2020/03/06 09:59:28

Интервью TAdviser:
Константин Савчук, Constanta – о выгодах и вызовах умной инфраструктуры

Объединение физической инфраструктуры с цифровой открыло новое направление, названное «умной инфраструктурой». Она агрегирует множество технологий, подходов и решений. О преимуществах и сложностях развития умной инфраструктуры в интервью TAdviser рассказал генеральный директор компании Constanta Константин Савчук.

Содержание

Константин
Савчук
Умная инфраструктура — это совокупность технологий, которые позволяют цифровизировать инфраструктурные решения

О понятии и составе «умной инфраструктуры»

Разверните понятие «умная инфраструктура»: что это такое и из чего она состоит?

Константин Савчук: По мнению исследователей из Кембриджского университета, смарт инфраструктура — это результат объединения физической инфраструктуры с цифровой, предоставление улучшенной информации для обеспечения лучшего, более быстрого и дешевого принятия решений. Для меня умная инфраструктура — это совокупность технологий, которые позволяют цифровизировать инфраструктурные решения.

Когда говорят про Индустрию 4.0 обычно к таким технологиям относят цифровые двойники, датчики, предиктивную аналитику, искусственный интеллект и возможность в конечном счете управлять производственными процессами без участия человека. Умная инфраструктура — примерно то же самое, только применительно к объектам инфраструктуры, таким как дороги, порты, мосты, большие сооружения и здания.

В какой момент просто IoT превращается в умную инфраструктуру?

Константин Савчук: Интернет вещей — одна из ключевых технологий, необходимых для реализации таких решений, ключевой элемент пазла. Для управления инфраструктурой нужны датчики, причем они могут находиться как непосредственно на объекте, так и опосредованно — например, когда вдоль протяженного инфраструктурного объекта протянут волоконно-оптический кабель.

Но помимо IoT необходимы и другие технологии. Например, аналитические решения, позволяющие обрабатывать данные, собираемые с датчиков, и предсказывать эксплуатационные события. Далее необходимо наличие аппаратных и программных роботов, включая дронов, позволяющих отрабатывать данные события в автоматическом режиме. Также в качестве ключевого элемента я бы выделил ипользование инфраструктуры и ресурсов, необходимых для ее обслуживания согласно принципам шеринговой экономики. По сути, uber для корпораций. Например, в отдаленном регионе страны присутствуют сразу несколько инфраструктурных компаний. Они все обслуживают свою инфраструктуру, у каждого для этого есть собственный штат из людей и спецтехника, как правило избыточный.

Уровень роботизации в России очень низкий[1] — пять роботов на 10 тысяч человек. Получается, если роботы важная часть такой инфраструктуры, мы к ней еще не готовы?

Константин Савчук: В целом ситуация с аппаратной и элементной базой по очевидным причинам в РФ существенно сложнее, чем в той же «мировой фабрике». Но и у нас начинают появляться интересные решения в обсуждаемом сегменте. Например, беспилотники «Аэроксо», которые могут перевозить груз в 80 килограммов со скоростью до 180 километров в час более чем на 270 километров[2]. Они отлично подходят для обслуживания протяженных объектов инфраструктуры в т.ч. трубопроводов. Будем надеяться, что спрос на такие решения будет расти, а ситуация в части отечественных промышленных роботов выправляться.

О драйверах развития

Перечислите основные драйверы развития умной инфраструктуры.

Константин Савчук: Первое — так называемое цифровое изобилие. Появилось большое количество дешевых датчиков, программных и аппаратных элементов, из которых состоит умная инфраструктура. Все они стремительно дешевеют и позволяют реализовывать все более сложные системы при разумных бюджетах.

Второй драйвер — connectivity. Помимо датчиков растет количество сетей и их покрытие, которые позволяют ими управлять в самых труднодоступных регионах.

