2019/10/29 15:39:00

Интервью TAdviser:
Сергей Максимчук, врио вице-губернатора Приморья - о бизнес-подходах при цифровизации региона

У цифровой экономики есть два «лица». Одно – цели и задачи, нормы и правила – все то, что формируется на федеральном уровне. Второе – реальная цифровая трансформация, которая происходит «на земле» - в российских регионах. Каждый регион уникален. И каждый, по сути, прокладывает свой собственный путь информатизации. Как выполнить амбициозные задачи и добиться успеха в условиях, когда для многих проблемных ситуаций нет гарантированного решения? Участники конференции TAdviser IT Government Day 2019 расспросили об этом Сергея Максимчука, врио вице-губернатора – директора департамента информатизации и телекоммуникаций Приморского края. Ключевые направления разговора задал эксперт в сфере региональной информатизации Роман Урнышев.

Содержание


О мотивации перехода из бизнеса в госсектор

Роман Урнышев: Сергей, разговор именно с Вами вызвал большой интерес участников конференции IT Government Day 2019. С одной стороны, Вы профессионал с опытом управления крупными проектами цифровой трансформации бизнеса. С другой стороны, сегодня Вы чиновник, отвечающий за региональную информатизацию. Расскажите, пожалуйста, для начала, почему госсектор? И почему Владивосток? Вы же фактически перебрались с одного края Земли на другой.

Сергей Максимчук: Знаете, многие мои знакомые и коллеги не поняли, почему я сделал такой нетипичный шаг. Я за свою жизнь поменял несколько отраслей. По образованию я юрист-международник, закончил МГИМО. Долгое время работал в строительной отрасли, затем перешел в банковскую сферу. Потом работал в высокотехнологичной компании IBM. И вот сейчас оказался на госслужбе. А что меня действительно увлекает, так это новые технологии, ими я серьезно занимаюсь более 10 лет. Почему я перебрался во Владивосток? Во-первых, я увидел стратегический регион для раскрытия моего потенциала в новом аспекте - цифровая трансформация региона. К тому же туда пришел очень сильный губернатор - Олег Николаевич Кожемяко. Он позвал меня в Приморский край, и я вижу здесь возможность реализовать успешные кейсы цифровой трансформации.

Дальний Восток – это не только стратегический регион нашей страны. У него уникальное геополитическое положение – много сопредельных стран и в целом большой потенциал, которому цифровые технологии способны обеспечить резкий рост. Ведь очень сложно добиться в той или иной отрасли кратного роста без применения современных технологий, в некоторых вообще невозможно. В условиях Приморского края – это возможно.

О первостепенных планах и ИТ-бюджете

Роман Урнышев: Какие программы цифровизации уже действуют в Приморском крае? Что Вы для себя определяете в качестве первоочередных задач, глядя на свой участок работ достаточно свежим взглядом?

Сергей Максимчук: Да, вы правы. Взгляд достаточно свежий – я занимаюсь вопросами ИКТ края четыре месяца, с июня 2019 года. Что касается стратегических планов, то в Приморском крае принята стратегия социально-экономического развития. Поскольку мое предыдущее место работы – международная консалтинговая компания, одна из крупнейших в мире в области ИТ, я отчетливо вижу тот эффект, который способны дать передовые методологии цифровой трансформации, и то, что у нас сейчас нет нужных компетенций в полном объеме. Поэтому в настоящий момент мы готовимся объявить конкурс, привлечь, в том числе, крупные консалтинговые компании для того, чтобы с помощью партнера разработать подробную стратегию цифровой трансформации.

Что касается важных наблюдений, я хотел бы подчеркнуть, скажем так, клиенто-ориентированность, которую нужно иметь в виду при построении этой стратегии. Я подразумеваю, что, в первую очередь, мы должны учитывать интересы трех основных групп наших пользователей. Под пользователями мы подразумеваем, во-первых, наших граждан. Мы хотим понять, что им, действительно, нужно, с точки зрения, цифры. Какие сервисы им нужны? Какие у них есть потребности в части ИТ? И какие их проблемы мы можем разрешить с применением технологий?

Интервью с Сергеем Максимчуком (на фото - слева) на конференции TAdviser IT Government DAY провел эксперт по региональной информатизации Роман Урнышев
Интервью с Сергеем Максимчуком (на фото - слева) на конференции TAdviser IT Government DAY провел эксперт по региональной информатизации Роман Урнышев

Вторая группа пользователей – это наши государственные служащие. У них тоже есть ряд своих сложностей и проблем в обращении с цифровыми технологиями, с теми ИТ-решениями, которые работают уже сегодня. И третья группа наших пользователей – это бизнес. Бизнес тоже активно использует современные технологии, и мы это обязательно должны учесть.

Основной путеводной звездой для нас является национальный проект «Цифровая экономика». У нас, как и у всех других регионов, подписаны соглашения о реализации региональных проектов во исполнение нацпроекта. Есть ведомственные проекты. «Умный город» - один из крупных проектов, реализацию которого мы начали. В целом, сейчас нам не очень понятно, куда все-таки бежать? Во все стороны бежать тяжело, особенно, с учетом того, что у нас человеческие ресурсы ограничены, и к тому же у них еще не сильно развиты цифровые компетенции. Подход со стороны интересов пользователей дает нам возможность приоритезации наших действий. И результатом разработки стратегии станет дорожная карта: она будет учитывать интересы наших пользователей и будет также синхронизирована с основными показателями национального проекта.

Кроме того, мы хотим разработать стратегию ИТ-трансформации. Знаете, за четыре месяца я не смог добиться того, чтобы получить точные сведения о том ИТ-ландшафте, который у нас есть. Понятно только, что это очень большой «зоопарк» систем. Я проработал в банковской отрасли пять лет, все знают, что в банках, с точки зрения ИТ, «зоопарк». Но здесь, я вам хочу сказать, с этим еще хуже! Очень сложно даже понять, где какие системы используются, и какие технологии работают. Я думаю, что внешние эксперты помогут нам провести детальный аудит и разработать целевую ИТ-архитектуру для того, чтобы выработанные принципы закладывались в те ИТ-решения, которые мы будем развивать.

