2019/10/04 13:09:34

Павел Ципорин, CIO ХМАО – Югры:
Моя концепция цифровой трансформации госуправления – ноль документов, ноль отчетов

Можно ли оказывать государственные услуги без чиновника? Есть ли способ минимизировать потоки документов между органами власти региона? Есть ли в государственном управлении творческая составляющая? В интервью, подготовленном в рамках спецпроекта TAdviser и "Института развития интернета" "Цифровой регион", на эти вопросы ответил директор Департамента информационных технологий ХМАО – Югры Павел Ципорин.

Павел Ципорин: \"Над концепцией цифровой трансформации региона мы работаем совместно со Всемирным банком\"
Павел Ципорин: "Над концепцией цифровой трансформации региона мы работаем совместно со Всемирным банком"

Что вы вкладываете в понятие «цифровизация»? Чем, с вашей точки зрения, оно отличается от понятий «информатизация» и «автоматизация»?

Павел Ципорин: Все это – постепенное движение вперед. Сначала занимались автоматизацией рабочих процессов, позднее занялись информатизацией, включив в том числе аналитическую составляющую. Сейчас мы говорим о цифровизации, как о следующем шаге в развитии ИТ-отрасли. По сути, цифровизация – это та же автоматизация, но с использованием современных технологий и более глубокого анализа.

Говоря о цифровой трансформации, мы сейчас рассматриваем все информационные системы с точки зрения использования их в связке с искусственным интеллектом, нейронными сетями, машинным обучением. Цифровизация, на мой взгляд, подводит нас к тому, чтобы более глубоко проанализировать всю деятельность органов государственной власти, скрупулезно разобрать их бизнес-процессы, выявить дублирующиеся и избыточные ветки, и переложить все это на новый уровень, на новую схему взаимодействия – и уже эту новую схему взаимодействия автоматизировать с использованием современных возможностей.

Существует ли в регионе программа или стратегия цифровизации? Если да, то каковы ее основные направления? Каковы первостепенные задачи?

Павел Ципорин: Все 85 регионов России думают о цифровой трансформации, о цифровой экономике, выбирают направления движения. У каждого субъекта своя специфика, свои плюсы и минусы. Мы решили с этой задачей обратиться к внешним экспертам, которые, опираясь на российский и международный опыт, подсказали бы специфику нашего региона – куда нам стоит точечно направить свои мысли и действия, чтобы еще дальше шагнуть вперед в цифровой трансформации.

И сейчас мы над Концепцией цифровой трансформации региона работаем совместно со Всемирным банком, у которого есть и компетенции по этому направлению, и международный опыт. В самое ближайшее время будут представлены первые наработки, которые еще предстоит обсудить на Комиссии по цифровому развитию при Губернаторе ХМАО при участии всех ключевых руководители отраслей. Думаю, к концу текущего года мы Концепцию утвердим.

Ожидаем, что Концепция сформулирует уже более «приземленные» вопросы – где использовать аналитику больших данных, в каких отраслях делать это целесообразно, как применять искусственный интеллект и машинное обучение – и даст на них конкретные ответы.

В Концепцию цифровой трансформации лягут наши наработки по созданию парка Центров обработки данных. Ханты-Мансийский автономный округ, мы считаем, позитивно специфичен для создания подобного парка – за счет холодного климата и избытка электроэнергии.

это единая платформа взаимодействия представителей региональной власти по вопросам цифровой трансформации. Платформа аккумулирует опыт и лучшие практики цифровизации госуправления десятков регионов и сотен органов власти (узнать подробнее).

Прорабатывается тема цифровой трансформации государственного управления. Мы прошли уже большой путь с автоматизацией процессов госуправления, с электронными услугами, и портал услуг теперь хорошо работает, и массовые услуги уже заведены, и население широко ими пользуется. В нашем регионе, вообще, востребованность электронных услуг довольно высока, мы всегда занимаем высокие позиции в рейтингах и по количеству зарегистрированных пользователей, и по количеству оказанных услуг. Но мы уже подошли к некой точке насыщения, и сейчас необходимо трансформировать сами принципы представления услуг – о чем говорит и федеральное министерство – услуги без чиновника, услуги комплексные («суперсервисы»), услуги по реестровой модели. А для этого необходимо как раз то, о чем я в начале говорил – нужна цифровизация бизнес-процессов внутри органов власти. Цифровые услуги и портал услуг – это фронт-офис, а что внутри органов власти – это пока некий «черный ящик», в который пора заглянуть, проанализировать все происходящее внутри него, на скрытой от заявителя стороне предоставления услуг, и оптимизировать процесс. Это даст, считаю, существенный эффект по времени оказания услуг, по качеству самих услуг и по качеству принимаемых решений.

