2020/05/18 15:58:38

Интервью TAdviser: Константин Савчук, Constanta - о насущных проблемах "умного" региона

О сложностях и успешных примерах построения "умных" регионов и городов в России в интервью TAdviser рассказал генеральный директор компании Constanta Константин Савчук.

Константин
Савчук
Одна из главных задач цифровизации региона - формирование портфеля проектов, способных наполнять бюджет и повышать удовлетворенность жителей

Какие основные проблемы стоят перед теми, кто отвечает на уровне субъектов за реализацию инициатив типа «умный город», «цифровой регион» и других подобных проектов?

Савчук Константин: Чаще всего на такой вопрос отвечают так: деньги, недостаток региональных или федеральных бюджетных средств на ИТ проекты. Это конечно правда, как и то, что ИТ бюджеты регионов (нормируемые на численность жителей) могут отличаться на порядки. Есть Москва, есть 20 городов миллионников, из которых условно 10 имеют достаточные финансовые возможности, а есть вся остальная Россия. Но ситуация быстро меняется и мне кажется, что скоро для многих регионов более актуальной станет другая задача – как эти деньги потратить. В период с 2018 по 2019 гг. в федеральном бюджете на реализацию проектов «Умный город», «Цифровая экономика», «Интеллектуальная транспортная система» было заложено 2 млрд рублей, 108 млрд рублей и 6 млрд рублей соответственно. При этом бюджете эти проекты являются одними из самых недоосвоенных. В 2019 году, например, выделенные средства на программу «Цифровая экономика» освоены лишь на 15%. Например, в рамках проекта ИТС регионы должны предоставить в центр заявки на предоставление федерального финансирования в течение примерно двух месяцев - это должны быть детально проработанные в техническом и экономическом плане паспорта проектов, что является весьма непростой задачей. Так что, возможно, история с недоосвоением бюджета в текущем году изменится не сильно.

Давайте на минуту предположим, что федеральные деньги будут. Какова тогда следующая проблема для ответственных за "цифру"?

Савчук Константин: Думаю, что потратить их с наибольшей пользой для региона. Как ни странно, это может быть вызовом не меньшей сложности. Представьте, что вы руководитель ИТ-отдела в быстрорастущей технологической компании, которая недавно взяла солидный инвестиционный раунд. Вы теперь не нач. отдела, а CIO, у вас миллиардный бюджет, громадье планов, обязательств и конечно ожиданий от начальства. Инвестиции – это всегда хорошо, но чтобы их эффективно тратить нужна стратегия, нужна организация, готовая к масштабированию и, конечно, компетентные опытные сотрудники. Это проблема взрывного роста, она зачастую убивает компании, работающие в конкурентных секторах экономики и имеющие в наличии (по крайней мере как кажется со стороны) все указанные элементы. Если мы говорим об ИТ-командах большинства наших регионов, то у них в наличии как правило только некоторые из нужных элементов. А если вспомнить, что надзор за эффективностью реализации проектов развития осуществляют не инвесторы из Кремниевой долины, а ребята в погонах, в целом становится понятно, почему никто не торопится тратить государственные деньги.

Финансирование федеральных проектов, в том числе цифровых, подразумевает активное использование инструментов ГЧП и концессий. Насколько эффективно эти инструменты работают в реальной жизни?

Савчук Константин: В 2019 году было заключено 35 новых концессионных соглашений, из них в области программы "Умный город" – 1. Это очень слабые цифры, для серьезного дальнейшего движения они должны быть примерно на порядок больше. Потенциальные концессионеры осторожно смотрят на данный бизнес, ограничиваясь короткими проектами с понятной экономикой, например, проектами в области энергоэффективности. Инвесторы аккуратно относятся к выбору партнера, шутят, что среднее время нахождения в активе превышает среднее время брака. Здесь та же логика и это напрямую касается длинных крупных проектов, которых на данном сегменте крайне мало. К сожалению, на рынке уже есть кейсы недружественного расторжения концессий со стороны государства, что влияет на аппетиты к риску всех игроков, особенно, не очень близких к государству. Необходимо создавать условия для игры в долгую, повышать уровень доверия, и тогда концессионный механизм заработает. Уверен, что для этого есть фундаментальные экономические предпосылки.

