Цифровая экономика России. Государственные и социальные структуры, Информационные технологии, Россия
 
ТоварыВалюты, ЦБАкции
17 декабря 14:15
Золото ЦБ
₽2381
11,04
Золото
$1258
-0,07%
Серебро ЦБ
₽30,32
0,68
Серебро
$16,1
0,00%
Нефть
$63,2
-0,19%

₽2,13
0,00

₽0,18
0,00
Br
₽29,0
0,03

₽69,4
0,03
€ / $
1,17
0,00%
Bitcoin
$19636
1.52%
Ethereum
$724
3.95%
Ростелеком
₽64,3
0,31%
Яндекс
₽1895
-1,25%
Mail.ru
$28,6
-0,69%
Luxoft
$54,6
2,06%
Epam
$106,7
1,54%
Мегафон
₽524,0
1,35%
МТС
₽266,0
3,83%
Veon
$3,9
-1,53%
Qiwi
₽847
2,54%
РБК
₽5,9
-1,84%
2017/11/28 15:53:21

Цифровая экономика России

Цифровая экономика - система экономических, социальных и культурных отношений, основанных на использовании цифровых информационно-коммуникационных технологий. В статье отслеживаются события, связанные с развитием цифровой экономики в России и соответствующей программой, утвержденной правительством в июле 2017 года.

Содержание

Структура управления программой

Основная статья: Кто и как управляет развитием цифровой экономики

Для управления программой создана сложная система сдержек и противовесов из различных органов государственной власти.

Финансирование программы

Основная статья: Финансирование программы Цифровая экономика

Направления программы

Нормативное регулирование быстрых изменений

Основная статья: Нормативное регулирование Цифровой экономики

Развитие сквозных технологий

Основными сквозными цифровыми технологиями, которые входят в рамки программы "Цифровая экономика", являются:

Предусматривается изменение перечня таких технологий по мере появления и развития новых технологий.

Развитие информационной инфраструктуры

Основная статья: Информационная инфраструктура цифровой экономики России

Сотрудничество с другими странами

Основная статья: Сотрудничество России с другими странами в развитии цифровой экономики

2017

Алексей Кудрин: Россия должна включиться в технологическую революцию

Технологическая революция - одно из структурных изменений, которые необходимы, чтобы ускорить рост российской экономики. Это следует из заявлений председателя Совета Центра стратегических разработок, экс-министра финансов России Алексея Кудрина.

« Россия должна существенно поднять свой инновационный уровень, включиться в технологическую революцию, - заявил он. - У нас отдельные компании и центры в нее включились, но инновационность экономики, доля компаний, которые проводят инновации, не меняется на протяжении 10 лет, и раза в 3-4 отстаёт от того, что в ведущих странах. »

Слайд из презентации Алексея Кудрина (фото - TAdviser)

В области технической революции необходим целый ряд мер, в числе которых - цифровизация экономики и повышение производительности. За предыдущие 17 лет производительность труда поднялась на 55%, а в следующие 17 лет надо на 100%, чтобы обеспечить должный рост экономики. И делать это придется за счет технологий, а не рабочей силы, отметил Кудрин.

Стоит цель увеличить долю высокотехнологичной продукции в экономике, добавил Кудрин. В 2016 году доля России на мировом рынке высокотехнологичной продукции, по его данным, составляла всего лишь 0,25%, а целевой показатель - хотя бы 0,5% к 2024 году и 1% к 2035 году.

Необходимо при этом увеличивать инвестиции в человеческое развитие, считает он. С нынешними методами образования, как школьного, так и высшего Россия не ответит на вызовы технологической революции. Структура специалистов, которые готовятся в России, их навыки не соответствуют тому, что потребуется через 5-10 лет. Здесь нужны серьезные преобразования.

« Мы сегодня не готовы в области образования к вызовам технологической революции, - заключил он. »

Самые важные ожидаемые шаги и главные замечания к программе «Цифровая экономика» по мнению ИТ-экспертов

Андрей Богомолов, старший вице-президент компании «Техносерв»:

«

Цифровые технологии в ближайшие несколько лет станут критически важными для поддержания национальных интересов, информационного и технологического суверенитета, а также конкурентоспособности Российской Федерации на мировой арене. Россия стратегически не только не может себе позволить отставание в развитии цифровых и других сквозных технологиях (сейчас отставание от стран-лидеров составляет 5-8 лет), но и должна воспользоваться случаем для того, чтобы сделав технологический рывок, приблизиться и в каких-то сегментах даже обогнать страны-лидеры. В Правительстве Российской федерации это понимают и делают все, чтобы ускорить запуск реализации программы. Направление «Цифровая экономика» включено в перечень основных направлений стратегического развития Российской Федерации до 2018 года и на период до 2025 года, а также в Стратегию развития информационного общества в Российской Федерации на 2017-2030 годы.

Россия пока отстает от стран-лидеров по цифровым расходам домохозяйств – у стран-лидеров они составляют не менее 3,7% ВВП, а в России – 2,6%. В связи с нехваткой финансирования, ожидается, что государство найдет привлекательные и прозрачные механизмы стимулирования внутренних и внешних инвестиций в проекты «Цифровой экономики», например, такие как государственные субсидии, адресная поддержка компаний – технологических лидеров, предоставление радиочастотных ресурсов, гарантии на госзаказы, налоговые льготы и иные преференции инвесторам.

К основным замечаниям к утвержденной программе «Цифровая экономика Российской Федерации» можно отнести следующие:

  • В разделе I «Общие положения» в перечень сквозных цифровых технологий было бы полезно включить биометрические технологии (для удаленной идентификации личности в рамках создания единой цифровой среды доверия), облачные и туманные технологии (для создания информационной инфраструктуры цифровой экономики), геоинформационные технологии (для определения местонахождения цифровых объектов).

  • В «Дорожной карте» по направлению 1 «Нормативное регулирование» необходимо предусмотреть работы по созданию глоссариев, гармонизированных российских и международных онтологий, справочников, реестров и классификаторов по различным отраслевым направлениям (сферам деятельности). Кроме того, раздел должен предусматривать разработку и актуализацию Единой архитектуры цифрового общества, а также создание органа, ответственного за стандартизацию Единой архитектуры.

  • В «Дорожной карте» по направлению 4 «Информационная инфраструктура», на мой взгляд, важно предусмотреть формирование платформ «совместной» экономики, то есть экономики совместного пользования цифровыми активами и цифровой инфраструктурой. В том числе определить приоритетные кросс-отраслевые цифровые платформы и их влияние на цифровую трансформацию межотраслевых экономических процессов (например, таких как «здравоохранение – сельское хозяйство», «городское хозяйство – экология – логистика – транспорт»). В программе не учтены механизмы тиражирования цифровых платформ в муниципалитетах, регионах, в странах ЕАЭС и БРИКС. Целесообразно предусмотреть создание Единого реестра альтернативных цифровых платформ межгосударственного (транснационального), национального и регионального масштаба, как отраслевых, так и межотраслевых (например, «цифровые транспортные коридоры»).