Роман Урнышев: Насколько велик бюджет, выделяемый на информатизацию края?

Сергей Максимчук: Бюджет небольшой, и мы сейчас работаем по этому направлению. Он ведь складывается из нескольких составных частей. Есть бюджет департамента информатизации (в некоторых регионах они имеют статус министерства) – деньги, направляемые на конкретные ИТ-решения для конкретных отраслей: медицина, образование и т.д. В то же время у профильных департаментов также есть свои ИТ-бюджеты. Иными словами, ИТ-составляющая регионального бюджета размазывается по всем отраслям. Мы хотим эту структуру централизовать и оптимизировать.

С нового года у нас меняется вся структура госуправления: появится Правительство края и Министерства. А в каждом Министерстве на уровне заместителя - свой, так называемый, цифровой эмиссар. Это человек, который будет блюсти цифровую повестку в своей отрасли, отвечать за ключевые показатели эффективности. И еще один важный момент: мы хотим увеличивать ИТ-бюджет не за счет регионального или федерального бюджета, а через механизмы государственно-частного партнерства (ГЧП).

Я убежден в том, что крупные компании должны вложить свои собственные средства в цифровизацию нашей страны. Государство со своей стороны, конечно, должно создать понятные прозрачные условия для возврата этих инвестиций. Но ждать от государства, что оно найдет деньги на всю цифровизацию по всей стране, думаю, не стоит.

О роли больших данных и сквозных технологий в управлении регионом

Роман Урнышев: На нынешней конференции состоялась большая серьезная дискуссия по вопросам управления цифровыми данными государства (см. подробнее). Что для Вас как регионального чиновника означает понятие «управление на основе данных»?

Сергей Максимчук: Начну с того, что в отношении данных, тем более, искусственного интеллекта, машинного обучения, которые сейчас у всех на слуху, есть две базовых проблемы. Первая – это отсутствие компетенций. В регионах, не важно: во Владивостоке или где-то еще, совершенно точно не хватает компетенций, то есть людей, которые понимают, что такое данные, какую ценность из них можно извлекать, и зачем они вообще нужны.

Второй проблемой является то, что, по большому счету, данных, готовых для анализа, формулирования тех или иных гипотез, принятия решений, фактически нет. Конечно, сами данные скапливаются в разрозненных системах. В здравоохранении – своя система, в госуправлении – свои системы, которых несколько и так далее по отраслям. Они между собой плохо интегрированы. Для нас огромная проблема – следующая: когда приходят многочисленные запросы из разных ведомств, мы тратим очень много времени просто на сбор этих данных. Потому что систем много, данные нужно собрать, а агрегируются они чаще всего вручную через таблицы Excel. Получается, конечно, очень долго и муторно, и люди перегружены совсем не интересной рутинной работой.

Для решения всех этих проблем нужен комплексный подход. Поэтому мы, во-первых, тратим большие усилия на обучение госслужащих и, в том числе, руководителей. С другой стороны, проводим работу по объединению данных. Теперь отвечу непосредственно на Ваш вопрос, что такое для меня «управление на основе данных» или, что тоже самое, большие данные в гос. управлении? Во-первых, это возможность формулировать гипотезы на основе данных. Например, если мы хотим ввести некоторые социальные выплаты для определенных категорий граждан, то имея в своем распоряжении достоверные и актуальные данные, можем спрогнозировать, что это даст льготным категориям, а также во что это выльется для регионального или федерального бюджета. Во-вторых, данные – это возможность для более точного и взвешенного принятия решений, управленческих решений.

Роман Урнышев: Зачем собирает большие данные «Альфа-Банк», мне понятно: можно увеличить клиентскую базу, предложить лучшие продукты, чтобы люди стали ими пользоваться, и от этого вырастет прибыль. А какие главные цели преследует регион с точки зрения сбора и обработки данных?

Сергей Максимчук: Думаю, для того чтобы более эффективно решать проблемы наших граждан. Наверное, одного универсального ответа нет, нужно смотреть по отраслям. У каждой - своя специфика, и в каждой мы можем понимать, какие у граждан есть проблемы, как мы можем на них реагировать, как можем им помогать. Например, анализируя имеющиеся данные, можем, допустим, в превентивном режиме прогнозировать наступление каких-то стихийных бедствий, и вовремя предупреждать жителей предпринимать меры. В медицине, собирая данные, можно понимать, каких лекарств нам не хватает. Понимая, с какой интенсивностью эти лекарства используются, вовремя осуществлять поставки этих лекарств. И таких примеров может быть очень много.

Сейчас мы работаем над тем, чтобы в тот момент, когда мы научимся собирать данные в одном месте, у нас были компетентные люди, которые будут уметь работать с данными. То есть будут уметь формулировать эти кейсы из практической жизни, строить гипотезы, которые помогут, в конечном счете, повысить качество жизни граждан нашего края.

Сергей Максимчук: За четыре месяца работы я не смог получить точные сведения о том ИТ-ландшафте, который у нас есть. Понятно только, что это очень большой «зоопарк» систем
Сергей Максимчук: За четыре месяца работы я не смог получить точные сведения о том ИТ-ландшафте, который у нас есть. Понятно только, что это очень большой «зоопарк» систем

Роман Урнышев: Вопрос про сквозные технологии. В программе «Цифровая экономика» указан перечень ключевых сквозных технологий. Региональному руководителю следует стараться развивать все, или будет лучше, если каждый регион будет иметь какую-то специализацию?

Сергей Максимчук: Сложно дать точный ответ на вопрос, какие технологии важнее для государства… Мое мнение таково: будет, думаю, эффективнее, если бизнес будет развивать технологии, а государство должно формировать условия для этого и, может быть, формировать запрос на технологии, описывая, какие проблемы существуют. Тогда бизнес придумает, какую технологию применить для решения конкретной проблемы. У нас в крае мы сейчас сфокусировались на решении базовых проблем: обучение госслужащих основам цифровой трансформации, формирование цифровых компетенций. Это нужно для того чтобы поднять уровень общего понимания цифровой экономики у нас в регионе. Я не могу сегодня разговаривать с муниципалитетами об искусственном интеллекте, потому что нет общего понимания предмета разговора, пока что мы разговариваем на разных языках.

