2019/04/30 14:05:33

Конкурс «Цифровой прорыв»
Каким он будет и что даст участникам
Интервью с лидером проекта Олегом Мансуровым

3 апреля 2019 года стартовал всероссийский конкурс «Цифровой прорыв», направленный на выявление талантов и формирование сообщества лидеров цифровой экономики страны. О целях и практических аспектах проведения конкурса в интервью TAdviser рассказал лидер проекта Олег Мансуров.

Олег <br /><b>Мансуров</b> <div>Основная цель нашего конкурса - дать специалистам возможность реализовать себя и присоединиться к амбициозным национальным проектам</div>
Олег
Мансуров
Основная цель нашего конкурса - дать специалистам возможность реализовать себя и присоединиться к амбициозным национальным проектам
(Фото: Владислав Шатило / РБК)

Прежде всего, расскажите, пожалуйста, о самом проекте.

Олег Мансуров: Основная цель нашего конкурса - дать ИТ-профессионалам и некоторым другим специалистам, имеющим отношение к созданию и распространению ИТ-систем, возможность реализовать себя, присоединиться к амбициозным национальным проектам, решить общественно значимые задачи в ряде ключевых отраслей - здравоохранении, ЖКХ, образовании и др.

Конкурс состоит из двух основных форматов – онлайн-тестирования и хакатонов. До 12 мая 2019 года идет прием заявок, с 16-го по 19 мая мы проводим онлайн-тестирование. Оно будет проходить по пятидесяти навыкам - ряд языков программирования, ряд теоретических аспектов создания информационных систем, дизайн программного обеспечения, управление проектами, менеджмент продуктов, финансовый и бизнес-анализ и некоторые другие. Как видно – весьма разнообразный спектр.

Те участники, кто пройдут онлайн-тестирование, получат возможность объединяться в команды, после чего мы проведем региональные отборочные хакатоны в 40 городах страны с 8 июня по 28 июля. Ожидаем, что на основе их проведения будет отобрано порядка 600 команд, которые мы пригласим на финальный хакатон в конце сентября где разыграем 20 номинаций, соответствующих национальным задачам.

Почему был выбран формат хакатона? Ведь он, как правило, применяется для быстрого решения остро стоящих в масштабах предприятий или конкретной отрасли задач. А у вас-все таки цели несколько иные…

Олег Мансуров: Во-первых, надо сразу сказать, что наш проект не является формальным. Каких-то особо жестких требований, ограничивающих профессиональный уровень участников, у нас нет. Однако мы все-таки предполагаем, что этот уровень выше базового. Наличие профильного образования тоже не требуется. Скорее наоборот, предполагается, что среди участников будут и те, кто в различное время заканчивал курсы, а также те, кто ориентировался исключительно на самообразование. Причем последних будет явно немало.

Решать конкретные задачи в рамках хакатонов мы, конечно же, будем, и это так или иначе является нашей целью. Но тут не менее важно другое.

Одной из важнейших задач является формирование междисциплинарных команд, которые затем будут решать задачи внедрения информационных технологий в нашу жизнь и развития цифровой экономики, в частности. Понятно, что речь тут идет не только о программистах. Мы хотим видеть там и специалистов по дизайну, и управленцев, и маркетологов. Для них у нас предусмотрены специальные тесты. А для целей оптимального формирования таких коллективов хакатон тоже хорошо подходит.

Некое идеальное видение сформировавшейся команды с нашей стороны – это около 5 человек, из которых три программиста, один дизайнер и один управленец/маркетолог. Это в среднем, конечно. Мы, безусловно, будем рады, если к нам на конкурс придут сформировавшиеся команды, хотя, еще раз повторю, одной из важных целей проекта как раз является формирование подобных жизнеспособных команд в самых разных направлениях ИТ. Это будет способствовать, в том числе, и структуризации рынка.

В отношении ограничений конкурса могу сказать, что если они и есть, то самые минимальные. В нем могут участвовать лица не моложе 18 лет, имеющие гражданство РФ.

Когда вы говорите о структуризации рынка, вы, очевидно, имеете в виду какие-то целевые ориентиры. Каковы они?