Какого рода концессии, ГЧП или другие формы партнерства вы видите наиболее перспективными в будущем?

Савчук Константин: Мы только в начале пути, и наиболее интересные конструкции еще увидим. Из интересных конструкций - партнерства и совместные предприятия корпораций с хорошим опытом в цифре и профильных цифровых/ ИТ подразделений регионов. Что-то вроде того, что запускает ДИТ Москвы совместно со Сбербанком. Крупные сервисные компании прошли путь цифровизации, или по крайней мере, обладают солидным опытом и ресурсами, и могут помочь в этом пути регионам. С учетом бюджетов целевых федеральных программ регионы выглядят солидными клиентами, а также полигоном для обкатки и развития собственных цифровых платформ. В этом могут быть заинтересованы как минимум крупные банки, телеком операторы и системные интеграторы. Также у регионов есть специфические touch points с гражданами, присутствие которых является коммерческим активом. Например, платежные документы за коммунальные услуги и региональные порталы государственных услуг.

Также мне кажется, что инфраструктурная тема не до конца отыграна. Мы видим достаточно кейсов в мире, когда город инвестирует в телеком инфраструктуру (Стокгольм, например) в районах плотной или исторической застройки, а потом сдает ее в аренду операторам. Речь, как правило, про комплексные решения для развертывания сетей 5G, включающие позиции для размещения базовых станций и ресурсы транспортной сети. Все живущие в Москве наверное заметили как быстро город наполнился так называемыми «опорами двойного назначения», модифицированными световыми опорами, позволяющими использовать их сразу нескольким сотовым операторам под размещение базовых станций. Этот рынок сформировался всего за несколько лет даже без 5G. В большинстве регионов этого рынка еще нет, при этом экономические предпосылки для него (рост трафика и необходимость операторам увеличивать количество базовых станций) ровно те же, что и в Москве.

На рынке решения для умного города активно работают международные компании, такие как SAP, Huawei, Cisco. У них сильные продуктовые линейки, международные кейсы внедрения. Насколько наши локальные игроки смогут эффективно конкурировать с этими монстрами?

Савчук Константин: Если говорить про широкий спектр регионов РФ, то решения такого уровня многим просто не по карману. У нас очень интересный и зрелый внутренний ИТ-рынок, много федеральных и региональных игроков, прилично полнофункциональных и нишевых отраслевых решений. Есть продукты в сфере ЖКХ, в сфере управления транспортными системами, платформы видеоаналитики. IIoT платформы, счетчики, приборы АСКУЭ и системы управления счетчиками, решения для взаимодействия администраций с гражданами и еще много чего. У нас приличное количество крупных системных интеграторов с оборотом более 10 млрд рублей в год, и они имеют инвестиционные возможности развивать данные продукты, доводя их до уровня промышленных решений, востребованных в общем случае не только на рынке РФ. Многие, конечно, уже развивают самостоятельно. Считаю правильным, чтобы государственные деньги позволяли в первую очередь развиваться отечественным решениям, чем продуктам из Китая и Кремниевой долины. У них и так все хорошо с ИТ-инвестициями.

В нашей стране принята программа импортозамещения. Как вы считаете, насколько она может помочь в реализации этих задач?

Савчук Константин: Мне кажется, очень может помочь. Госкорпорации с болью работают над этой программой, им конечно сложно найти дополнительные капексы в ИТ бюджеты на замену решений, в которые уже инвестированы сотни миллионов или миллиарды рублей и на которые завязаны ключевые бизнес-процессы. Но если речь про новые решения, новый бизнес, думаю можно найти более решительную поддержку в их лице. Ростех, Ростелеком, Ростатом уже сейчас являются активными игроками на рынке решений умного города, они же могли бы стать ключевыми консолидаторами технологических решений из этого сегмента.

Возвращаясь к теме финансирования и окупаемости проектов. Насколько решения в рамках программ "умного" региона могут быть доходными или хотя бы самоокупаемыми? И, кстати говоря, должны ли они таковыми по вашему мнению быть?