Вы сейчас, наверное, думаете, что я пытаюсь уйти от прямого ответа. Это не так. Я говорю о том, что есть некоторые базовые вопросы, и вот их нужно решать в первую очередь. А уже потом мы дойдем и до искусственного интеллекта, и всего остального.

Бизнес сейчас активно развивает технологии. Сейчас вырабатываются реальные кейсы применения тех или иных технологий. Потом мы можем эти кейсы переложить на отношения государства и гражданина, государства и бизнеса.

О развитии ИКТ-инфраструктуры в регионе

Роман Урнышев: Вопрос об инфраструктуре. Почему сегодня региональные руководители предпочитают создавать собственные ЦОДы, нежели пользоваться сервисной моделью? Какие Вы видите риски в модели пользования «как услуга»? Какие барьеры Вы видите для реализации сервисной модели?

Сергей Максимчук: Проблем несколько. Во-первых, это отсутствие стабильных каналов связи, особенно, если мы говорим про ситуацию, когда подходящий для сервисной модели ЦОД находится за пределами нашего региона. Зачастую сегодня просто нет каналов связи, стабильных настолько, чтобы работало все хорошо и бесперебойно.

Во-вторых, если говорить про облачные решения, они зачастую не оказываются финансово эффективнее, чем хранение в своем ЦОДе. Пока я не вижу предложений кратного повышения эффективности при использовании облачных технологий. Зато есть целый ряд проблем, касающихся хранения чувствительной информации или строительства частного облака. Сейчас идет проработка планов строительства сети региональных опорных дата-центров по стране. Приморский край участвует в этой программе, и мы в настоящее время просчитываем потребности нашего края, соседних регионов Дальневосточного федерального округа и сопредельных стран. Мы видим достаточно большие наши внутренние потребности и это уже является основанием для строительства локального дата-центра.

Роман Урнышев: А Вы не боитесь, что построенные мощности не будут загружены? Есть ведь прецеденты, когда несколько миллиардов рублей было потрачено на создание подобного ЦОДа в регионе, а он оказался заполнен примерно на 20%. Региональному руководителю пришлось буквально упрашивать потенциальных клиентов, искать их в федеральных ведомствах, чтобы обеспечить загрузку ЦОДа и, соответственно, его рентабельность?

Сергей Максимчук: Нет, мы такого не боимся. Сейчас занимаемся соответствующими расчетами. В основу положены потребности Администрации Приморского края, профильных департаментов, муниципалитетов, потребности Дальневосточного федерального университета, а также потребности крупных предприятий, телеком-компаний, банковских организаций, которые также заинтересованы в строительстве собственного ЦОДа. Мы в этом плане объединились, договорились о том, чтобы под эгидой Администрации края построить единый центр обработки данных на базе современных технологий и передовых подходов. Мы берем за основу потребности тех участников проекта, которые уже фактически подписались на то, что будут эти определенные мощности использовать. И еще мы ведем переговоры с сопредельными странами, нашими соседями, в частности, Южной Кореей. Представители Сеула сказали, что при хорошем соотношении цена/качество они готовы хранить у нас резервные копии нечувствительной информации.

Вопрос из зала: Эти переговоры с соседними странами включают обсуждение поставок их технологий, оборудования?

Сергей Максимчук: Нет. На этом этапе мы ищем партнеров-потребителей, а не поставщиков технологий или оборудования. Речь идет только о том, что я сказал, эти страны смогут размещать у нас резервные копии своих данных при условии, что у нас это будет делать выгоднее, чем сейчас, и при сопоставимом качестве. Тут речь не про оборудование.

Аналогичные переговоры будем проводить с китайскими и японскими партнерами. И уже по итогам всех договоренностей и результатов исследования потребностей поймем, какого масштаба ЦОД нам нужен.

Роман Урнышев: Министерство цифрового развития запустило программу подключения социально-значимых объектов к широкополосному Интернету по сервисной модели. Расскажите, пожалуйста, как идет реализация этой программы в вашем крае.

Сергей Максимчук: Да, сейчас эта программа идет во всех без исключения регионах нашей страны. Она рассчитана на три года: 2019 – 2021 гг. Министерство цифрового развития централизованно провело конкурсы, они уже завершились, определены победители. В нашем регионе конкурс выиграла компания «Ростелеком» и мы оказываем ей содействие в согласовании списка конкретных объектов и приемке работ. По плану мы подключим социально-значимые объекты даже в самых отдаленных уголках нашего края. А к 2021 году, как ожидается, будут приняты изменения в законе «О связи», в соответствии с которым потом к этим удаленным пунктам мы сможем подключать абонентов, которые находятся рядом. Это очень масштабная программа. У нас свыше 1200 социально-значимых объектов будет подключено по широкополосному доступу в Интернет. Я думаю, проникновение интернета очень сильно увеличится, и не только у нас в крае, но и по всей стране.

Роман Урнышев: А когда закончится федеральное финансирование, как будут эти социально-значимые объекты обеспечиваться связью и Интернетом?

Сергей Максимчук: Оплата услуг связи будет осуществляться из регионального и муниципальных бюджетов. Плюс широкополосный интернет – это же импульс к развитию, в том числе, для малого бизнеса в таких удаленных населенных пунктах. Мы надеемся, что, получив доступ к интернету, бизнес использует этот импульс и начнет развиваться. Соответственно, экономика будет развиваться, а бюджет - наполняться. Значит, будут деньги, в том числе, на оплату каналов связи.

О показателях развития цифровой экономики и роли ГЧП

Роман Урнышев: Целевые показатели программы «Цифровая экономика». На Ваш взгляд, их достаточно для реализации цифровой экономики в отдельно взятом регионе? Или хотели бы каких-то своих?

Сергей Максимчук: Начну с того, что у нас есть несколько проектов, и у каждого - свои показатели. Кроме того, «Цифровая экономика» требует очень большой работы на федеральном уровне, причем, многие вещи делаются впервые. В этих условиях взять и декомпозировать показатели на всю страну – это очень тяжелая задача. К тому же регионы разные, у всех свои проблемы, своя собственная региональная специфика. Одновременно запустить в 85 регионах и индивидуально подойти к формированию этих показателей крайне сложно. Критиковать показатели можно, но вот вопрос: как сделать их лучше и эффективнее? Думаю, региональная специфика – это очень важный фактор.