Реклама
Ультралегкие Fujitsu LIFEBOOK для вашего бизнеса

Производительные устройства с высокой степенью защиты данных для комфортной работы как в офисе, так и дома. Ваше рабочее место всегда с вами вместе с мобильными Fujitsu LIFEBOOK

Узнать больше

Третий драйвер — урбанизация. К 2050 году две трети населения мира будут мигрировать в крупные городские районы. И, согласно отчету Cities Climate Finance Leadership Alliance, более 70% мирового спроса на инфраструктуру в ближайшие 15 лет ожидается из крупных мегаполисов. Прирост населения будет увеличивать нагрузку на инфраструктуру, заставляя ее становиться все умнее.

И еще один важный драйвер — активное строительство новых инфраструктурных объектов. Новые объекты, как правило, целесообразно сразу же делать цифровыми. Затраты на ИТ в таких проектах относительно небольшие, а потенциальная выгода существенно превосходит вложения. Если вы строите дорогу или новый мост, то скорее всего у него будет цифровая BIM модель, он будет оснащен датчиками, камерами и другими современными средствами мониторинга и управления эксплуатацией.

Минстрой России планирует выделить на ведомственный проект «Умный город» до конца 2024 года 13 млрд руб. Власти Москвы пообещали направить с 2019 по 2021 год на реализацию программы внедрения цифровых технологий «Умный город» 239 млрд руб. Это можно отнести к драйверам?

Константин Савчук: Конечно, плюс я к ним добавляю федеральные программы «Цифровая экономика» и «Интеллектуальная транспортная система». Такие программы стимулируют весьма существенные инвестиции в развитие инфраструктуры, а как мы говорили, это само по себе способствует развитию «цифры».

Субъекты Федерации сейчас активно учатся работать с новыми технологиями. В каком-то смысле сейчас им предстоит пройти цифровую трансформацию того же характера, которую уже прошли коммерческие компании. Кадры, процессы, структура, мотивация и системный подход к разработке — основные элементы, которые предстоит трансформировать, и по которым можно будет судить о зрелости региональных властей и их готовности работать с цифровыми проектами.

Умная инфраструктура — это совершенно точно рост количества данных. Что с этим делать?

Константин Савчук: Рост будет, но я не вижу в этом серьезной проблемы в ближайшем будущем. Объем данных растет, но точно также и растет емкость российских ЦОДов. Так в 2018 году по сравнению с 2017-м количество запущенных в эксплуатацию коммерческих стойко-мест у 20 крупнейших ЦОД-провайдеров выросло на 19% до 26,7 тыс.[3] В основном этот рост связан с «человеческим» сегментом интернета. Люди пока генерируют гораздо более тяжелый и сложный контент. Драматического роста энергопотребления в связи с развитием интернета вещей я также в ближайшее время не вижу. Современные технологии, вроде NB-IoT (Narrow Band Internet of Things), стараются делать датчики и протоколы экономными.

О выгодах и вызовах

Какую выгоду несет умная инфраструктура?

Константин Савчук: В первую очередь снижение затрат на строительство. Это очевидно самая высокая статья затрат для инфраструктурных проектов. Например, существует направление SupTech (Supervisory Technology или надзорные технологии), благодаря которым можно в реальном времени отслеживать прогресс строительства объектов, контролировать расход бюджета и подрядчиков. Как дополнительный бонус, цифровой контроль снижает возможности коррупции делая все процессы на стройке более прозрачными.

Во-вторых, за счет возможностей шеринг-экономики и роботизации эксплуатационных процессов становится дешевле эксплуатация объектов инфраструктуры.

Ну и в-третьих, такие объекты станут безопаснее — например, технологии предиктивного ремонта позволят заранее узнать уровень изношенности элементов конструкции объекта, поэтому условный мост вряд ли упадет кому-нибудь на голову.

А какие технические вызовы?

Константин Савчук: Конечно кибербезопасность. Появляется большое количество устройств, которые могут быть как платформой, так и объектом для атак. Ну и в целом огромные массивы данных дают новые возможности для кражи, подделки или компрометирования информации.

Второй вызов, кадровый. Согласно исследованиям востребованности профессий, на данный момент в России примерно миллион лишних юристов и не хватает примерно миллион программистов. В каком-то смысле даже баланс есть, но если не шутить — это не очень хорошая ситуация и скорее всего этот дисбаланс в дальнейшем будет только нарастать.

