2019/05/21 10:40:13

Интервью TAdviser:
Глава Cisco в России Джонатан Спарроу - о цифровой экономике и работе в непростых условиях

Вице-президент компании Cisco по работе в России и СНГ Джонатан Спарроу (Jonathan Sparrow) в интервью TAdviser в мае 2019 года рассказал о планах по развитию бизнеса и производства компании в России, а также о том, как ей работается в непростых условиях, сложившихся в стране для иностранных вендоров.

Джонатан <br /><b>Спарроу</b> <div>География городов и регионов, с которыми мы обсуждаем в России проекты «умного города» – от Дальнего Востока до Калининграда.</div>
Джонатан
Спарроу
География городов и регионов, с которыми мы обсуждаем в России проекты «умного города» – от Дальнего Востока до Калининграда.

Цифровизация экономики для России является одним из главных приоритетов. На ней сфокусированы и госструктуры, и бизнес. Джонатан, в чем, по вашему мнению, заключаются особенности перехода на «цифру» российской экономики от остального мира?

Джонатан Спарроу: Во-первых, есть ряд особенностей, связанных с гигантским размером страны. Наша компания участвует в проектах, связанных с цифровизацией, в десятках стран, там есть соответствующие национальные программы. Но нигде эти проекты не являются настолько масштабными, как в России. Например, такая программа есть в Германии, а Россия в 49 раз больше, чем Германия! Это накладывает определенную специфику.

Другой особенностью я бы назвал структуру экономики: в России в экономике значительное место занимает нефтегазовая индустрия. Она имеет огромный потенциал для цифровизации, однако эта отрасль сама по себе сильно отличается, например, от банковской или автомобилестроения, что неизбежно придает процессам цифровой трансформации некоторую специфику. Хотя, конечно, возможности для оптимизации процессов и внедрения наукоемких технологий есть во всех индустриях.

Как вы считаете, насколько российская экономика является «оцифрованной» по сравнению, скажем, с США – с Родиной Cisco? В каких областях Россия достигла больших успехов по сравнению с США, в каких – меньших?

Джонатан Спарроу: Сравнивать сложно. Но, к примеру, Москва согласно рейтингу, составленному компанией Resonance, вошла в десятку городов мира, предлагающих лучшие условия для жизни. Во многом это обусловлено и внедренными решениями по направлению «умный город» - а это не что иное, как пример успешной цифровой трансформации. Я думаю, что если Москва и далее продолжит путь по принципу выбора лучших ИТ-решений, то к 2030 году у нее есть шанс быть на лидирующей позиции в данном рейтинге. Хотя Москва – это, конечно, не вся Россия.

А в США, в свою очередь, есть город Сан-Хосе, где расположена Кремниевая долина. Считается, что эта долина – наше будущее: там все цифровое, вот-вот появятся беспилотные автомобили. Но и США – не только Сан-Хосе. Например, в Штатах многие процессы в банковской сфере довольно архаичны. Посмотрите хотя бы на «аналоговые» банковские чеки. При уплате налогов до сих пор нужно выписывать чек, просто так перевести средства нельзя. Чеки используются там и для других операций. Это один из примеров, когда США в плане цифровизации занимают не лидирующие позиции.

Сравнить США в целом и Россию в целом очень сложно, т.к. в разных индустриях есть свои плюсы и минусы. Но в США, пожалуй, лучше среда для развития стартапов, новых идей. Там есть венчурный капитал и создана эффективная юридическая система для защиты интеллектуальной собственности.

Каков все же по-вашему, сейчас общий уровень «оцифрованности» России, без сравнения с конкретной страной?

Джонатан Спарроу: В целом по стране он очень разный. Правильнее говорить об отдельных городах и областях. Какие-то оцифрованы лучше, какие-то хуже. Например, в Нижнем Новгороде, Калининграде, Екатеринбурге, на Сахалине неплохая ситуация. Там есть идеи, есть планы. А Москва выделяется даже на международном уровне.

Но есть масса регионов, где ситуация иная. Важно понимать, что цифровизация – это долгий путь, и для предоставления цифровых услуг требуются не только технические решения. Нужна также регуляторная база, отлаженное государственно-частное партнерство, цифровая инфраструктура. Но важнее всего – что на этот долгий путь Россия уже встала. Утверждение программы «Цифровая экономика РФ» явилось хорошим стимулом для ускорения перехода на цифровые рельсы не только государственных и муниципальных органов, медицинских и учебных учреждений, но также и коммерческих компаний, работающих с этими организациями. Российское правительство понимает необходимость цифровой трансформации всех сфер государственного управления. Думаю, в отличие от многих других стран, мы находимся уже далеко не в начале, а где-то в середине долгого пути, о котором я говорил.