  • В «Дорожной карте» по направлению 5 «Информационная безопасность» целесообразно предусмотреть создание механизмов отслеживания происхождения программного обеспечения, компьютерного, серверного и телекоммуникационного оборудования межгосударственными органами ЕАЭС в рамках построения доверенной среды ЕАЭС.

Планируется, что программа будет дополняться соответствующими разделами по отраслям экономики (сферам деятельности). В связи с этим, предлагается уделить внимание электронной коммерции, включая создание российской платформы электронной торговли, логистической инфраструктуры интернет-торговли, обеспечение сертификации и лицензирования ввозимых товаров и услуг, обеспечение трансграничных платежей, в том числе с использованием НСПК. В условиях создания зон свободной торговли в рамках ЕАЭС, ШОС и БРИКС государственное регулирование цифровой торговли становится важным направлением с точки зрения обеспечения защиты потребителей, соблюдения прав на интеллектуальную собственность, прозрачности и безопасности трансграничной интернет-торговли. Кроме того, предлагается добавить «Сельское хозяйство» как одну из стратегических отраслей для России (как с точки зрения обеспечения продовольственной безопасности, так и получения доходов от экспортной выручки, которая уже в течение 2-х лет превышает объем выручки от экспорта вооружения), имеющей очень высокий потенциал для цифровизации – от цифровых систем мониторинга и контроля («точное земледелие» и «точное животноводство») на основе интернета вещей, до беспилотной сельскохозяйственной техники и беспилотных летательных аппаратов. Соответственно, должно быть предусмотрено финансирование на указанные направления.

»

Тагир Яппаров, председатель Совета директоров группы компаний «АйТи»:

«

Программа "Цифровая экономика", безусловно, нужна стране и ее появление было необходимо, может, даже еще в прошлом году. Если посмотреть на опыт многих зарубежных стран, то национальные планы цифровой трансформации и развития цифровой экономики существуют во многих из них - Великобритании, Франции, Германии и др. Более того, в правительствах многих западных стран уже несколько лет существуют министры по цифровой экономике, которые координируют выполнение планов и программ цифровой трансформации. Происходящие в экономике и общественной жизни изменения, связанные с развитием цифровых технологий, столь масштабны и стремительны, что без инициативы и координации на государственном уровне не обойтись.

Что касается содержания программы, то очевидно - государство старается сфокусироваться прежде всего на тех функциях, которые касаются его непосредственно. Но ведь в названии программы есть слово "экономика". А вот экономических задач, связанных с развитием цифровой индустрии, новых способов производства, вывода отечественных технологий на глобальные рынки в программе не так много. Давайте посмотрим на основные показатели программы: среди них нет ни доли электронной торговли в обороте, ни доли высокотехнологичных рабочих мест в общей структуре занятости, ни показателей высокотехнологичного экспорта, ни многих других, напрямую связанных с переводом экономики на цифровые рельсы. Как стимулировать крупные компании (особенно естественные монополии) средний и малый бизнес к более активному внедрению цифровых инноваций, как увеличить вложения нашего бизнеса в R&D? - эти вопросы пока остаются за рамками программы. Поэтому, на мой взгляд, фокус представленной программы все-таки связан с созданием базовых "сервисов" для развития экономики – регулированием, госуслугами, ИТ-инфраструктурой. - что тоже очень важно.

И, наконец, очень важно понимать, что для развития цифровой индустрии нужна сильная отечественная ИТ-отрасль. За последние годы государство сделало много для развития ИТ-отрасли: льготы, преференции при госзакупках, инициируемые государством программы импортозамещения. Однако цифровая экономика нуждается в ИТ-индустрии, способной производить и поддерживать ИТ-продукты самого высокого качества, способные конкурировать с зарубежными. Особенность российского ИТ-рынка состоит в том, что он, будучи созданным на рубеже 1990-х годов, остается практически полностью некапитализированным. Сегодня на рынке производства ПО и ИТ-услуг представлено несколько сотен крупных и средних компаний, из которых лишь чуть больше 20 имеют годовую выручку выше 6 млрд. руб. (более 100 млн. долл.). Важно отметить, что объемы национального ИТ-рынка, который составляет лишь немногим более 1% от мирового, не позволяют отечественным компаниям органически расти до уровня мировых лидеров. При этом, ключевые международные игроки в области производства оборудования, ПО и услуг имеют выручку и рыночную капитализацию в десятки миллиардов долл. Очевидно, что у представленного практически СМБ-компаниями, российского ИТ-рынка очень мало шансов на равную борьбу с глобальными ИТ-гигантами на мировом технологическом рынке.

Недостаток капитализации ИТ-отрасли приводит к недоинвестированию в R&D (при том, что уровень инвестиций в разработку нового ПО крупными международными компаниями-производителями составляет 12-20% от выручки), нехватке собственных средств для проектного инвестирования, отсутствию возможностей для быстрого неорганического роста за счет M&A и географической экспансии.

Думаю, что создание сильной капитализированной отечественной ИТ-отрасли должно стать частью национальной стратегии по цифровой трансформации.

»

Евгений Кучик, генеральный директор компании «БОСС. Кадровые системы»:

«

Программа «Цифровая экономика РФ» призвана стать основой для развития системы государственного управления, экономики, бизнеса, социальной сферы, всего общества.

Основное замечание к программе «Цифровая экономика РФ» - её недостаточная системность и статусность. В составе Правительства РФ нет вице-премьера, отвечающего за развитие высоких технологий в стране. Системность подразумевает взаимоувязанность этой программы с другими государственными проектами. Например, вызывают удивление безосновательные заявления о планах подготовки миллиона ИТ-специалистов в год. При этом в программе нет слов о мерах по стимулированию НИОКР в данной области, по развитию отечественной ИТ-индустрии и микроэлектроники, которые является основой осуществления данной программы. В дефиците могут оказаться такие специалисты, как инженеры-электронщики, технологи производства микросхем и схемотехники.

Мы очень сильно отстаем в выпускаемой в России электронно-компонентной базе. Когда говорят о развитии цифровых технологий, всегда возникает встречный вопрос — на чем это делать? В основном у нас используются зарубежные процессоры, микросхемы памяти, серверы и т. д. В России есть кое-какие наработки, но все равно это слишком мало по сравнению с тем, что используется в реальности. Это один из моментов, который необходимо срочно развивать. Но у этого бизнеса очень высокий порог вхождения.