С другой стороны, если говорить про профильные министерства, то Министерство цифрового развития и Министерство экономического развития, Минстрой и все остальные, которые вовлечены в цифровую экономику, активно помогают регионам при возникновении вопросов. Возьмем пример - показатель о кадрах для цифровой экономики. Плановые цифры централизованно подсчитаны и спущены на все регионы. Например, у нас - 3250 специалистов с цифровыми компетенциями, такое количество мы должны выпустить на следующий год. Да, у нас есть мощные вузы: ДВФУ и еще несколько крупных вузов. Мы с этими показателями справляемся.

А вот, допустим, Еврейская автономная область – там вообще ни одного вуза нет, а им надо несколько сотен человек выпустить. Конечно, обратились с вопросом в центр: как мы можем это обеспечить? Коллеги из министерств помогают решить вопрос в индивидуальном порядке.

Роман Урнышев: На Ваш взгляд, какие верхнеуровневые показатели цифровой экономики могли бы сыграть роль драйвера для этих процессов и одновременно учитывать различия в регионах? Что-то подобное требованию, которое было когда-то зафиксировано на верхнем уровне – о доступности госуслуг в электронном виде не менее, чем для 70% граждан. Может быть, взять за образец регионы – лидеры, и их показатели поставить в качестве цели для всех остальных?

Сергей Максимчук: Да, региональная специфика – важная вещь. Плюс регионы обладают конкретными ресурсами, несопоставимыми друг с другом. Поэтому ориентироваться на лидеров всегда, конечно, нужно, но ставить это в обязанность, наверное, рискованно. Потому что тогда маленький регион, обладающий меньшими ресурсами, может не прийти к заданной цели. Думаю, что отраслевые KPI и региональные KPI – это хорошая история.

Если говорить про наш край, то я бы поставил KPI, например, по лесному хозяйству и рыбному хозяйству. То есть по тем отраслям экономики, которые вносят большой вклад в бюджет, и в которых цифра, соответственно, могла бы сыграть максимально эффективную роль. И еще мне как человеку с опытом бизнеса не хватает еще одного типа KPI – того, который показывает уровень удовлетворенности пользователей. Тех пользователей, которых я перечислил в начале разговора: граждане, госслужащие, бизнес. Что цифра для них делает? Какую пользу она им приносит? Сегодня для нас нет готовой формулы, потому, к сожалению, я не могу ее озвучить. Но измерить удовлетворенность наших граждан по поводу тех цифровых мероприятий, которые уже реализуются или еще будут реализованы, наверное, было бы полезно.

Роман Урнышев: Федеральный центр рекомендовал регионам верхнеуровневые показатели. В этой связи, какие меры для поддержки развития своих инициатив Вы ожидаете от федеральных властей? Ведь порядок поддержки регионов на сегодняшний день поменялся. Раньше это было субсидирование непосредственно самих регионов, а сегодня предлагается в качестве поддержки выдача грантов на конкурсной основе юридическим лицам…

Сергей Максимчук: На мой взгляд, нужно эффективно работать у себя, чтобы лучше понимать, что необходимо вашему региону. И второе - чаще общаться с федеральными коллегами. Потому что и грантовая система есть, но и субсидирование никуда не пропало. Оно есть, на определенные направления можно получить субсидию. Другое дело, что соответствующая информация не собирается в одном-единственном месте, чтобы можно было быстро понять, какие есть возможности для привлечения федеральных средств в ваши конкретные проекты. В этом да, есть некая проблема.

В то же время, как я уже говорил, я верю в пользу ГЧП именно в ИТ-сфере, в сфере цифровой трансформации. Это совершенно нормально. На Западе этот этап уже прошли: крупные корпорации, если они хотят, чтобы был создан цифровой фундамент, на базе которого они смогут зарабатывать, должны вложить свои собственные средства, а не ждать, когда государство за них это все сделает. Потому что в конечном итоге они же сами потом будут зарабатывать на построенной с их участием инфраструктуре.

Поэтому вот два моих совета. Первый: разрабатывайте конкретные предложения и приезжайте в Москву, разговаривайте с коллегами. Они всегда пойдут вам навстречу. Если ваши предложения окажутся, действительно, интересны и по делу, то здесь найдут, как это сделать: либо в качестве пилотного проекта включить ваш регион в ту или иную программу, либо подскажут, какую субсидию и где именно можно получить на данный проект.

Второй совет: развивайте ГЧП, разговаривайте с бизнесом, объясняйте им, что №44-ФЗ уходит в прошлое. Сегодня мы идем в историю с государственно-частным партнерством.

Вопрос из зала: Государственно-частное партнерство - это, действительно, интересный формат развития. Но что делать с госуслугами, которые должны быть бесплатными для населения? Это ведь никакому бизнесу не интересно?

Сергей Максимчук: Расскажу про наш опыт на примере проекта «Умный город». Это большой многоотраслевой проект, которым мы сейчас занимаемся. У него очень много разных элементов: есть прибыльные и совсем неприбыльные. Так, многие сервисы, полезные для жителей, напрямую никакого дохода не приносят. Что мы делаем? Мы набор сервисов упаковываем в один контракт. Коммерческому инвестору в конечном итоге важно, чтобы суммарная доходность сервисов - тех, которые со знаком плюс, и тех, которые со знаком минус, - была с плюсом. Когда я пришел на работу в край, то увидел, что из этого умного города хотят вынуть самые «жирные» куски, реализовать их, а потом мы останемся у разбитого корыта думать, что делать с невыгодными, но очень полезными для жителей сервисами.

Роман Урнышев: На разных площадках обсуждается подход к финансированию в рамках ГЧП. В этой связи поднимают вопрос о том, что существующей нормативной базы для новых механизмов недостаточно. Каково Ваше мнение?