В начале июня 2019 году мы в регионе в пилотном режиме запустили две услуги, которые предоставляются вообще без участия чиновника – положительное решение по двум социальным выплатам принимает сама информационная система. Смысл работы таков, что человек подает заявку через портал госуслуг, заявка попадает в систему, система проверяет на полноту и правильность заполнение всех полей, проверяет приложенные документы, сама направляет межведомственные запросы (там их всего два, специально пока выбрали услуги попроще), если на оба запроса приходит положительный ответ, то система принимает решение и даже сама перечисляет необходимую социальную выплату на указанный счет.

Сейчас эти услуги уже оказываются в боевом режиме, экономя время нашим чиновникам (не нужно направлять межведомственные запросы, не нужно проверять документы, высвобождается рабочее время) и работая на пользу самому заявителю, жителям нашего округа. Граждане быстрее получают конечный результат, поскольку система точно быстрее обрабатывает заявление: системе не нужны перерывы на отдых, у нее нет выходных, система получила заявку и тут же отравила запрос – проходят секунды. Чиновник подключается только если приходят отрицательные ответы на межведомственные запросы или если система находит ошибки в документах, – чтобы машина не обижала человека. Практика запуска этих двух услуг показала хорошие результаты, получила позитивный отклик жителей региона. До конца года планируем еще несколько услуг переводить к работе без чиновника. Эта практика тоже ляжет в Концепцию цифровой трансформации региона.

Связываете ли вы цифровизацию региона с его устойчивым развитием? Каким образом можно описать эту связь?

Павел Ципорин: Несомненно, какую-то часть устойчивого развития цифровизация дает. Но наш регион, понятно, живет не за счет развития ИТ-отрасли. Регион у нас нефтегазовый, добываем основную часть ресурсов нашей страны. И я не скажу, что это какие-то легкие деньги, которые сыплются на нас, это тяжелая работа нефтяников, тяжелый труд наших жителей в этой отрасли, – граждане нашего округа это понимают, многие были на нефтяных месторождениях.

Сейчас все нефтяные компании – передовики по цифровизации их производств. У нас располагаются крупные центры компетенций по цифровизации практически каждой крупной нефтяной компании. В самом городе Ханты-Мансийске расположен центр компетенций «Газпрома», где уже работают над созданием цифровых двойников месторождений, цифровых двойников керна (это дает возможность анализировать трудноизвлекаемые запасы нефти), над автоматизацией работы месторождений (уже автоматизированы датчики, потоки, трубопроводы) – добиваются за счет новых технологий еще большего эффекта от добычи энергоресурсов и извлечения прибыли от этого. И, конечно, все это обеспечивает не только ускорение развития региона, но и развитие всей нашей страны – эти прибыли работают не только на наш регион, а на Россию в целом. Без цифровизации такого эффекта не было бы.

Прочая промышленность у нас развита существенно меньше, но, судя по другим субъектам, направления промышленности, которые используют современные цифровые технологии, дают более быстрый эффект и позволяют регионам развиваться более эффективно.

Собственно, на это же направлен федеральный проект «Цифровые технологии». Минцифры РФ не зря хочет вкладывать деньги в развитие современных технологий – больших данных, нейросетей, глубокого машинного обучения, – это все обязательно даст позитивный эффект. Главное, правильно направить эти решения в нужное русло, в нужную отрасль.

Каковы ваши приоритеты в области цифровизации госуправления? Приведите примеры наиболее эффективных и успешных проектов.