»

Андрей Бурин, руководитель департамента по работе с государственным сектором, компания «ФОРС-Центр разработки» (ГК ФОРС):

«

Программа определяет цели и задачи по восьми направлениям развития цифровой экономики, и основное замечание связано с тем, что, на наш взгляд, приоритеты расставлены неправильно. Приоритет должен быть отдан подготовке кадров, образованию, исследованиям и разработкам, а также цифровому здравоохранению, которые повлекут за собой естественное развитие информационной инфраструктуры с учетом должных мер в области информационной безопасности. В основе цифровой экономики лежат все те же рыночные механизмы, поэтому важно, чтобы государство не пыталось заменить их на средства «ручного» управления. Именно подготовка кадров, в виде инвестиций в образование и здравоохранение, позволит сформировать ресурсное обеспечение будущих прикладных и практических исследований, разработок в области инфраструктуры, безопасности, умных городов и т.д.

Второе – в программе есть пункт о необходимости хранения и обработки информации, создаваемой органами государственной власти и местного самоуправления, в единой государственной облачной системе. Это не что иное как объявление о госмонополии, что лишает отечественные ИТ- компании возможности вступить в честную конкуренцию за выполнение тех или иных работ, а значит - ограничивает их рост и развитие по направлениям, связанным с поставкой и внедрением аппаратного и программного обеспечения, предоставлением комплексных телекоммуникационных и других ИТ-услуг.

Третье – программой не предусматривается никаких мер по юридическому закреплению ответственности операторов Государственных информационных систем за качество, полноту, доступность и безопасность данных, хранимых на вверенных им информационных ресурсах. Поэтому, сегодня возникают ситуации, когда гражданин, обнаружив неточность в одной из государственных информационных систем, вынужден сам обращаться во все возможные инстанции для восстановления своего реального информационного статуса, чего быть не должно.

»

Юрий Мазуров, руководитель коммерческой дирекции группы «Астерос»:

«

Аналитики McKinsey прогнозируют, что к 2025 году цифровизация экономики России позволит увеличить ВВП страны на 4,1–8,9 трлн рублей. Сейчас доля цифровой экономики составляет в экономике России 3,9%, что в два-три раза ниже, чем у лидеров в этой сфере – США, Сингапура и Израиля. Однако к 2025 году цифровая экономика может составить в России уже 8-10% ВВП, подсчитали аналитики. Если планы по инвестированию 100 млрд рублей в год в программу «Цифровая экономика» будут реализованы, наше отставание может существенно сократится уже в ближайшие годы.

Сейчас же основной тормозящий фактор, на мой взгляд, в отсутствии слаженных действий со стороны всех участников российской экономической системы. Как и во многих других инициативах, затрагивающих и государство, и бизнес, нужен, прежде всего, регулярный конструктивный диалог всех сторон. Пожалуй, наиболее ожидаемые шаги – конкретизация пунктов программы перехода к цифровой экономике с дискретизацией до полугода.

»

Игорь Зимненко, заместитель генерального директора «Ай-Теко»:

«

Для меня термин цифровая экономика – собирательный образ ряда технологических трендов и технологий, которые сформировались в последние 10-12 лет и сегодня оказывают серьезное влияние на устоявшиеся бизнес-модели. Имею в виду тренды и технологии новой индустриализации, получившей название «Индустрия 4.0». Новые материалы, дополненная реальность, аддитивные технологии, беспилотные транспортные средства, передовая робототехника, облачные вычисления и хранение данных, биометрические и имплантируемые технологии, большие данные и машинное обучение, огромный пласт финансовых технологий и многое другое, – все эти явления имеют одну общую особенность: они эффективно используют всепроникающую силу информационных технологий. В связи с реализацией этих трендов я бы выделил ряд признаков цифровой экономики. Прежде всего, это экономика, основанная на больших данных.

По своему типу это прогностическая экономика, в которой прогноз, план и факт стремятся к равенству; её основной инструмент – прогностическая аналитика, а основной вид производства – персонифицированное производство под потребности клиента. В эпоху цифровой экономики меняется облик конкуренции: она идет не столько за передел существующих рынков, сколько за формирование новых, при этом конкурируют не товары и технологии, а системы управления, опирающиеся на цифровые платформы. В области организационных структур компаний мы будем наблюдать уход от иерархических структур к моделям, в большей степени основанным на сетевом взаимодействии. Одним из ключевых признаков является изменение модели потребления: использование превалирует над владением; ценность определяется реализацией в товаре индивидуальных потребностей; фокус смещается на общую стоимость владения, а не на первоначальную цену товара. В социальной сфере цифровую экономику мы «узнаем» по взрывному развитию общественных институтов, когда социальный авторитет начнет активно теснить социальный статус. При этом нужно учитывать, что основной показатель прогресса цифровой экономики – это мера принятия обществом технологических новшеств и инноваций.

Цифровая экономика, выраженная в технологиях и технологических трендах, – это и есть «земные» вопросы. Бизнес-модели, усиленные за счет данных, создадут новые источники дохода. Полагаю, что малые и средние предприятия получат преимущества скорости и маневренности, необходимые для управления новыми процессами и реализации инноваций. Большинство мировых лидеров цифровизации, нынешних гигантов, начинали как небольшие предприятия с мизерным стартовым капиталом, а затем, «оседлав» ту или иную прорывную технологию, росли экспоненциально. Считаю, что у нас в стране много креативных и предприимчивых людей, способных создавать инновационные бизнесы. И тому есть множество примеров, проявившихся в росте экспорта на внешние рынки продукции отрасли информационных технологий. Скажем, развитие сетей интернета вещей (IoT) приведет к взрывной потребности в датчиках и сенсорах, а традиционно это удел производства средних по размеру компаний. Развитие облачных технологий и повышение доступности различного рода облачных сервисов стимулируют рост числа индивидуальных предпринимателей, для которых основным преимуществом становится свобода выбора времени работы и высокая мобильность. Для нашей страны – это рост высокопроизводительных рабочих мест, увеличение занятости людей, живущих вдали от мегаполисов. Преимущества цифровой экономики для компаний, в особенности быстро растущих стартапов, более чем очевидны.