По вашему мнению, какие системные проблемы политического и экономического устройства в России препятствуют более быстрому переходу страны на «цифру» в целом?

Джонатан Спарроу: На мой взгляд, это, опять же, масштаб страны, а также стремление создателей некоторых молодых компаний как можно быстрее перевести их в другую юрисдикцию, т.к. российскую среду они считают не оптимальной для ведения бизнеса. К сожалению, такое нередко происходит.

Среди других проблем – известные всем политические реалии, которые, конечно, усложняют работу в России западных компаний. Безусловно, это не идет на пользу цифровизации. Однако хочу отметить, что в целом мы очень активно и продуктивно сотрудничаем с органами государственной власти в России в области разработки и реализации федеральных и региональных программ цифровизации экономики. Мы, безусловно, являемся партнерами.

На фоне вялого развития российской экономики заказчики становятся более чувствительными к цене на ИТ-продукты и услуги, и в то же время падение курса рубля делает более дорогими решения западных поставщиков. Как Cisco реагирует на эту ситуацию? Планируете ли вы или уже представили какие-то изменения в своей ценовой политике в России?

Джонатан Спарроу: Услуги – это отдельная история, потому что они обычно предоставляются за счет местных кадровых ресурсов. Эту часть можно считать в рублях, хотя что-то все равно зависит от доллара. Но стоимость программного обеспечения и «железа» установлена в прайс-листах в долларах или евро и является фиксированной.

Мы стараемся быть гибкими. Когда это возможно, предоставляем хорошие скидки. Однако при сильном изменении курса валют (к примеру, на 25%) нашим заказчикам и нам, конечно, приходится тяжело. При сильном колебании курса, бывает, что проект заказчика переделывается: что-то из него можно убрать, что-то заменить, что-то отложить. К счастью, последние годы курс стабилен.

Хочу отметить, что в целом рынок сетевых решений в России растет. Для этого есть несколько причин. Первая — макроэкономическая стабильность. Это очень важный фактор для нашего бизнеса в сегментах B2B и B2G. Последние 2-3 года ситуация с курсом валют кардинально не меняется, и мы видим что клиенты покупают у нас оборудование не только для текущих проектов, но и для тех, которые были запланированы ранее. Еще одна причина — цифровая трансформация экономики, которая идет полным ходом. Спрос на ИТ-решения действительно велик.

В Cisco ранее говорили о том, что санкции США в отношении России вызвали сложности с ввозом продукции: надо было на каждое устройство составлять какие-то бумаги, доказывающие, что продукт не имеет двойного назначения. Это в компании называли настоящим вызовом. Эта ситуация сохраняется?

Джонатан Спарроу: Нам до сих пор необходимо заполнять множество форм, но мы создали специальные решения, которые автоматизировали этот процесс, и теперь он не занимает много времени. Так что поначалу действительно выстраивалась очередь из заявок, но теперь все нормально.

На какие решения и услуги Cisco вы делаете основную ставку в России? Какие из них имеют наибольшие перспективы?

Джонатан Спарроу: Цифровизация – это, в первую очередь, данные. Их нужно собирать, передавать, хранить, защищать. Поэтому мы делаем ставку на наши традиционные продукты: сетевую ИТ-инфраструктурукоммутаторы, роутеры, а также решения для ЦОДов и информационной безопасности. Мы являемся крупным поставщиком решений для информационной безопасности.

Также мы смотрим на аналитику как на очень перспективный бизнес. В 2017 году мы приобрели аналитическую компанию AppDynamics – разработчика систем для мониторинга приложений. Они могут применяться в любой компании, которая работает с большим количеством данных через приложения: авиакомпании, финансовые и страховые компании, и многие другие. А в США их использует, например, и Domino`s Pizza.

На глобальном уровне рассматривается возможность инвестиций Cisco и в каких-то российских разработчиков?