Олег Мансуров: Прежде всего мы, конечно, ориентируемся на национальные проекты. Их цели четко сформулированы, и в общем, с позиций грамотного профессионального подхода отобразить эти ориентиры на цели, которые мы ставим при формировании команд, а в конечном итоге и на конкретные задания хакатона, не так и сложно. Но нам необходимо учитывать и современные требования по автоматизации и цифровизации бизнеса со стороны коммерческих и некоммерческих организаций, а также государственных учреждений. Хотя-бы требования ключевых организаций в отношении развития экономики и социальной жизни страны и общества. И это уже более сложная задача. Таких ключевых организаций все равно много, все эти требования разноплановые, не укладываются (да и не должны укладываться) в единый вектор. Значит надо грамотно их консолидировать, а это как раз наша задача. Далее эти требования могут формулироваться в очень разных терминах, а нам надо приводить все это к единому формату.

С помощью специально созданного экспертного совета, куда входят представители Mail.ru, «Ростелекома», «Росатома», МегаФона и других компаний, мы все эти задачи решаем. И тогда целевые ориентиры начинают проступать весьма четко, имея при этом объективную природу.

Как формулируются конечные требования к этапу тестирования и задания к хакатонам?

Олег Мансуров: Здесь мы работаем в тесном партнерстве с ведущими учебными заведениями России, - такими как ИТМО, МФТИ, МГТУ им. Баумана и ряд других. Они помогают нам классифицировать требования и составить грамотные формулировки. Кроме этого, к валидации тестов мы подключаем специалистов из различных ИТ-компаний. Также надо еще раз упомянуть экспертные советы, которые определяют общие векторы и направления заданий.

Сейчас информационные технологии чуть ли не напрямую ассоциируются с большими данными, машинным обучением, интернетом вещей и еще, быть может, парой концепций. Вместе с тем это еще не все ИТ…

Олег Мансуров: Как я уже сказал, общие векторы заданий в основном определяет экспертный совет, в который входят крупные компании с очень широким спектром задач информационной поддержки бизнеса. Их список есть на сайте конкурса. К тому же это компании из разных отраслей экономики. Как только мы консолидируем их мнения, сразу становится видно, что задачи развития цифровой экономики (а вместе с этим обозначенные в вопросе направления) занимают там, конечно, очень заметную роль. Однако их доля далеко не равна 100%. Подробно о структуре здесь говорить сложно, но могу сказать, что заметное место отводится web-разработке, встроенным системам, некоторым бизнес-приложениям.

Насколько, по-вашему, другие компоненты ИТ-экосистемы готовы для того, чтобы деятельность созданных в результате проекта команд была эффективной? Иными словами, не может ли сложиться такая ситуация, когда проект сможет обеспечить массовое формирование коллективов, о которых вы говорили, а, скажем, адекватной ИТ-инфраструктуры для их полноценной работы в дальнейшем просто не будет хватать?

Олег Мансуров: Это правильный вопрос, и мы начали думать над ним сильно заранее. Могу сказать, что если бы мы стартовали с той же инициативой, скажем, лет пять назад, то мы бы, действительно, могли бы столкнуться с большим количеством технологических барьеров. Сегодня ситуация скорее обратная – нужная ИТ-инфраструктура есть, а вот кадров не хватает. Со стороны государства в рамках проекта «Кадры для цифровой экономики» уже сейчас количество бюджетных мест возросло в два раза и достигает 45 тыс. В ближайшее время предполагается довести этот показатель до 120 тыс. бюджетных мест в год. Так что, повторю, речь о дефиците специалистов, а не о недостатке инфраструктуры.

Как будут оцениваться проделанная в ходе конкурса работа?

Олег Мансуров: У нас есть краткосрочные и среднесрочные показатели. К числу первых относится, например, количество людей, которые по результатам участия в нашем проекте улучшили свои карьерные возможности. То есть либо удачно трудоустроились, либо открыли свой бизнес. Далее мы намерены мониторить конверсию. То есть смотреть сколько участников пришло на вход нашего проекта, и какие задачи дойдут до финала, уже будучи вполне практически зрелыми по постановке и участвующим в их решении коллективам. Предварительные оценки этой конверсии у нас уже есть.

Существуют и долгосрочные цели, которые в основном связаны с развитием общества через осознание массой участвующих в проекте людей того, какие технологические, бизнес- и социальные задачи пред нашим обществом стоят, какие проблемы необходимо решать, в первую очередь, в каком направлении двигаться. Также очень важно структурное переосмысление приоритетов. Экономическая и социальная экосистемы общества (не только, кстати, российского) таковы, что от деятельности очень небольших, но сильных и хорошо сфокусированных на какой-то задаче коллективов может зависеть больше, чем от повседневной деятельности больших компаний, связанной с миллионными и миллиардными оборотами. Это порой кажется нелогичным, но осознание этого факта в настоящее время чрезвычайно важно для общества. Решению этой задачи способствует, в том числе, и наш проект.