Конкурировать в сфере передовых технологий с иностранными коллегами мы можем. Правда, пока этих технологий не так много, но, учитывая высокий темп, взятый государством в вопросах цифровой экономики, думаю, перечень конкурентоспособных разработок будет нарастать. Если мне не изменяет память, в 2016 году экспорт продукции отечественных ИТ-компаний в денежном выражении приблизился к 7 млрд долларов. Наши ИТ-компании, безусловно, глобально конкурентоспособны. Следующее направление – новые материалы. Например, наноцеллюлоза и производство на ее основе широкой гаммы товаров, начиная от бактерицидных пластырей, биоразлагаемой упаковки и кончая прочными и легкими материалами для аэрокосмической и автомобильной индустрий. Далее – беспилотные летательные аппараты, разработки в области машинного обучения, средства противодействия киберугрозам.

Новейшие технологии и цифровая трансформация могут кардинально изменить окружающий мир и окажут огромное влияние на формирование структуры отраслей цифровой экономики. Мы не увидим привычного отраслевого деления, присущего текущему экономическому укладу, но станем свидетелями появления нескольких сотен новых отраслей, с отличным от текущих масштабом, жизненным циклом и отраслевым управлением. Эти изменения затронут не только сами отрасли, но и все системные показатели: ВВП, инвестиции, потребление, занятость, инфляцию и ряд прочих показателей, привычных для измерений и оценки в текущей экономике.

Когда посмотрим на предпосылки возникновения технологий интернета вещей и поймем «физический смысл» IoT, будет проще определиться с этим понятием. На мой взгляд, в истории интернета вещей ключевую роль сыграли два фактора. Первый – кардинальное изменение рынка сенсоров и датчиков: за последние годы он вырос в сотни раз и продолжает расти по экспоненте, при этом стоимость самих устройств снижается примерно с той же скоростью. Второй – широкое распространение подходов операционной аналитики, отраженных в концепции «Аналитика 3.0», разработанной Международным институтом аналитики. Ключевой тренд проявляется в том, что сегодня всё большее количество товаров создают данные в процессе своего жизненного цикла, и это свойство становится одним из главных их качеств. Для потребителя происходит смещение ценности продукта: в конкурентной борьбе преуспевает тот продукт, который может обеспечить наиболее ценные данные, а не только традиционные функции. Сыграв ключевую роль в эволюции «классического» интернета, эти факторы привели к появлению новых сетей, в которых вещи могут взаимодействовать друг с другом или с внешней средой без участия человека. Это и есть интернет вещей. Технологии интернета вещей являются ключевыми в формировании прогностического характера цифровой экономики.

В нашей стране технологии интернета вещей – одно из динамично развивающихся направлений новой индустриализации. Точнее, усиливается влияние технологий промышленного интернета вещей (IIoT). Это влияние обусловлено задачами, которые ставятся перед отечественными предприятиями: переход на контракты жизненного цикла во взаимодействии производителей и потребителей сложной техники; выпуск продукции с высоким уровнем программируемых параметров. На предприятиях сырьевых отраслей, металлургии и транспорте – переход к обслуживанию и ремонту производственного оборудования по состоянию и создание систем предикативной аналитики в отношении производственной инфраструктуры.

На развитие индустриального интернета вещей оказывают большое влияние крупные корпоративные и государственные инициативы. Скажем, цель проекта «Цифровая железная дорога» – обеспечение устойчивой конкурентоспособности РЖД на глобальном рынке транспортных и логистических услуг за счёт использования современных цифровых технологий. Создание российской сервисной информационно-телематической платформы и ее внедрение в серийные модели автомобильных производителей, реализующих легковые автомобили в нашей стране. Предполагается, что данная платформа будет аккумулировать информацию в транспортной сфере, включая оценку загруженности дорог, оптимизировать транспортные потоки, прогнозировать возникновение чрезвычайных и опасных ситуаций, следить за состоянием оборудования городской и транспортной инфраструктуры.

Недавно наша компания анонсировала выпуск программной платформы CoIIoT для разработки отраслевых решений в области промышленного интернета вещей. Платформа CoIIoT использует наиболее современные и перспективные технологии и компоненты с открытым исходным кодом, рассчитанные на применение в высоконагруженных системах, полностью соответствует актуальным российским условиям и служит основой для разработки отраслевых решений в области промышленного интернета вещей в интересах конкретных потребителей.

»

Елена Оголь, руководитель направления информатизации в органах государственной и муниципальной власти группы компаний Softline:

«

Основные доработки к программе ожидаются прежде всего в сфере здравоохранения, создания "умных городов" и государственного управления, включая контрольно-надзорную деятельность, (разделы по которым были в проекте программы, но исключены в принятой редакции программы). Они были отмечены всеми участниками обсуждения программы как востребованные к развитию информационных технологий сферы деятельности. Также необходима разработка соответствующих планов мероприятий ("дорожный карт"), где будут описаны детали реализации основных направлений, а также уточнены аспекты использования сквозных цифровых технологий.

Важным окажется фактор того, предусмотрят ли необходимое финансирование мероприятий по развитию цифровой экономики за счет средств бюджетов всех уровней и внебюджетных источников. Но надо понимать, что бюджетные средства должны только запускать механизмы инвестирования частных компаний, осуществляющих исследования и разработки и способных стать лидерами на глобальных рынках.

Поскольку первоочередные меры по совершенствованию правового регулирования с целью развития цифровой экономики приходятся на 2017-2018 года, необходимо, чтобы система льгот и преференций, создающих условия для вложения частных инвестиций во все объекты информационной инфраструктуры (сети связи, в том числе спутниковые, центры обработки данных, "сквозные" цифровые платформы и инфраструктура пространственных данных) заработала уже начиная с 2019 года.

»

Владимир Андреев, президент компании «ДоксВижн»:

«

В своем выступлении в рамках заседания Совета при Президенте по стратегическому развитию и приоритетным проектам Никифоров предложил начать со здравоохранения, государственного управления и проектов «умного города». С этим стоит согласиться – наибольшее количество «социально чувствительных» данных в госсекторе накапливается именно в этих сферах. Именно в них граждане, в первую очередь, чувствуют результаты государственных усилий, оценивают эффективность цифровых технологий.

Из замечаний можно отметить некоторую неопределенность финансирования, о котором сказано «большая часть необходимых средств уже выделено в рамках других инициатив». И еще, конечно, очень трудно будет решить задачу оптимизации регуляторных механизмов так, «чтобы Российская Федерация была той юрисдикцией, куда мечтают прийти разработчики перспективных цифровых технологий: разрабатывать, обкатывать их именно здесь, в России, и в перспективе предлагать эти решения уже на экспорт». На практике работы с разработчиками отечественного ПО мы видим как тенденцию к снижению неоправданного регулирования, так и тенденцию к ужесточению и формализации ненужных деталей. Надеемся, что решить проблему регуляции все-таки удастся.

