привести. Такие проекты должны накопить опыт и статистику в процессе подготовки и обучения персонала именно в нашей отрасли. В случае с проектами AR одной из наиболее очевидных выгод – это экономия на командировках.

Планируете ли вы расширять применение VR/AR-решений в ближайшие годы? В каких направлениях? На каком календарном горизонте?

Александр Леус: С точки зрения применения интерактивных инструментов в обучении 2019 год для нас будет определяющим. Дальше пока заглядывать сложно.

Можете ли вы назвать суммарный бюджет, предусмотренный на реализацию VR/AR-проектов на ближайшие 2-3 года? Если нет – возможно, порядок цифр или бюджет отдельного проекта, решающего конкретную задачу?

Александр Леус: Эти показатели мы пока не можем раскрывать.

Смотрите также Виртуальная реальность





X

Примите, пожалуйста, участие в нашем исследовании.
Заполните анкету и получите промокод
на покупки в интернет-магазине
Panasonic

Профиль вашей компании