Павел Ципорин: Что касается внутренней автоматизации, наши отраслевики немного в стороне от цифровизации, не прочувствовали до конца ее возможности в ЖКХ, в образовании и др. Поэтому стараемся всех руководителей отраслевых департаментов отправлять на обучение по федеральной программе руководителей цифровой трансформации, чтобы загрузить их пониманием по использованию современных технологий.

Помимо формирования «культуры цифровой трансформации», особо приоритетной, остро необходимой, считаем оптимизацию деятельности органов государственной власти региона.

Госуправление развивалось поэтапно, последовательно, постоянно обрастая новыми бизнес-процессами, при этом старые никто не анализировал и не закрывал. Сейчас в каждом регионе стоит проблема перегрузки чиновников – новые задачи добавляются, при этом старые никто не отменяет, их исполняют по привычке – и это первая часть, которую можно оптимизировать. Вторая часть охватывает существующие процессы в органах власти – их тоже можно оптимизировать, создать некое «бережливое производство», только в госуправлении.

Мы уже ведем работу в этом направлении, сформировали у себя внутри нашего Департамента ИТ несколько проектных команд по отраслям (пока выбрали строительство, образование, ЖКХ, дорожное и транспортное хозяйство), с привлечением представителей ведомств, с включением внешних экспертов, региональных учреждений, среди которых подведомственный Департаменту «Научно-исследовательский институт информационных технологий», где работают эксперты по сквозным технологиям. Каждая проектная команда анализирует внутренние процессы ведомства, разбирает именно тот «черный ящик», который находится за порталом госуслуг, а затем определяет, что из бизнес-процессов можно оптимизировать, где можно использовать современные технологии. Сейчас находимся на этапе такого анализа. Работа не простая, не быстрая, но, считаю, она даст достаточно хороший эффект. И уже в следующем году приступим непосредственно к оптимизации бизнес-процессов.

Уровень информатизации и автоматизации у нас в регионе достаточно неплохой, информационные системы в отраслевых ведомствах уже работают, и мы по результатам работы проектных команд займемся оптимизацией процессов и данных в существующих информационных системах: в электронный вид нужно переводить не то, к чему привыкли, а то, что действительно необходимо.

Еще я дал задание своим сотрудникам анализировать потоки документов, которые приходят в Департамент ИТ от региональных органов власти. Думаю, что года за два вполне можно 30% этого документарного потока сократить, ведь зачастую запрашиваются отчеты, которые уже устарели и после получения не используются, зачастую запрашиваемые данные есть в информационных системах, в тот же отпуск сотрудника любого предприятия можно отправить автоматически.

Моя концепция цифровой трансформации государственного управления – ноль документов, ноль отчетов. В моем понимании, не нужны ни отчеты, ни письма, ни прочие документы. Максимум, что мы можем получать – это обращения граждан, которые, в идеале, надо отрабатывать еще до того, как гражданин решил обратиться в орган власти. С этой методологией, конечно, не все согласны, поскольку больше доверяют отчету на бумаге с живой подписью. Может быть, мы в нашей отрасли немного футуристы, но я вижу за таким подходом сильное будущее.

Каковы приоритетные проекты в области цифровизации взаимодействия власти и граждан?

Павел Ципорин: Что мне нравится в нашем регионе – и цифровизацию, и ИТ-отрасль в целом активно поддерживает губернатор Наталья Владимировна Комарова, причем иногда поддерживает даже наши дерзкие идеи.

В 2018 году правительством автономного округа было принято решение о предоставлении единовременной социальной выплаты гражданам, родившимся на территории ХМАО в определенный период. Мы были готовы на любой вариант развития событий и на любой способ предоставления этой услуги, но поскольку ожидалось очень большое количество получателей – порядка 400 тысяч человек, предложили рассмотреть возможность оказания этой услуги исключительно в электронном виде. Не оказывать ее в МФЦ, не оказывать в органе власти – только в электронном виде. Нашу идею приняли, в нормативном документе был прописан единственный способ подачи заявления – портал госуслуг. За полгода в электронном виде были приняты и обработаны все 400 тысяч заявлений, проведены все выплаты. Мы посчитали экономию: если бы 70% этих заявлений были обработаны специалистами, то мы потратили бы около 20 млн рублей. К этому стоит прибавить и то, что каждый из 400 тысяч жителей не потратил своего времени на поход в МФЦ. Эту интересную практику будем и дальше развивать по вновь возникающим услугам – будем пробовать оказывать их только в электронном виде. Эффективность ее доказана, развитие ее логично – более 80% жителей автономного округа, включая старшее поколение, зарегистрированы на портале госуслуг.