»

Борис Бобровников, генеральный директор "Крок":

«

Cам факт наличия такой программы – очень позитивный. В Великобритании доля ИТ в ВВП страны – свыше 12%, у нас пока только 3%. А ведь сейчас ни одна сфера деятельности не может существовать без информационных технологий – от сельского хозяйства до медицины и космической отрасли. Точнее, может, но производительность труда там будет гораздо ниже, чем с применением основанных на ИТ-процессов, то есть диджитал-процессов. Поэтому я надеюсь, что такая программа сможет значительно влиять на остальные 97% российского ВВП. И ИТ рынок в итоге вырастет.

Что касается конкретной реализации - думаю, что будет взята на вооружение уже отработанная практика обсуждения деталей программы совместно с профессиональным сообществом. Например, АП КИТ. Как это уже было реализовано с законом о персональных данных.

»

Михаил Алексеев, старший вице-президент Maykor, генеральный директор «ЦРТ Сервис» (входит в Maykor):

«

Стоит отметить, что программа разработана с особой тщательностью и является первым шагом к созданию благоприятной нормативной среды для участников цифровой экономики. Основной акцент в программе сделан на необходимости снятия правовых ограничений для ее развития в отдельных отраслях законодательства и создания особого правового режима, позволяющего развиваться новым технологиям. Вопрос подготовки «цифровых» кадров также является одним из приоритетных в программе. В частности, планируется, что к 2024 году объем ИТ-специалистов, ежегодно выпускаемых российскими ВУЗами, достигнет 120 тыс. человек.

Однако очевидно, что выполнение отдельных шагов по различным направлениям, описанных в программе, существенного эффекта не даст. К значительным результатам может привести только комплексная и систематическая работа по каждому из направлений деятельности в области развития цифровой экономики.

»

Виктор Серебряков, вице-президент группы компаний «Ланит»:

«

Цифровая экономика - это не только про государство. Даже в меньшей степени про государство. Это про качественно новые формы отношений между субъектами экономики и механизмы функционирования этих субъектов. Государство должно создавать условия, стимулировать, но не вмешиваться. В программе подробно расписан раздел, связанный с государственным регулированием.

Очень большое внимание уделено информационной безопасности. Понятно, почему это произошло, но не понятно, зачем это нужно. Эта тема, безусловно, важна, но на мой взгляд, это не совсем является предметом развития цифровой экономики. В тех формулировках, которые сейчас присутствуют в программе, тема потребует колоссальных бюджетных затрат и скорее всего будет финансироваться из бюджетов ведомств. Хотя, безусловно, некоторые аспекты защиты критической инфраструктуры должны финансироваться централизованно.

Раздел, посвященный государственному управлению, вообще отсутствует в программе. В программе есть информация об отраслевых платформах, но нет ничего о государственной платформе и повышении эффективности госаппарата. Без создания платформы доверия между государством и бизнесом не получится создавать действительно полезные и комплексные сервисы. Кроме того, в последней версии программы пропали разделы по «умным городам» и цифровому здравоохранению.

»

Елена Иванова, директор по маркетингу ЭОС:

« Считаю, что основной приоритет в программе, в первую очередь, будет касаться информационной безопасности, государственного управления и построения информационной инфраструктуры. Почему эти направления? Потому что в них уже много сделано, есть большее понимание, что делать дальше и куда дальше двигаться.

А вот вопросы цифрового здравоохранения, например, исследования и разработки, умный город – это очень сложные и очень долговременные задачи. В программе все так оптимистично запланировано, но как показывает практика, жизнь сильно вносит коррективы и все подобного рода проекты идут не так быстро, как хотелось бы, а точнее сказать, медленно.

»

Олег Чутов, вице-президента компании «Информзащита»:

«

Не главные, а скорее самые значимые аспекты – правовой режим и люди. Речь о создании благоприятной среды для роста экономического потенциала нового типа общества, за счет гармоничного развития правового регулирования отношений и человеческого потенциала. Эти две составляющие будут базовыми для развития технологий, инфраструктуры и безопасности. Замечаний к Программе нет. Есть вопросы, но, надеюсь, ответы на них мы получим в ходе дальнейшей реализации и обсуждения результатов «дорожной карты».

»

Владимир Кохан, коммерческий директор «Диджитал Дизайн»:

«

Наиболее ожидаемыми шагами программы являются:

  • снятие правовых барьеров для развития цифровой экономики на пространстве всего ЕАЭС;
  • реализация стратегии образования, вовлечения и переподготовки госслужащих;
  • создание благоприятных условий для организации отечественных платформ цифровой экономики и их последующего внедрения. Снижение зависимости от зарубежных производителей в цифровой экономике.

Главные замечания к программе – на данный момент нет детальной проработки сроков и конкретных шагов для достижения поставленных целей, нет ясности по ряду направлений, например, о мерах по поддержке перевода на «цифровые рельсы» промышленного сектора, малого и среднего бизнеса.

»

Тимур Меджитов, заместитель директора по работе с органами власти компании Directum:

«

Программа «Цифровая экономика» – это первый системный взгляд государства на данную тему. Уже само существование программы – важная веха для государства и очередной шаг на пути к более современному и удобному укладу жизни граждан. Сегодня широко обсуждаются обе версии программы. Первая версия выглядела как хорошее техническое задание – обозначены цифры и сроки, мы видим, к какому результату нужно стремиться. По ней можно формулировать отдельные комментарии. Вторая версия стала более размытой и общей, даже некоторые совершенно конкретные понятия, как например «блокчейн», заменены на более абстрактные «системы распределенного реестра» и «единая цифровая среда доверия». Также из нее пропали привлекающие внимание населения разделы «Цифровое здравоохранение» и «Умный город».

Надо понимать, что переход на «цифровую экономику» – это глобальный проект, и он затрагивает разные стороны жизни, поэтому следует ожидать, что на этапе воплощения возникнут объективные трудности. И, конечно, чем четче обозначены планы, тем проще их контролировать и понимать, к чему мы идем. Хотелось бы, чтобы первая версия программы использовалась при подготовке детальных дорожных карт, т.к. она имеет детализацию по текущим вопросам, касающихся электронных архивов, государственных услуг, межведомственного взаимодействия и СЭД.

Для выполнения принятой правительством Программы крайне важно, чтобы законодательство поспевало за прогрессивными технологиями. Ожидается, что первые меры по регулированию законодательства будут определены уже в самое ближайшее время – в 4-м квартале этого года.

Важный момент, который отражен в Программе и который всячески поддерживает наша компания, – повышение цифровой грамотности населения и ввод аттестационных нормативов. В первую очередь сами чиновники должны овладеть «цифровыми навыками». Мы не сможем добиться реальных успехов, если ведомства не будут доверять электронным документам и использовать их. В нормативных документах нужно черным по белому прописать «чиновник обязан подписывать документы в электронном виде» и «передаваемые через МЭДО электронные документы имеют юридическую силу».