Сергей Максимчук: И нормативной базы недостаточно, и наработанной практики недостаточно. Для работы в таких условиях мы сейчас консолидируем все компетенции, которые есть в крае, созданное агентство по привлечению инвестиций и еще ряд некоммерческих организаций. Все объединяем в единый региональный институт развития. Хотим сконцентрировать компетенции, привлекая, в том числе, крупные компании, которые имеют и свой опыт, и свои предложения. Будем дорабатывать региональную нормативную базу и, в том числе, выходить на федеральный уровень, предлагать те изменения и доработки, которые необходимы для того, чтобы эти механизмы начали эффективно работать. На федеральном уровне тоже ведется работа в этом направлении.

Понятно, что с №44-ФЗ уже есть и опыт, и судебная практика. Но это вовсе не означает, что там все отлажено настолько, что все будет хорошо. Я хочу только сказать о том, на какое направление указывают тренды. То, что у нас нет всеобщего понимания, и есть какие-то пробелы – это нормально. Просто нам нужно всем двинуться в этом направлении, начать прорабатывать эти вопросы. Тогда и понимания будет больше. Надо все возникающие вопросы прорабатывать и осознавать: можем или не можем? Какие есть препятствия? Как их можно проработать и преодолеть? На региональном уровне, по крайней мере, у нас в регионе это сделать можно – мы тут работаем в тесной связке с законодательным собранием Приморского края. И там люди тоже все это хорошо понимают, проходят обучение основам цифровой трансформации. У нас, кстати, такое обучение трехсот государственных служащих запланировано на начало ноября.

Обучение проводится под эгидой РАНХиГС. Конечно, это не панацея, а только начало. Мы сейчас работаем над такими программами для высшего руководящего состава региона и для муниципальных служащих. Но это нужно делать на регулярной основе и, конечно, после таких теоретических мероприятий этих людей нужно как можно быстрее погружать в практику, чтобы знания были закреплены на деле.

О цифровой лаборатории и кадровой проблеме

Роман Урнышев: Скажите, пожалуйста, какие, на Ваш взгляд, информационные системы, которые есть в крае, являются ключевыми?

Сергей Максимчук: Тяжело сказать… Есть, конечно, система документооборота, с которой работает ежедневно большое количество людей. И если что-то с ней случится, это может привести к коллапсу… Другое дело, что ИТ-систем много. И для меня на моей позиции все отрасли и все наши департаменты одинаково важны. Еще тот «зоопарк» систем, о котором я говорил в начале. У нас есть идея, как с этим можно справиться. Мы хотим взять за основу банковский опыт: это микро-сервисная архитектура и платформенные решения.

Сейчас у нас принято решение о создании Цифровой лаборатории Правительства Приморского края. Мы хотим выращивать у себя компетенцию по разработке цифровых продуктов и хотим строить платформу, которая объединит существующие системы, сможет объединить данные, которые находятся в этих системах. Тогда, по сути, старые системы будут играть роль баз данных, а те необходимые изменения, которые нам будут нужны, мы будем вносить уже в эту платформу. Строить ее будем на основе микро-сервисной архитектуры – это такой очень современный передовой подход. Он уже несколько лет используется в банковской отрасли, доказал свою эффективность и отказоустойчивость. Вот такие у нас планы по развитию и по более эффективному подходу к разработке ИТ-систем в целом.

Вопрос из зала: В чем практический смысл создания цифровой лаборатории при краевой администрации?

Сергей Максимчук: Для нас Цифровая лаборатория – это возможность уйти от вендорной зависимости, снизить ее. Практически все ИТ-системы, по крайней мере, у нас в Приморском крае, заказываются у вендоров. А они, как бы помягче выразиться? - потеряли связь с реальностью. Как это выглядит? Вначале они предоставляют какое-то ИТ-решение условно бесплатно. «Подсаживают на иглу». Причем, дают ограниченную функциональность решения. А на следующий год… Получается очень долго и очень дорого. Любое изменение – это новый конкурс, все круги ада заново. Мы сейчас определяем, какие системы у нас основные, и хотим забрать эту историю себе, для собственной разработки. Это, во-первых, будет гораздо дешевле. Во-вторых, это будет гораздо быстрее. И, в-третьих, это подразумевает интересные задачи для наших молодых сотрудников, которые каждый год в большом количестве покидают стены наших университетов. И, не найдя себе применения, уезжают. И не только в центральную часть страны. Уезжают еще и за границу, к сожалению.

Роман Урнышев: Сегодня на форуме обсуждался вопрос цифрового профиля гражданина, некоторые аспекты его создания. Какую идеальную модель идентификации и учета граждан вы видите для реализации региональных полномочий? Скажем, на федеральном уровне есть система ЕСИА (Единая система идентификации и аутентификации граждан), но она носит добровольный характер. Есть единая государственная система ЕГР ЗАГС, она является обязательной. Есть еще целый ряд систем на федеральном уровне, которые, так или иначе, идентифицируют гражданина, например, создается Единая Биометрическая система. Какие системы идентификации использовать на региональном уровне в качестве стандарта?

Сергей Максимчук: Пока у меня нет прямого ответа на эти вопросы. Но опять же в силу того, что я не так давно работаю в этой должности. Мы ведем сейчас работу по изменению баз данных в социальной сфере. У нас ведь сегодня каждый муниципалитет ведет свою базу данных по социальной сфере. Причем, у них нет даже единого классификатора. Сегодня мы приводим классификаторы к единой форме. Потом будем объединять эти данные. А только потом будем думать, что дальше с этим делать.

С точки зрения ЕСИА. Да, это, наверное, самая распространенная система у нас. Мы ее используем и на региональном портале госуслуг, и в МФЦ, и в ряде сервисов. Системы, связанные с избирательными процессами, с военной обязанностью, используют другие базы данных. Как-то это все нужно объединять. Но как? Пока еще понимания нет. Возможно, это вопрос не регионального, а федерального уровня. Есть ведь еще другие процессы, например, связанные с электронным паспортом гражданина, и этот вопрос будет решен на федеральном уровне. Дело вот в чем: даже если мы вопрос такого рода решили локально в регионе, а позже будут приняты федеральные правила, нам будет впоследствии тяжело объединяться с Федерацией. Поэтому пока мы занимаемся решением локальных задач, в частности, в социальной сфере, в сфере работы с гражданами через МФЦ, через региональный портал госуслуг. Надеемся, что с той работой, которая ведется на федеральном уровне, может быть, не очень публичной, мы вскоре сойдемся в некоторой точке для дальнейшего развития. И тогда будем смотреть, что предпринять дальше.