Еще мы придумали идею использования нейронных сетей в госуправлении и во взаимодействии с гражданами. В 2018 году многие начали говорить о нейронных сетях, больших данных, даже про блокчейн в госуправлении. И если применение большим данным в госуправлении еще можно было найти, то способа применения нейронных сетей на тот момент еще никто не придумал. А мы создали искусственный интеллект, сейчас его зовут Вика (первое название продукта было «Помогуша», использовали его на старте проекта, после полноценного запуска сделали ребрендинг). Вика консультирует жителей автономного округа по получению электронных услуг и сервисов от государства. До ее появления нужно было зайти на портал госуслуг, как-то найти услугу по этим сложным названиям и не всегда понятным категориям, найти перечень документов, найти информацию об органе власти и т.д. – довольно сложный путь, особенно для неподготовленного пользователя. Мы обучили нейронную сеть, начав с небольшого количества несложных, но востребованных услуг, например, записи на прием к врачу, записи в первый класс. Вика, зная теперь уже более десятка услуг, круглосуточно консультирует жителей, подсказывает, куда обратиться, какие документы подать, сколько ждать, где посмотреть результат. Все это происходит в формате диалога – по аналогии с Алисой от Яндекса. Мы справились достаточно хорошо, сейчас расширяем нейронную сеть, Вика знает теперь более десятка услуг, уже информирует и о готовности документов. На основе открытых данных мы связали Вику с МФЦ и с рядом электронных сервисов, с ее помощью можем найти телефон любого чиновника любого уровня – регионального или муниципального, любого подведомственного учреждения. Мы хотим, чтобы через какой-то обозримый период времени Вика стала единой точкой входа для граждан региона – вплоть до того, чтобы через нашу нейронную сеть можно было полностью получать услуги.

Какие сложности, в первую очередь, предстоит решить для ускорения проектов и процессов цифровизации?

Павел Ципорин: Главная сложность – это законодательство, потому что оно развивается недостаточно быстро. И даже Федеральный закон №210-ФЗ сейчас не позволяет сделать многое в сфере предоставления услуг для населения. До сих пор не урегулированы понятия, услуга до сих пор носит только заявительный характер, хотя Минцифры России давно говорит о беззаявительном характере услуг. Есть еще немало подобных правовых коллизий, которые не позволяют нам реализовать все наши идеи.

Сейчас стоит еще одна поистине грандиозная задача – работа с данными. Цифровизация идет, а у нас очень мало даже в целом по стране архитекторов, которые могли бы проверить данные на актуальность, их связность, определить, кто с кем взаимодействует, где данные первичные, где вторичные. Мы этой задачей тоже занимаемся, создали под нее проектную команду, есть идеи реализации. Если даже на примере одного региона сейчас качественно поработать с данными, сделать их выверенными, чистыми, – это даст хороший эффект и для самого региона, и станет хорошим стимулом для других субъектов России.

Чем привлекаете ИТ-специалистов на госслужбу?

Павел Ципорин: Не для всех специалистов главное – заработная плата. Для кого-то важны интересные задачи, для кого-то факт работы на государство, для кого-то понимание того, что работаешь в системе, направленной на повышение качества жизни населения за счет развития услуг гражданам, развития взаимодействия с ними.

Мы стараемся, чтобы работа у нас была интересная, чтобы люди не завязли в бумагах и переписках, чтобы генерировали идеи. Зачастую тот, кто идею сгенерировал, лучше нацелен на ее воплощение – ему не столь важно денежное вознаграждение, важно, чтобы его идея жила и развивалась.