Принятая программа предусматривает создание федеральных центров компетенций по различным направлениям – и это еще один шаг, которого мы ждем.

Как разработчик облачных решений компания DIRECTUM будет следить за развитием этого направления. Согласно Программе информационные системы государства будут переведены в облака, и, соответственно, предусмотрено серьезное развитие ЦОДов в России. Это определенный вызов – нужны компетенции и серьезные меры по обеспечению безопасности, так как речь идет о цифровых активах и персональных данных всего государства. Также в части облачных решений серьезный интерес с нашей стороны вызывает нормативная база и культура, которая позволит идти к облака не только органам власти, но и организациям с госучастием и крупному бизнесу. Это позволит более легко переходить на облачные решения во всех отраслях экономики.

Минусы принятой Программы – отсутствие явного раздела про цифровые финансы, цифровое здравоохранение и текущие инструменты – блокчейн, криптовалюты, которые уже оказывают свое влияние. Нет разделов про интернет-торговлю, хотя это тоже значительная и уже работающая часть цифровой экономики, влияющая на уклады домохозяйств.

»

Александр Моносов, генеральный директор БФТ:

«

В создании цифровой экономики заложен значительный потенциал для ускорения темпов экономического развития страны и улучшения качества жизни граждан в течение ближайших 7 лет.

Как отмечается в Программе, реализация такого направления, как «государственное управление», будет осуществляться на основе дополнения Программы развития цифровой экономики России соответствующими разделами. Однако уже сейчас можно говорить о том, что благодаря реализации данной Программы, вопрос качественного предоставления государственных и муниципальных услуг населению выйдет на новый уровень. Часть услуг будет оказываться в проактивном режиме – на основе данных государства и согласия заявителя. Очень важно, что ожидается «бесшовный» переход между дистанционными и очными каналами взаимодействия гражданина с государством. Кроме того, в настоящее время на региональном и муниципальном уровне нет достаточной унифицированности услуг, отсутствует единый язык их описания. Реализация Программы позволит привести все административные регламенты в соответствие требованиям стандартизации и унификации. Конечно, требуется принять дополнительные законодательные инициативы, для того чтобы технологии цифровой экономики в сфере предоставления услуг населению смогли заработать в полную силу, но начало им уже положено.

Для компании БФТ эта тема особенно актуальна, поскольку в составе наших решений присутствуют программные продукты, позволяющие за счет использования современных ИТ-технологий автоматизировать все процессы, связанные с оказанием услуг в центрах и офисах «Мои документы» (МФЦ), а также сформировать единый подход к оказанию услуг и обеспечить регистрационный учет граждан через МФЦ.

Вместе с тем, как разработчики портала «Работа в России», мы обратили внимание и на такое базовое направление Программы, как «Кадры и образование». В частности, в Программе говорится о рынке труда, который должен опираться на требования цифровой экономики, и фиксации трудовой (включая учебную) деятельности гражданина в его цифровой персональной траектории развития, данные из которой используются при прохождении аттестации, планировании продолжения образования, трудовой деятельности. Кроме того, цифровая экономика подразумевает и электронное кадровое делопроизводство.

Построение цифровой экономики – это сложная, но достижимая цель, в основе реализации которой лежит сотрудничество государства и бизнеса. Опираясь на лучшие мировые практики, развивая «цифровые кадры», внедряя прогрессивные информационные технологии и бизнес-модели, работая на опережение – при таком подходе, мы уверены, результат достижим.

»

Алексей Ильин, партнер компании «Нетрика»:

«

Первые ожидаемые шаги в программе – это построение нормативной базы, адаптированной к реалиям цифровой экономики, и создание информационной инфраструктуры, среды и платформ для исследования и разработки. Другой важной и сложной задачей станет подготовка кадров для цифровой экономики – и в особенности переход к созданию индивидуальных профилей компетенций и траектории их развития. Эта задача потребует существенной модернизации всего образования: от разработки новых дисциплин и учебных планов до создания системы профессиональной навигации и перехода к персональным образовательным маршрутам обучающихся. От успешности этих действий будет зависеть развитие цифровой экономики не только до 2024 года, но и на долгие годы вперед.

»

Николай Апурин, генеральный директор "Артвелл":

«

Самое важное это единая стандартизация, унификация и оптимизация. Но не могу согласиться с некоторыми шагами – к некоторым вопросам надо подойти по другому. Например гос услуги. В электронный вид переводится 100500 бумаг, но проще было бы изменить услугу, например, паспорт – достаточно иметь реестр граждан с привязанным электронным паспортом. Аналогично все возможные свидетельства, разрешения, права собственности – все это упразднить бумажное и перевести в вид обычного реестра – списка. Любую задачу можно решить в 10 раз проще, если посмотреть на нее под другим углом.

»

Яна Березкина, генеральный директор "МТ Финанс":

«

На мой взгляд, краеугольным камнем программы является реестровая модель блокчейна, которая, как я предполагал выше, на мой взгляд, будет применяться для верификации изменений о гражданине, бизнесе и любых других субъектах правоотношений между гражданами и государством. Это даст серьезный толчок к развитию общества в целом. При этом потянет за собой необходимость создания дата-центров по всей стране и обеспечения высокоскоростной связи по доступным ценам как для бизнеса, так и для населения.

Реализация данных шагов, на мой взгляд, является самым важным в этой программе.

»

Алексей Громаков, директор департамента развития и управления решениями «Энвижн Груп»:

«

Самые важные ожидаемые шаги:

  • Создание в России к 2025 г. 50 «умных городов». Города будущего также должны быть энергоэффективными и безопасными. Опираясь на те запросы, которые мы получаем, в том числе и из госсектора, могу отметить интерес к решениям класса BSM (Building System Management) и ситуационным центрам, оснащенным универсальными платформенными решениями для интернета вещей.
  • Поддержка и развитие отраслевых цифровых платформ для основных секторов экономики: цифрового здравоохранения, цифрового образования, умного транспорта.
  • Устранение цифрового неравенства предполагает повсеместный доступ к WI-FI и покрытие мобильными сетями связи пятого поколения. А к 2024 году 97% домашних хозяйств страны должны получить широкополосный доступ в интернет.
  • Поддержка социальных инициатив для повышения уровня цифровой грамотности.
  • Поддержка ВУЗов, готовящих ИТ-специалистов в приоритетных направлениях научно-технической сферы.
  • Увеличение доли крупных проектов в области цифровой экономики, а также организаций, участвующих в реализации крупных проектов.
  • Органический рост конкурентноспособных на мировых рынках ИТ-компаний, в том числе предоставляющих услуги по обработке и хранению данных.