Савчук Константин: Есть достаточно ограниченный перечень проектов с хорошей экономикой и окупаемостью. В первую очередь, проекты, связанные с контролем дорожного движения, организацией платных парковок, проекты энергоэффективности. Проекты по цифровизации коммунальной инфраструктуры могут в теории показывать неплохую экономику, но, как правило, связаны с очень существенными единовременными инвестициями. К сожалению, получается так, что проекты с хорошей экономикой (все что связано со штрафами и дополнительными затратами для граждан), мягко говоря, не работают на положительный имидж программы цифровизации.

Поэтому одна из ключевых задач стратегии региона в области цифровизации - это формирование сбалансированного портфеля проектов, с одной стороны способных наполнять региональный бюджет, с другой – повышать удовлетворенность жителей качеством государственных услуг, улучшая восприятие деятельности региональной администрации.

Также важно обеспечить максимальную информационную доступность по всем имеющимся на рынке решениям и их экономике. Есть совместный проект "Ростелекома" и Минстроя – RussiaSmartCity - база данных решений "умного" города, это отличная инициатива, но возможно ей не хватает чуть большей описательной глубины, охвата и пиара. В идеале я бы добавил в такого рода информационный ресурс примеры обратной связи по внедренческому опыту и систему рейтингования успешности данных проектов. Насколько мне известно, уже реализуются ведомственные подходы к рейтингованию степени цифровой зрелости регионов, но было бы совсем здорово, если бы они основывались на простых объективных критериях и включали опросы граждан, как самых главных потребителей государственных услуг. Такой digital NPS своих региональных администраций.

Еще одна ключевая тема, связанная с цифровыми инновациями – это особая культура технологических и цифровых компаний. Насколько важно создать ее на уровне разработческих и внедренческих команд в регионах? Какие культурные особенности крупных западных корпораций были бы здесь уместны?

Савчук Константин: Мне кажется, что когда говорят про прогрессивную «технологическую компанию», то почти всегда ненавязчиво имеют в виду Google и Apple. Свободный рабочий день в неделю для своих собственных проектов и прочее диковинные вещи. А почему бы не посмотреть на такие компании, как Luxoft и Epam? Да, они не создают новые айфоны, но успешно переводят на "цифру" такие корпорации как Boeing, Deutsche Bank, IBM, Dell, UBS и немало лидеров отечественного бизнеса. Если говорить про цели для региональных ИТ-команд, я бы скорее ориентировался на корпоративные культуры лучших профессиональных разработчиков софта, вроде упомянутых выше. Тем, кто с ними не знаком, она тоже покажутся довольно прогрессивными. Разумный баланс физического и удаленного присутствия на рабочем месте, плоская организационная структура, удобные современные офисы. А также – таймшиты, строгая проектная культура с фокусом на сроки/стоимость и качество. Думаю, это все очень полезно и применимо для региональных ИТ-команд.

А если получится, чтобы менеджеры, ответственные за "цифру", в чем-то почувствовали себя ИТ-предпринимателями, было бы совсем здорово. Я знаю, что в этой среде уже довольно много людей, которые в существенной мере мотивированы тем, что хотят делать классные ИТ-штуки, полезные людям. Это очень близко к требуемой цели, и таким людям надо обязательно создавать условия реализовывать себя.

В рамках государственных программ цифровизации мы довольно часто слышим о создании технопарков, проведении акселераторов, хакатонов – инструментах, по сути, венчурной индустрии. Насколько они могут быть эффективны в рамках решения задач цифровой экономики и "умного" региона?

Савчук Константин: Все указанные инструменты - это про тестирование бизнес-идеей, в первую очередь, про ИТ и автоматизацию, во вторую. Тестировать идеи - правильная и полезная задача, но есть два "но". Первое – давайте подумаем, насколько это действительно нужно, когда речь идет скорее не про новый бизнес, а про автоматизацию. Второе – между стартапом, пусть даже с полезной идеей, и корпорацией - пропасть. Это ограничение не только нашего рынка. Для того чтобы продукт был готов к внедрению в крупную компанию, должны пройти годы. Должна быть уникальность, т.к. любая корпорация всегда задает себе вопрос – сколько мне стоит повторить эту замечательную идею самой. Если посмотреть на инвестиции корпоративных венчурных фондов на международном рынке, как правило, это зрелые компании, доказавшие востребованность своего продукта. На более ранних инвестиционных стадиях корпорации предлагают рисковать специализированным венчурным инвесторам. В нашем случае увлечение акселерационными программами часто выглядит как «давайте посмотрим, что у этих ребят на уме, осмыслим, и, если что, повторим сами». Это может и не так плохо, ведь умные ребята взамен также получают возможность потестить свои идеи на реальном бизнесе. Если говорить про "умный" город, на мой взгляд, речь в основном про понятные ИТ-решения, адаптируемые к задачам конкретной администрации.