Если для развертывания необходима эффективная работа сетей 5G, то как быть с частотами? Ведь принятый во многих странах Европы и Азии диапазон 3,4–3,8 ГГц забраковали российские военные.

Константин Савчук: Если ситуация не разрешится, то это может создать проблемы, потому что придется использовать специфическое оборудование, которое стоит дороже и в итоге скажется на стоимость всей инфраструктуры. Что с этим делать? Думаю, ничего. Если мы говорим о работе сети IoT, то протоколы NB-IoT и LoRaWAN здесь более применимы чем 5G. Большинству решений умной инфраструктуры будет достаточно пропускной способности этих протоколов.

Кто должен защищать инфраструктуру от киберугроз?

Константин Савчук: Как и в случае с утопающими — дело рук самих утопающих. Защищать должны владельцы инфраструктуры при поддержке специализированных компаний, обладающих необходимой экспертизой по киберугрозам. Государство также работает в этом направлении, реализуя № 187-ФЗ "О безопасности критической информационной инфраструктуры Российской Федерации"[4], регулирующий защиту наиболее критичных объектов. Думаю, важно сохранять сбалансированный подход, который позволил бы сформировать действенные меры защиты от угроз и в то же время не тормозить развитие данного рынка избыточным регулированием.

Кто должен заниматься строительством и поддержкой такой инфраструктуры? Это должен быть единый оператор на всю страну?

Константин Савчук: Умная инфраструктура — это большой куст технологий, подходов, решений и пр. Унификация без внятной прагматической цели здесь может навредить. Я думаю, государство должно скорее создавать на федеральном уровне инструменты по обмену знаниями и опытом: форумы, интернет-ресурсы и базы лучших практик. Если все будут знать, что происходит у соседей, это принесет больше пользы.

Три примера умной инфраструктуры

Кейс №1: В2В-площадки для шеринга

«Sharing Marketplace» от компании Floow2; Yard Club

Sharing Marketplace — это набор активов, начиная от офисного оборудования и сотрудников, заканчивая промышленным оборудованием и спецтехникой. Все это предоставляет возможность получить обладателю активов дополнительный денежный поток, а пользователям — сократить собственные издержки.

Чуть более сфокусирован бизнес компании Yard Club, основным инвестором в капитал которой является Caterpillar, — они позволяют взять в аренду более 700 различных объектов спецтехники. Оба проекта по сути представляют собой платформы В2В-уберизации, которая позволит снизить нагрузки на обслуживание инфраструктуры за счет оптимального использования ресурсов.

Кейс №2: Кабель для защиты железной дороги

CSIС, Cambridge Centre for Smart Infrastructure and Construction

Система мониторинга камнепадов вдоль железнодорожных путей по пути Лондон-Брайтон. С помощью оптоволоконного кабеля измеряют деформацию склонов ж/д путей, вместо того, чтобы тратить ресурсы на регулярные обходы.[5] Метод раннего обеспечения позволяет идентифицировать и предсказать проблему на участке до того, как она повлияет на железнодорожное полотно.

Кейс №3: Робот для ремонта воздушных линий электропередач

IREQ, научно-исследовательский институт канадской компании d'Hydro-Québec

Система передачи Hydro-Québec является самой обширной в Северной Америке, включающей 533 подстанции и более 34 тыс. км линий электропередач. Эти линии требуют регулярного технического обслуживания и осмотра, но они часто расположены в отдаленных горных или лесных районах, доступ к которым бригадам технического обслуживания ограничен. И робот LineScout — решение IREQ для этой проблемы. Он разработан для проверки и обслуживания воздушных линий электропередачи, причем робот может не только выявлять перегревы и перебои в высоковольтных проводах, но и самостоятельно ремонтировать изоляцию и даже сердечник кабеля.[6] При весе 115 кг LineScout может перемещаться по линиям электропередачи 735 кВ/1000 А со скоростью 1 м/с, преодолевая препятствия, такие как гирлянды изоляторов или гасители вибрации.

Примечания