Сергей Максимчук: Agile нам говорит: обозначьте цель, начните движение и ориентируйтесь «на местности» - меняйте повестку, тем или иным образом реагируйте на происходящие изменения
Сергей Максимчук: Agile нам говорит: обозначьте цель, начните движение и ориентируйтесь «на местности» - меняйте повестку, тем или иным образом реагируйте на происходящие изменения

Роман Урнышев: Есть ли у Вас идеи, как решать кадровую проблему? Есть мнение, что с молодыми ИТ-специалистами у нас дело обстоит следующим образом: самых талантливых отбирают себе на третьем курсе западные ИТ-компании, худших из лучших - крупные российские ИТ-компании, ну, а все остальные работают, где придется. У Вас в крае тоже так?

Сергей Максимчук: В нашей ситуации с кадрами есть хорошие аспекты. Во-первых, все дальневосточники – люди с повышенным патриотическим чувством. Они, при прочих равных условиях, даже если предложат условия получше в Москве, туда не поедут. Москва слишком далеко, и к тому же они любят то место, где родились. Это первый важный момент.

Второй момент. Когда я работал в «Альфа-Банке», мы задумались об организации «Альфа Лаборатории» и решили провести исследование среди молодежи, понимая, что на работу к нам должно прийти именно молодое поколение. Так вот, исследование показало, что зарплата для них стоит на третьем месте среди приоритетов при выборе места работы. Первое, что для молодежи сейчас важно, - это те задачи, которые они решают. То есть насколько интересна сама конкретная их работа, и насколько она социально значима. На втором месте – карьерные перспективы. На третьем месте – зарплата. И на четвертом месте – бытовые условия. В этом плане у нас тоже хорошие новости для наших ИТ-специалистов, потому что цифровая экономика ставит очень амбициозные и социально-значимые задачи для молодежи. И если они наработают определенный опыт, серьезно себя прокачают, получат возможности дальнейшего карьерного роста.

Мы, конечно, понимаем, что деньги тоже имеют значение. Цифровая лаборатория, о которой я рассказал, - это государственное казенное учреждение. Мы смогли установить там достаточно высокие зарплаты. А в дальнейшем, как мы видим на примере других регионов, такой ресурс, как собственная лаборатория, дает возможность получать существенную экономию госбюджета. Мы умеем считать эту экономию. И когда увидим реальный экономический эффект, то будем говорить с губернатором о необходимости дальнейшего повышения зарплаты тем людям, которые обеспечивают этот результат.

Вопрос из зала: Думаете, такое возможно в госструктуре?

Сергей Максимчук: Примеры есть. В Московской области есть такое же казенное учреждение. Там работает более 100 разработчиков, которые поддерживают и развивают более 80 ИТ-систем. И это учреждение имеет возможность конкурировать в борьбе за лучших специалистов со всей Москвой, уровень зарплаты ИТ-специалистов там - абсолютно рыночный. При этом они демонстрируют сумасшедшую экономию средств. Не могу назвать конкретные цифры без разрешения, но то, что мне говорили руководители, звучит очень впечатляюще: впечатляющая экономия и впечатляющий результат.

В целом, вся цифровая трансформация, как я вижу по собственному опыту, начинается с людей, их культуры. Мы в этом плане много чего делаем. Конечно, помогаем обучением. Есть люди, которые очень верят в силу перемен, и реально стремятся что-то делать в этом отношении на своем месте. Мы таких людей выделяем, поддерживаем, рассказываем другим про их успехи. И те люди, которые еще не осознали необходимости перемен, смотрят на своих коллег и тоже начинают меняться. Такая цепная реакция потихоньку начинает работать. Конечно, это происходит не быстро. Помнится, когда я в «Альфа-Банке» начал развивать направление по работе со стартапами, почти целый год не все понимали, что происходит и зачем все это нужно. А через год осознал не только банк, но и остальной рынок, и другие финансовые организации начали создавать аналогичные направления.

Трансформация – это всегда переломный момент, когда все необратимо меняется. И это нормально, пугаться не стоит. Это дает нам шансы успешно справиться с теми задачами, которые ставит нам государство. И я уверен, что все у нас получится.

Вопрос из зала: Ваша идея цифровых эмиссаров, которые работают в каждом министерстве, хороша. Но насколько она, скажем так, идеальна, если исходить из целевой задачи цифровой экономики? Она ведь требует, чтобы задачи цифровизации решались не точечно в каждом министерстве, а составляли вместе некоторое консолидированное решение.

Сергей Максимчук: Мне кажется, что эта модель вполне рабочая. Почему? Потому что она уже работает в нескольких регионах. У нас в Дальневосточном федеральном округе на Сахалине работают такие цифровые эмиссары. Заместитель председателя правительства, который там отвечает за цифру, делился своим опытом и говорил, что это схема – рабочая, и мы идем по примеру коллег из Сахалинской области.

Вопрос из зала: Для первого этапа цифровизации – да, конечно, когда надо всех сотрудников «заразить» цифровой культурой. А когда начнем разрабатывать реальные продукты, этого ведь будет уже мало для настоящей консолидации?

Сергей Максимчук: А вы сразу хотите придумать структуру на десятилетия вперед? Но это же невозможно! Зачем мы сейчас будет тратить время на расчеты? Причем, сегодня мы даже точно не знаем, куда придем через 10 лет. Даже через год ситуация может существенно измениться. Кстати, в этом и заключается главный принцип работы в формате Agile. Мы понимаем, что нам нужно идти в ту сторону, и у нас есть возможность выстроить работу через цифровых эмиссаров. Причем, в данный момент у нас этих людей не хватает. Но я понимаю, какими они должны быть. В первую очередь, нужно, чтобы эти люди хорошо понимали, что происходит в отрасли. С цифровыми компетенциями я им помогу, они пройдут обучение, но главное – это отраслевые знания и опыт. Мы будем с ними работать в тесном контакте: проводить еженедельные планерки и распределять задачи. Для меня, по крайней мере, на сегодняшний день, это абсолютно понятная модель работы. Тем более, что есть подтверждения ее работоспособности в других регионах.