Чиновник привыкает, что зарплата идет, а нужна стимуляция, направленная и на командную работу, и на личные достижения. Поэтому используем и разные нефинансовые поощрения. Есть интересная идея мотивации сотрудников

Департамента ИТ и подведомственных учреждений, которую будем запускать уже в ближайшие дни. Планируем вознаграждать сотрудников за активную работу, за генерацию новых идей, за успехи в реализации проектов. Подробностями делиться пока не стану, дождусь воплощения этой идеи и ее апробации.

Какие меры поддержки для развития цифровых инициатив вы ожидаете от федеральных властей?

Павел Ципорин: Мне нравится идея федеральной поддержки внедрения сквозных технологий в рамках проекта «Цифровые технологии» – для любой отрасли эффективность от этого будет понятна и ощутима довольно скоро. Но, к сожалению, есть вопросы с показателями реализации этого проекта – от региона требуется обеспечение роста затрат на эти задачи у предприятий. То есть тему мы поддерживаем, но не поддерживаем ответственность подобного рода – региональные власти не могут влиять на затраты предприятий, не относящихся к категории государственных.

Считаю важным выделение для субъектов федерального финансирование на работу с данными, на работу по внедрению сквозных технологий в государственном управлении. В национальной программе отсутствуют показатели по этим задачам, что затрудняет обоснование региональных бюджетных средств на их реализацию.

Планируете ли вы задействовать модель государственно-частного партнерства для цифровизации региона? Приведите примеры задач, для решения которых ГЧП может быть применимо или уже применяется.

Павел Ципорин: Государственно-частное партнерство – это очень интересное направление, но, на мой взгляд, применимое не во всех направления, а только, пожалуй, на проектах глобального вида.

Мы в регионе прорабатываем по стандартной модели ГЧП, например, задачи фотовидеофиксации, видеонаблюдения, общественной безопасности, автоматизации транспорта, «Умного города» («Умного освещения», «Умного отопления» и прочих).

Если говорить о применении модели ГЧП для создания информационных систем или внедрения сквозные технологии, пока таких практик я не знаю. И пока нет видения того, какого рода информационную систему можно реализовать с применением этой модели, за счет чего она будет окупаться. Возможно, формат ГЧП в данном случае будет задействован в качестве дополнительного финансирования ИТ-отрасли.

Насколько продвинулся регион в импортозамещении информационных технологий? Приведите примеры наиболее заметных проектов.

Павел Ципорин: Тема импортозамещения программного обеспечения в органах власти – сложная, но необходимая.

И сложности даже не в том, чтобы купить лицензии отечественного ПО и его внедрить, а в том, что в отечественном ПО еще не доступен такой функционал, как у наших зарубежных партнеров. Их продукты развивались несколько десятилетий, и за этот период смогли нарастить широкий функционал, получить качественный продукт. Внедряя отечественное ПО, сталкиваешься с тем, что подписание документов не работает на федеральных площадках, или информационная система использует библиотеки, которые доступны только в Windows, или поехали шрифты и таблицы, собранные в Excel.

Задача все равно перед нами стоит, задача правильная, связанная в том числе с национальной безопасностью, поэтому постепенно переводим свои системы на импортозамещенные технологии. Это влечет, конечно, большие затраты. Но жизненный цикл любой системы ограничен, поэтому в рамках модернизации систем мы стараемся планировать ресурсы в том числе и на переход к импортозамещенным технологиям.

Ряд систем уже перевели. Заменили и Oracle на Postgres, и Windows Server на Linux-сервера. В 2016 перевели на российскую платформу наши официальные сайты, которые долгое время работали на IBM WebSphere – ресурсоемком и производительном движке для портальных решений, который был для нас несколько избыточным и дорогим. Специалистов по WebSphere в России не так много, подрядчикам приходилось привлекать их и из-за рубежа, скорость реакции была достаточно медленной – в случае необходимости изменений требовалось дожидаться своей очереди, когда освободятся специалисты. Поэтому мы перевели сайты на отечественную платформу 1С:Bitrix с хорошими показателями отказоустойчивости, безопасности и гибкости. В 2017 году запустили сайт в том же дизайне, перенесли всю информацию. И теперь на порядок меньше тратим средств на его поддержку, развитие – специалистов по Bitrix у нас в стране много, к тому же сопровождением сайта занимается наше подведомственное учреждение, что тоже оптимизирует затраты.