»

Медведев выразил опасение, что к власти придет искусственный суперинтеллект, чтобы обнулить наши мозги

Председатель правительства Дмитрий Медведев, выступая на пленарной сессии форума «Открытые инновации» в октябре 2017 года, поделиться некоторыми своими оценками и прогнозами в области цифровой экономики.

Цифровая экономика сегодня уже является данностью, причём не по распоряжению властей или по инициативе отдельных предпринимателей, уверен премьер. Это то, что нас окружает в прямом и переносном смысле: смартфоны, мобильный интернет, общение в социальных сетях, e-commerce, электронные платежи – всё это часть современного образа жизни.

По мнению Медведева, в России сделано немало, чтобы цифровая культура стала для страны привычной, притом, что для России эта задача сложнее, чем для многих других стран (фото - theRunet)

Компании и государства, которые научатся превращать информационные массивы в полезные решения, выиграют, а те, кто упустит эти возможности, останется на месте, отметил Медведев. Это верно и по отношению к отдельным компаниям, отраслям экономики, и к целым государствам.

Председатель правительства спрогнозировал рост спроса на специалистов в области анализа больших данных, математического моделирования, финансовых технологий, кибербезопасности. Профессии, с другой стороны, которые связаны с рутинными видами деятельности, обработкой типовой информации, могут пострадать в наибольшей степени, и нужно думать, как помочь людям адаптироваться к новым условиям, добавил он.

В ближайшие годы должно возникнуть много динамичных цифровых компаний, полагает премьер.

« Для этого есть хороший потенциал. Причём этого можно добиться быстро при сравнительно небольших затратах. Речь идёт о транспортных и логистических услугах, здравоохранении, образовании, финансовых технологиях, «умной» городской среде, современном аграрном производстве и других направлениях, - пояснил он. »

Он пообещал, что государство продолжит создавать условия для привлечения инвестиций высокотехнологичным компаниям, для работы венчурных фондов, которые готовы поддерживать российские стартапы.

Медведев также поднял вопрос, готовы ли к цифровой трансформации бизнес и государство. Цифровизация меняет подходы к государственному управлению и правовому регулированию. Возникает целый ряд проблем в области интеллектуальных прав, защиты личной, персональной информации, связанных с трансграничным характером абсолютного большинства сервисов, когда порой невозможно отследить юрисдикцию и правила, по которым действуют такие компании.

« По мере развития технологий интернета вещей возникнет вопрос, а готова ли вообще наша критическая инфраструктура, да и в целом повседневная жизнь людей – готовы ли мы к тому, чтобы такого рода деятельность контролировалась извне, в том числе за счёт использования зарубежных цифровых платформ. Это действительно проблема для государства и для отдельных людей, - констатировал председатель правительства. »

В завершении дискуссии на пленарном заседании форума, Медведев призвал зарубежных партнеров поторопиться с объединением усилий для построения нового "цифрового мира", иначе искусственный интеллект сделает это сам.

« Правительствам во всем мире надо торопиться, пока к власти не пришел искусственный суперинтеллект и не поменял нам всем органы, и не нажал кнопку delеte для того, чтобы обнулить наши мозги, - сказал он. »

Председатель правительства также заявил, что "мы еще можем что-то сделать для того, чтобы установить ту самую атмосферу доверия, о которой только что сказал (премьер-министр Люксембурга) Ксавье Беттель".

« Наша задача - соединить усилия для того, чтобы прыжок человечества в цифровой мир был все-таки неплохо подготовлен. И я уверен, нам это под силу. Именно потому, что мы понимаем сегодня нашу ответственность, - сказал Дмитрий Медведев. »

Как Пенсионный фонд шагает в цифровую экономику

В октябре 2017 года на конференции TAdviser IT Government Day начальник департамента информационных технологий Пенсионного фонда России (ПФР) Дмитрий Кузнецов рассказал о задачах и проектах, которые реализует фонд в рамках перехода к цифровой экономике, а также проблемах, которые встают на этом пути. Подробнее здесь.

Дмитрий Медведев утвердил программу "Цифровая экономика". Полный текст документа

31 июля 2017 года премьер-министр России Дмитрий Медведев объявил на совещании с вице-премьерами об утверждении программы «Цифровая экономика».

« В начале месяца она обсуждалась на совещании у Президента, потом документ дорабатывался, и сейчас он приобрёл юридическую силу, - отметил глава правительства »

Цель программы – организовать системное развитие и внедрение цифровых технологий во всех областях жизни: и в экономике, и в предпринимательстве как социальной деятельности, и в госуправлении, и в социальной сфере, и в городском хозяйстве, добавил Медведев.

Перевод экономики в «цифру», по его мнению, "вопрос нашей глобальной конкурентоспособности и национальной безопасности". Горизонт исполнения программы – 2024 год.

Дмитрий Медведев утвердил программу "Цифровая экономика", придав ей юридическую силу

Программа строится по пяти направлениям: нормативное регулирование, образование и кадры, формирование исследовательских компетенций и технических заделов, ИТ-инфраструктура и кибербезопасность. С полной версией программы можно ознакомиться по ссылке.

« В результате у нас должна появиться полноценная цифровая среда. Она и сейчас развивается. Нельзя сказать, что мы совсем на обочине, что называется, находимся. За последние годы мы сделали довольно серьёзный шаг вперёд, тем не менее нужно это движение существенно ускорить. Предстоит устранить имеющиеся препятствия для успешного развития цифровой инфраструктуры (высокотехнологичных предприятий, платформ и новых рынков), обеспечить поддержку сквозных технологий (это так называемые большие данные, или big data, квантовые компьютеры, о которых сейчас очень много говорят, хотя пока никто их не сумел создать, но очевидно, что рано или поздно это случится), новые производственные методы, искусственный интеллект). В дальнейшем программу планируется дополнить отраслевыми проектами, прежде всего в сфере здравоохранения, создания «умных городов», государственного управления. Будем двигаться такими этапами »

Для реализации программы, по словам Медведева, потребуется плотная координация министерств, крупнейших институтов, организаций в сфере ИТ, серьёзная кадровая работа. И нужно сформировать систему управления, обеспечить участие в ней представителей бизнеса, научного и академического сообщества, создать конкретные планы мероприятий, определить ответственных.