Какие примеры решений для "умного" города, скажем, за последний год вы считаете наиболее удачными?

Савчук Константин: На рынке достаточно много крупных внедрений. При этом значимых проектов. При этом восприятие гражданами качества государственных услуг во многом строится из мелких элементов каждодневного клиентского опыта, это знают все современные сервисные организации. Задача по поиску и оптимизации таких процессов способна серьезно повысить «Digital NPS» региона без серьезных инвестиций.

В качестве таких примеров можно привести следующие. В одном из "умных" городов России специалисты установили датчики состояния дорожного полотна, которые передают данные в муниципальную информационную систему о наличии влаги, льда, снега, противогололедных смесей, разрушений на проезжей части. Данные помогают в онлайн режиме контролировать работу дорожных служб и обеспечивать безопасность водителей.

Другой пример - системы обеспечения безопасности дворовой территории. В частности, они объединяют средства наблюдения и акустического мониторинга, которые фиксируют шумы, крики, сирены, позволяет дистанционно наблюдать за детьми на детских площадках, также система записывает видео о событиях и автоматически рассылает сообщения жителям домов. Системы такого рода запущены в разных городах России.

Самая очевидная метрика полезности ИТ-сервиса – востребованность, выраженная в количестве пользователей или транзакций. Когда мы смотрели на кейсы использования RPA (Robotic Process Automation) в сфере государственных услуг в одном крупном регионе, неожиданно для себя отметили, что самым востребованным был кейс по автоматизации процессов работы с охотничьими билетами. Там сложная бюрократия, много типовых стандартных операций, под автоматизацию которых и заточена данная технология.

Этой весной в жизнь людей, компаний и городов вторглась пандемия. Каким образом она скорректирует планы создания «умных» городов России?

Савчук Константин: Конечно, город участвует в разных мероприятиях, связанных с эпидемией. В первую очередь, в них оказались задействованы системы видеонаблюдения – их оперативно настроили, например, на выявление нарушителей режима самоизоляции. В целом, думаю, есть две новости: хорошая и плохая.

Плохая заключается в том, что те бюджеты, которые ранее планировалось потратить на создание «умного» города, властям города потребуется направить на иные городские нужды, поддержку населения или бизнеса. Так что пандемия однозначно скажется на финансировании проектов умных городов.

Хорошая новость – то, что внедряются новые ИТ-решения, которые помогают в борьбе с эпидемией. Есть некоторые приложения, которые, например, позволяют отслеживать контакты заболевших людей. Эта история, скорее всего, будет иметь продолжение. Будут, как говорят специалисты, новые волны этой эпидемии, другие подобные события, которые потребуют более точечных решений. Не тотальный карантин для всех, как это было нынешней вес ной, а более умные решения, которые позволят эффективно выявлять больных и тех, кто с ними контактировал, и оперативно изолировать только их. Такие точечные решения есть.

Кроме того, решения «умного» города, которые уже работают или будут внедряться в рамках борьбы с пандемией, наверняка получат «вторую жизнь» после того, как наши города справятся с нашествием коронавируса. Скажем, для решений городского видеонаблюдения понадобится перенастройка аналитического ПО на выявление ситуаций нового типа. Очевидно, что решение для выявления контактов лиц, зараженных вирусом, может использоваться с минимальными изменениями для выявления контактов преступников, объявленных в розыск. Думаю, что после выхода из пандемии мы увидим новые умные решения «умного города», которым «путевку в жизнь» дала эпидемия. В этом, на мой взгляд, заключается главная сила ИТ – умение повышать эффективность самых разных процессов и получать новые преимущества для организации жизни города в целом и каждого его жителя, в частности.