Закупили также ряд лицензий на операционные системы, устанавливаем их там, где не нужны библиотеки Windows или электронная подпись – как правило, на местах рядовых специалистов. Разворачиваем Linux, на него ставим офисное ПО. Специалисты работают, постепенно привыкают.

Надеюсь, что постепенно отечественное ПО достигнет функциональности, необходимой для деятельности государственных структур. Тогда, считаю, процессы импортозамещения пойдут гораздо быстрее.

Возможно ли, на ваш взгляд, тиражирование успешных ИТ-проектов одного региона в другой регион? Был ли у вас подобный опыт? Если да, расскажите о нем.

Павел Ципорин: Отношусь к крайне положительно к обмену опытом между регионами. И возможностей для поиска нового опыта сейчас достаточно: проводятся конкурсы, Министерство собирает каждый квартал профильную конференцию «Лидеры цифрового развития», регионы делятся впечатлениями о том, что успели за это время у себя развернуть, какой эффект получили.

это единая платформа взаимодействия представителей региональной власти по вопросам цифровой трансформации. Платформа аккумулирует опыт и лучшие практики цифровизации госуправления десятков регионов и сотен органов власти (узнать подробнее).

Берем из этого опыта либо просто идеи и сами реализовываем, либо берем подрядчиков, готовых к реализации.

Есть ряд интересных проектов, которые мы взяли у других регионов. Например, проект в автоматизации строительной отрасли. В Тюмени увидели хорошее решение по безопасности дорожного движения, сейчас его внедряем у себя. Ряд идей, которые недавно обсуждали, я себе отметил, стал прорабатывать, например, проект Новосибирска по автоматизации охоты – для нашего региона выдача охотничьих билетов, выдача разрешений на добычу животных очень актуальны.

Когда мы запустили Вику, ряд субъектов изъявили желание взять ее, как продукт и использовать. А ряд субъектов, я увидел, позаимствовали ее как идею, идут в этом направлении, начинают создавать подобные нейронные сети по взаимодействию с гражданами, по оказанию услуг – наши идеи живут и развиваются, что, конечно, радует.

Насколько применим в российских регионах опыт других стран? Используете ли вы его?

Павел Ципорин: Можно отметить мировой опыт в части цифровизации государственного управления. Надеюсь, наши подрядчики смогут часть мирового опыта перетянуть, приземлить его в нашу Концепцию цифровой трансформации.

Из практических кейсов могу назвать использование в Республике Корея нейронных сетей в медицине: машинный анализ снимков флюорографии, анализ в офтальмологии. На основе этих снимков, на основе глубокого машинного обучения нейронная сеть распознает, есть заболевание или нет, есть ли подозрение на какое заболевание. Эти идеи мы тоже у себя тестировали – пробовали применить и корейский опыт, и запускали свои решения. Сейчас смотрим, насколько эффективно уже обучена нейронная сеть, готова ли она к использованию в наших лечебных учреждениях в боевом режиме.

Назовите три главных признака цифрового региона.

Павел Ципорин: Первый признак цифрового региона – это работающая концепция «ноль документов, ноль отчетов». Второй – максимальная эффективность внутренних бизнес-процессов. Третий признак – доступность и качество услуг и сервисов для населения. И если первые два признака ориентированы на внутренние процессы, то третий ориентирован уже вовне

Cкопировать короткую ссылку   |  Просмотров: 3035

Читайте также



Александр Архангельский, Калужская область: Цифровая трансформация решает проблемы на "земле"

Александр Архангельский рассказал о ключевых направлениях цифрового развития региона, успешных проектах в этой сфере и реализации модели государственно-частного партнерства.


Все материалы

Цифровой регион

Единая платформа взаимодействия представителей региональной власти по вопросам цифровой трансформации

Подробнее о проекте
163
кейсов
50
регионов
346
органов гос власти
386
пользователей

Раздел создан в рамках реализации проекта «Поддержка внедрения цифровых технологий на территории всей России - «Цифровой регион», Договор № 03/18-КЦ целевого финансирования (добровольного пожертвования) от 02 апреля 2018 г., заключенный с АНО «Координационный центр национального домена сети Интернет».