Джонатан Спарроу: Да, периодически такие возможности рассматриваются. Нам могли бы быть интересны компании-разработчики в области сетевой инфраструктуры, аналитики. Мы уже инвестировали средства в стартапы в России, но не напрямую, а через фонды. Например, у нас была большая инвестиция с Александром Галицким – создателем фонда Almaz Capital. Этот фонд инвестировал в разные компании.

Нашло ли в каких-то российских городах уже применение решения Cisco Kinetic for Cities, которое вы в последнее время активно продвигаете? Какие города показывают к нему интерес, может быть, тестируют его?

Джонатан Спарроу: К этому решению большой интерес. Cisco Kinetic for Cities – это платформа, которая может собирать данные от сенсоров, датчиков и т.д. Над ней можно надстраивать решения и услуги в области «умных» городов от других разработчиков. Таким образом, Cisco Kinetic for Cities – своеобразный Apple Store «умного города»: хранилище огромных массивов собранных данных, на основе которых можно предоставлять те или иные услуги. Если у разработчиков ПО есть доступ к этой платформе, к этим данным, они могут сами создавать приложения и сервисы для жителей города.

Уверен, что через 10 лет таких разработчиков полезного для жителей городского ПО станет намного больше, а созданные ими решения будут охватывать все важнейшие сферы жизни: здравоохранение, образование, транспорт, туризм, различные социальные сервисы и многое другое.

Однако пока мы ждем, когда появятся локальные решения и услуги, которые бы работали через нашу платформу. Поэтому мы показываем Cisco Kinetic, демонстрируем, в каких бизнес-кейсах оно может использоваться. И также ведем переговоры с двумя поставщиками – местными интеграторами, которые хотят предложить Cisco Kinetic for Cities для управления разными услугами. Мы уже обсуждали возможность использования этой платформы со многими регионами и городами в России. При этом география обсуждения - от Владивостока до Калининграда.

С какими регионами в области проектов «умного города», цифрового образования и здравоохранения уже сотрудничает Cisco? Приведите примеры наиболее крупных/интересных проектов в этой области? Что вы для них поставляли?

Джонатан Спарроу: Как я уже сказал, география городов и регионов, с которыми мы обсуждаем в России проекты «умного города» – от Дальнего Востока до Калининграда. В частности, это Сколково, Нижний Новгород, Самара, Екатеринбург и другие. Планируем начать взаимодействие еще со многими городами. Отмечу, что специалисты Cisco входят в рабочую группу по запуску и реализации проекта «Умный город» при Министерстве строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ. Это говорит о том, что наши компетенции в этой области признаются на самом высоком государственном уровне. В целом, мы открыты к общению со всеми регионами, у кого есть интерес в развитии данной тематики.

Так же мы активно сотрудничаем с Москвой, где ведутся и планируются десятки проектов в области «умного города» и цифровизации самых разных муниципальных сервисов и услуг. Например, мы участвовали в крупных проектах цифровизации образования в школах Москвы, в рамках которых построили беспроводные сети в нескольких тысячах московских школ.

Также, например, на май 2019 года у нас в финальной стадии реализации проект с одним из медицинских учреждений федерального значения, который, надеюсь, станет хорошим примером того, как цифровизация и решения в области Интернета вещей помогают медецине становиться более эффективной и комфортной.

Хотя в целом в России в отношении умных городов мы, конечно, пока в начале пути. Однако этот процесс идет, есть амбициозные планы, есть понимание потребности в таких проектах у руководства, но нужно найти источники инвестиций и обосновать их необходимость.

Зачастую не по воле своей, а по указанию государства в проектах «умного города», оплачиваемых из бюджета, регионы отдают предпочтение в первую очередь российским ИТ-решениям. Как Cisco планирует обходить эту проблему?

Джонатан Спарроу: Мы всегда стараемся предлагать заказчикам лучшие решения по конкурентной цене, дальнейшее – их выбор. И они часто выбирают нас, что еще раз подтверждает тот факт, что мы являемся партнерами с органами государственной власти в области различных федеральных и региональных программ цифровизации экономики. Однако, конечно, в тех закупках, где выбор решений иностранных поставщиков жестко регулируется, нам приходится сложнее. Но пока с настолько жестким регулированием мы сталкиваемся крайне редко.

В целом же построение собственного высокотехнологичного производства является важной задачей для многих стран. Мы работаем более чем с 2,2 тыс. локальными партнерами в России - системными интеграторами, ИТ-компаниями и т. д. и активно помогаем им развивать компетенции.