В целом, движение вперед по этой модели выглядит следующим образом. Работаем в таком режиме, как я сказал выше, некоторое время, скажем, полгода. Столкнемся с какой-то проблемой и будем думать, как ее решать. Не надо сейчас пытаться решить все проблемы, часть из которых может оказаться выдуманными - может быть, мы с этим даже не столкнемся никогда. А вот когда мы придем в конкретную точку, развилку, тогда подумаем, как ситуацию поменять или как ее улучшить.

Понимаете, расчеты можно строить на очень далекую перспективу. Это традиционная «водопадная» модель подхода к проектам. А Agile нам говорит: обозначьте цель, начните движение и ориентируйтесь «на местности» - меняйте повестку, тем или иным образом реагируйте на происходящие изменения. Естественно, речь идет не обо всех процессах. Где-то хорошо работает планирование, а где-то лучше применять гибкий подход.

Вопрос из зала: Удивительно слышать слово «Agile» из уст госчиновника. Непонятно, как эта модель будет работать в системе госслужбы. Даже в коммерческих компаниях это вызывает огромное количество проблем куча. Единственное, что все точно понимают: исполнено распоряжение или нет, выполнен план или нет – буквально «галочка» на листочке поставлена или нет. А как достигнуть успеха по конкретным направлениям, когда нет предварительного планирования на год вперед, практически никто не понимает. Как можно выстраивать реальные процессы в госуправлении в таком стиле? И как вообще совмещать ту часть, которая работает по Agile, с вышестоящим уровнем, который не работает по Agile?

Сергей Максимчук: Я не говорил, что Agile – это выполнение «галочек». Вообще то, что Вы назвали «галочками» – это наша цели, те, которые четко поставлены. Agile для меня – это набор принципов: то, как мы работаем в повседневном режиме, как коммуницируем между собой, чтобы прийти к целям. Поясню на примере.

Когда я пришел на работу в Администрацию Приморского края, я обратил внимание, что у многих проектов - множество соисполнителей. Я собираю встречу по конкретному проекту, и все эти соисполнители начинают кивать друг на друга: кто в чем виноват, почему что-то не выполнено и т.д. Причем, все обложились бумажками, которые подтверждают: я-то все сделал, это он виноват. Иными словами, идет размытие и уход от ответственности. Что мы сделали? Я просто поменял эту схему. Теперь у каждого проекта – один ответственный. Это его проблема, что соисполнители что-то не выполняют. Поскольку я как вице-губернатор отвечаю за весь проект в целом, то ваша задача - вовремя поставить меня в известность о проблемах, если вы на своем уровне не можете с ними справиться. Я подключаюсь и помогаю решить проблему, вот и все. Нам даже не пришлось изменять внутренние регламенты. Мы просто договариваемся, что теперь работаем по-другому: ответственность воспринимаем не как меру наказания, а как повод начать думать, что необходимо сделать, чтобы добиться цели. Мы думаем об ответственности не как о наказании, а как стимуле для достижения хорошего результата.

Конечно, нашлись люди, которые в ответ на такие изменения покрутили пальцем у виска. А есть люди, которые с энтузиазмом начали работать в этой парадигме. И этих людей я выделяю. Об их успехах говорят с уважением, докладывают губернатору. Это приводит к постепенным изменениям культуры исполнения работ. Люди, которые начинают понимать и разделять наши ценности, получают поддержку. Совсем отчаянные, которые принципиально отказываются мыслить по-иному, постепенно уходят. А те, кто находятся посередине, меняются в нашу сторону. Знаю, что быстро такие изменения в психологии и культуре не происходят. Но мы идем вперед шаг за шагом, победа за победой, боремся за каждого человека.

Вопрос из зала: А как такой подход наверх транслировать?

Сергей Максимчук: У нас проходят совещания при губернаторе, где я рассказываю про успехи коллег. Мы, кстати, даже планерки стали по-другому проводить - мы их сейчас на ногах проводим. Повесили доску, все задачи - на стикерах. Вначале было непривычно, первый месяц привыкали. А потом поняли, что это удобно. Потом втянулись в процесс. Через некоторое время Олег Николаевич, наш губернатор, пришел посмотреть, что происходит. Тоже удивился, а потом на совещании всем порекомендовал наш опыт: вы на совещаниях людей держите по два часа, а там вот за 20 минут, не присаживаясь, на ногах все текущие вопросы обсудили и пошли работать. Так потихоньку и другие заместители губернатора начинают свои подходы к рабочим процессам менять.

Без изменений вообще ничего не получится. Если следовать всем этим чиновничьим традициям, вряд ли мы справимся с цифровой экономикой.

О взаимодействии с вузами и учеными

Вопрос из зала: В Вашем регионе есть Дальневосточный федеральный государственный университет (ДВФУ), который участвует в разработках по госпрограмме «Цифровая экономика». Вы планируете их привлечь к задачам конкретной цифровизации, разработке архитектур или каких-либо платформ?

Сергей Максимчук: Да, нам очень повезло, что у нас есть университеты и научно-исследовательские институты на территории Приморского края, в том числе ДВФУ. Мы плотно работаем с ними, в том числе, по направлению подготовки кадров для цифровой экономики. Дальневосточный федеральный университет к тому же является точкой особого внимания Президента нашей страны. Там многие компании разворачивают свои R&D центры. Мы и с ними очень плотно работаем, это наши партнеры. Кстати, свою цифровую лабораторию мы разворачиваем как раз на базе ДВФУ, потому что там есть и студенты, и научное сообщество, там проводится много конференций, в том числе, международного уровня. В начале октября на площадке кампуса ДВФУ состоялись сразу два крупных мероприятия: Дальневосточный цифровой форум и «Русский MeetUp-2019».

Мы стараемся действовать совместно, работать как одна команда. Потому что, по большому счету, у нас единые задачи.

Сергей Максимчук: Нам очень повезло, что на территории Приморского края есть университеты и научно-исследовательские институты, в том числе ДВФУ
Сергей Максимчук: Нам очень повезло, что на территории Приморского края есть университеты и научно-исследовательские институты, в том числе ДВФУ

Вопрос из зала: Расскажите, пожалуйста, подробнее, в чем смысл поддержки таких форумов для администрации края. Это только имидж?

Сергей Максимчук: Дальневосточный цифровой форум стал «перезагрузкой» конференции, которая раньше проводилась под названием «Дальинфоком» под эгидой Администрации Приморского края. Это B2G площадка, на которой представители дальневосточной государственной власти и бизнеса обсуждали темы цифровизации. Трансформация конференции прошла успешно. Мы переработали программу и привязали ее к текущим направлениям создания цифровой экономики в нашем федеральном округе: ИТ-безопасность, умный город, ИТ-инфраструктура и т.д. Приехало много интересных спикеров, в том, числе, из Москвы и из-за рубежа. Впервые были представители международных компаний: IBM, SAP, Orange Business Services. Приехали представители федеральной власти, коллеги по федеральному округу, большая делегация из Якутии - они проводили стартап-экспедицию. Одна мировая известная компания-разработчик игр приехала на Русский MeetUp, чтобы, в числе прочего, изучить возможность создания во Владивостоке «плацдарма» для организации работы в регионе Юго-Восточной Азии.

«Русский MeetUp-2019» - это молодежное мероприятие, организованное ДВФУ, прошло тоже очень интересно. Там обсуждались актуальные для молодежи вопросы. Мы специально провели эти два форума одновременно и на одной площадке: молодежь заходила на цифровой форум, слушала, о чем говорит бизнес и государство. А мы заглядывали к ним на секции, смотрели, какое у нас молодое поколение растет, обсуждали с ними вопросы кадров для цифровой экономики.

Летом на базе ДВФУ прошел региональный этап крупнейшего всероссийского конкурса «Цифровой прорыв». Там задания хакатона так же были связаны с цифровой экономикой. Участники разрабатывали прототипы цифровых продуктов для государственного управления, транспорта и логистики, а также ЖКХ и городской среды. В полуфинале встретились команды из Дальневосточного федерального округа. Мы им после завершения хакатона обеспечили менторскую поддержку: разъяснили, как работает рынок, какие задачи есть у государства. И они ушли дорабатывать свои решения до рабочего прототипа, который мы могли бы апробировать. Это очень эффективный механизм. Мы планируем в рамках своей Цифровой лаборатории использовать его на регулярной основе. Лаборатория ведь задумана как открытая площадка – мы сможем рассказывать всем желающим, над чем мы работаем, что мы хотим делать дальше, и демонстрировать, что уже сделано. Это позволит нам получить свежие идеи, а каких-то ребят мы заинтересуем работой у нас.

Вопрос из зала: Вы планируете какое-либо сотрудничество с организациями РАН?

Сергей Максимчук: Да, конечно. Например, разработки ИКИ РАН планируем использовать в лесном хозяйстве Приморского края. Я знаю, что в наших научных кругах есть отличные разработки, нисколько не уступающие коммерческим. Проблема науки в том, что ученые не умеют продавать те ИТ- решения, которые они создали. Мы готовы рассматривать разработки научных центров и, в свою очередь, рассказывать о наших планах, чтобы они понимали, куда мы идем.

С «НИИ автоматической аппаратуры» (НИИ АА) им. академика В.С. Семенихина мы работаем по разным направлениям, в частности, по внедрению геоинформационных систем, созданию Ситуационного центра Губернатора края. С ними также работаем по задаче создания регионального ЦОДа. У них огромный опыт по созданию государственных платформ. Прорабатываем вопрос, где можем начать сотрудничать, и перейдем в стадию реализации.

Планов много. Вот только не успеваем идти сразу по всем направлениям. Лесная отрасль сама проявила инициативу - желание идти в цифру, и работа пошла. К сожалению, так происходит не во всех отраслях. Все-таки еще большая теневая экономика осталась, не все хотят обрести цифровую прозрачность. Но на уровне администрации Приморского края желание двигаться в этом направлении точно есть!

О конференции IT Government DAY 2019

Конференция IT Government Day 2019 прошла в Москве 9 октября 2019 г., став седьмым мероприятием в серии ежегодных конференций, посвященных актуальным вопросам информатизации государственного сектора РФ, которые проводит TAdviser.

Главными темами IT Government Day 2019 стали:

В силу того, что по каждой тематике имеется ряд существенных проблем, далеких от разрешения, в этом году формат конференции был скорректирован в сторону экспертных дискуссий.

Генеральным партнером конференции стала компания Huawei. Партнеры конференции: Brother, SberCloud, РЕД СОФТ, «БизнесАвтоматика».

Лю Юй, директор департамента интеллектуальных вычислений Huawei в России, представил в ходе IT Government DAY цель ИТ-решений Huawei (подробнее):

«
Мы открываем цифровые технологии каждому дому, человеку, организации для создания полностью подключенного интеллектуального мира. Huawei продолжит инвестировать в развитие компьютерных вычислений. В этой области у компании есть четыре основные инициативы: разработка инновационной архитектуры, инвестиции в создание процессоров для различных вариантов применения, четкое разграничение бизнеса и формирование открытой экосистемы. Мы предлагаем технологическим компаниям России присоединиться к экосистеме Kunpeng
»

Партнерами конференции TAdviser IT Government DAY 2019 выступили <!--LINK 0:83-->, Brother, SberCloud, РЕД СОФТ, «Бизнес Автоматика»
Партнерами конференции TAdviser IT Government DAY 2019 выступили Huawei, Brother, SberCloud, РЕД СОФТ, «Бизнес Автоматика»

В конференции IT Government Day 2019 приняло участие 160 руководителей и экспертов государственных ведомств, разработчиков ИТ-решений, представителей академического сообщества. В дискуссиях приняло участие 25 спикеров. Среди них - заместитель министра цифрового развития РФ Максим Паршин, заместитель министра здравоохранения Елена Бойко, руководитель ДИТ Москвы Эдуард Лысенко, директор департамента госуправления Минэкономразвития Андрей Матвеенко, вице-губернатор Приморья Сергей Максимчук, директор департамента Счетной палаты Михаил Петров, представители ФНС, Федерального казначейства, Сбербанка, Аналитического центра при Правительстве РФ и др.