Также с 2011 года Cisco имеет производство в России. Локальная сборка позволяет существенно сократить время доставки продуктов для клиентов и помогает Cisco лучше соответствовать российским нормативным требованиям и требованиям к цене. Наша локальная линейка решений включает в себя продукты доступны в 4 группах, включая коммутацию, маршрутизацию, точки беспроводного доступа и IP-телефонию.

В России наблюдается колоссальная проблема нехватки ИТ-специалистов. Зачастую за них ведется ожесточенная борьба со стороны работодателей. А как обстоят дела со специалистами по технологиям Cisco, в частности? Насколько их достаточно?

Джонатан Спарроу: Нехватка ИТ-специалистов – это одна из наиболее критических проблем в России, я бы сказал. Речь идет о дефиците сотен тысяч кадров. Недавно я был на встрече с представителями одной из самых крупных корпораций в России, где их CTO (Chief Technical Officer) отметил, что самая острая проблема – это нехватка кадров.

В целом, квалифицированные специалисты в области ИТ – основа цифровой экономики. Россия имеет в этой области колоссальный кадровый потенциал, однако для его реализации необходимо сотрудничество образовательных учреждений с лучшими мировыми компаниями в области высоких технологий. Именно поэтому мы активно работаем со многими образовательными учреждениями в России и через «Сетевую академию Cisco» поддерживаем десятки тысяч молодых людей, связавших свое будущее с высокими технологиями. Пройдя обучение по нашей программе, многие из них продолжают развитие в этой профессиональной сфере.

Наша цель – воспитание специалистов в области ИКТ, способных развивать национальную ИТ-инфраструктуру и стимулировать цифровую трансформацию российской экономики. Результаты этой нашей программы в России очень хорошие: в 2017/2018 учебном году обучение в академии прошли более 30 тысяч человек.

Названная вами цифра прошедших обучение по программе Сетевой академии Cisco в России в 2017/2018 учебном году на 9 000 больше, чем было год назад. С чем связан такой рост интереса к ней? И какие направления обучения наиболее востребованы?

Джонатан Спарроу: ИТ играют все более важную роль в бизнесе и в жизни, и когда люди определяются, чем им заниматься в профессиональном плане, все чаще выбирают технологии. Видя спрос, мы открываем обучение в рамках Сетевой академии во все большем числе вузов, за счет этого идет прирост выпускников.

Недавно в этот список вошла Высшая школа экономики (НИУ ВШЭ), с которой мы тоже подписали соглашение о сотрудничестве. У нас широкий выбор курсов, но наиболее востребовано по нашей программе обучение по сетям для передачи данных, технологиям IoT, информационной безопасности. Кстати, главной темой завершающегося учебного года в «Сетевой академии Cisco» является как раз информационная безопасность.

Каково сейчас место Cisco в развитии технологий 5G в России? В каких инициативах вы участвуете?

Джонатан Спарроу: Ряд вопросов касательно нормативной базы 5G еще не проработан. Пока в России решается вопрос о выделении частот, это займет какое-то время. Важно понимать, что Cisco не производит базовые станции. Но при этом любому мобильному оператору требуется качественная опорная сеть, без которой невозможно развернуть полноценную инфраструктуру 5G — и это уже наш бизнес. Переход на 5G увеличит количество передаваемых данных в 5, а возможно и в 10 раз. Причем эти данные нужно не просто передать, но и передать дешево и безопасно. Представьте, сколько вам придется заплатить по сегодняшним расценкам, если вы завтра увеличите потребление своего мобильного трафика в 10 раз.

Таким образом, наша задача — разрабатывать и поставлять для мобильных операторов оборудование, которое поможет обеспечить экономически эффективный переход с LTE на 5G. В целом, спектр решений Cisco для 5G довольно широк: можно отметить, например, магистральные мультисервисные маршрутизаторы ASR 9000, магистральные устройства NCS 5500 и компактные маршрутизаторы NCS 560 и NCS 540, пригодные в том числе для создания городских и сетей агрегации 5G-трафика. В общем, в области 5G мы видим для себя большие перспективы для поставок пакетного ядра и транспортных сетей данных.

Кроме решений для 5G, мы недавно представили обновленное портфолио продуктов для еще одной беспроводной технологии – Wi-Fi 6. Стандарт WiFi 6 дополнит 5G, вместе эти технологии откроют массу дополнительных возможностей для наших заказчиков.