Николай Никифоров и Мяо Вэй обсудили вопросы развития цифровой экономики

Как стало известно 28 июля, Министр связи и массовых коммуникаций Российской Федерации Николай Никифоров провел рабочую встречу с министром промышленности и информатизации Китайской Народной Республики (КНР) Мяо Вэем. Стороны обсудили вопросы развития цифровой экономики в России, Китае и мире, проекты по созданию подводной волоконно-оптической магистрали в Арктике, системы персональной подвижной спутниковой связи, а также другие актуальные вопросы отраслевого сотрудничества России и Китая. Мероприятие прошло в рамках третьей встречи министров связи стран БРИКС.

« Важной составляющей перехода к цифровой экономике является обмен опытом и накопленными знаниями на межгосударственном уровне. Россия и Китай, являясь давними стратегическими партнерами и добрыми соседями, безусловно, имеют множество точек соприкосновения в области цифровой экономики, — заявил Николай Никифоров »

Глава Минкомсвязи рассказал о разработанной в России программе «Цифровая экономика», которая направлена на поддержку развития как уже существующих решений, так и на создание условий для возникновения новых прорывных и перспективных сквозных цифровых технологий и платформ. Министр сообщил, что в число ключевых сквозных цифровых решений, которые охвачены программой, включены в том числе технологии беспроводной связи, виртуальной и дополненной реальностей, искусственного интеллекта. Николай Никифоров также отметил, что в программе поставлены задачи по внедрению цифровых технологий в те отрасли, влияние государства на которые критически важно. Это, прежде всего, государственное управление, здравоохранение, образование, «умный город».

Важной темой встречи Николая Никифорова и Мяо Вэя стало также обсуждение проектов в сфере телекоммуникаций. Китайская сторона выразила заинтересованность в развитии проекта по строительству подводного магистрального кабеля вдоль арктического побережья России. На встрече отмечалось, что в настоящий момент данный проект представляется наиболее эффективным способом обеспечить скоростное соединение Азии с Европой. Китайская сторона попросила содействия по проведению необходимых исследований для строительства магистрали и выразила уверенность, что спрос на использование данного канала связи будет значительным.

Стороны также обсудили проект по созданию системы персональной подвижной спутниковой связи, который ранее был представлен на площадке Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Основной целью создания проекта, над реализацией которого работает российская компания «Материк», является обеспечение услугами подвижной персональной спутниковой связи территории государств-членов ШОС. Работы планируется проводить в сотрудничестве с государственными и коммерческими структурами Китая.

Основным отраслевым двусторонним механизмом между Минкомсвязи России и Министерством промышленности и информатизации КНР является Подкомиссия по связи и информационным технологиям Российско-Китайской комиссии по подготовке регулярных встреч глав правительств, заседания которой проходят ежегодно. XVI заседание состоялось 8 июня 2017 года в Москве. Основными вопросами для обсуждения в рамках подкомиссии стали электросвязь, эффективное использование радиочастотного спектра и координация радиочастот в приграничных районах, информационные технологии и почтовая связь. По каждому из этих направлений стороны достигли определенного прогресса, подчеркнул Николай Никифоров.

McKinsey: Цифровизация экономики увеличит ВВП России к 2025 году на 4,1–8,9 трлн рублей

В июле 2017 года консалтинговая компания McKinsey опубликовала исследование «Цифровая Россия: новая реальность» о роли цифровых технологий в экономике страны (скачать полный отчет в PDF). В нем представлен анализ текущего состояния развития цифровой экономики в России, том числе по отраслям, ее перспектив, а также прогноз влияния, которое цифровизация окажет на основные сферы жизни населения и бизнес.

По оценкам компании, потенциальный экономический эффект от цифровизации экономики России увеличит ВВП страны к 2025 году на 4,1–8,9 трлн рублей (в ценах 2015 года), что составит от 19 до 34% общего ожидаемого роста ВВП. В 2016 году, по оценке Росстата, общий объем ВВП в России составлял около 86 трлн рублей.

Такие смелые экономические прогнозы авторы отчета связывают не только с эффектом от автоматизации существующих процессов, но и с внедрением принципиально новых, прорывных бизнес-моделей и технологий, указывается в отчете. Среди них – цифровые платформы, цифровые экосистемы, углубленная аналитика больших массивов данных, технологии «Индустрии 4.0», такие как 3D-печать, роботизация, интернет вещей.

Экономические и социальные выгоды от цифровизации экономики

Россия уже живет в цифровой эре, констатируют авторы исследования: по количеству пользователей интернета она занимает первое место в Европе и шестое – в мире. За последние три года смартфонов у нас стало вдвое больше – теперь они есть у 60% населения. Это больше, чем в Бразилии, Индии и странах Восточной Европы. А количество пользователей порталов государственных и муниципальных услуг увеличилось в два раза только за один 2016 год и достигло 40 млн человек.

Вклад цифровой экономики в ВВП России и его составляющие в сравнении с другими странами

Вместе с тем, Россия пока не входит в группу лидеров развития цифровой экономики по многим показателям – уровню цифровизации, доле цифровой экономики в ВВП, средней задержки в освоении технологий, применяемых в странах-лидерах. Доля цифровой экономики в ВВП России составляет 3,9%, что в 2–3 раза ниже, чем у стран-лидеров. Доля государственных расходов и частных инвестиций в структуре ВВП также ниже, чем в странах-лидерах, а объем экспорта цифровых технологий в четыре раза меньше импорта.

Доступ к цифровым сервисам в России развит, но отстает от стран Евросоюза

При этом по уровню цифровизации некоторые отрасли приближаются к мировому уровню (например, ИКТ, образование, финансы), но во многих ключевых отраслях (добывающей, обрабатывающей отраслях, промышленности и транспорте) Россия пока отстает от ведущих европейских стран.

Разница в уровне цифровизации между Россией и Европой

Заметен ряд положительных тенденций. Один из важнейших показателей – объем цифровой экономики – в последние годы стремительно растет. Например, ВВП страны с 2011 по 2015 год вырос на 7%, а объем цифровой экономики за тот же период увеличился на 59% – на 1,2 трлн руб. в ценах 2015 года. Это в 8,5 раз быстрее, чем рост остальных секторов экономики России.

Сложная, но достижимая цель, по мнению McKinsey, – утроение объема цифровой экономики с 3,2 трлн рублей в 2015 году до 9,6 трлн рублей в 2025 году, в ценах 2015 года, что потребует сохранения среднегодового темпа роста объемов цифровой экономики на уровне 12%, который наблюдался в 2010–2015 годах. Эти результаты будут эквивалентны увеличению доли цифровой экономики с текущих 3,9% до 8–10% ВВП (в зависимости от цен на нефть и других макроэкономических параметров), что в среднем соответствует сегодняшнему уровню стран, лидирующих по объему цифровой экономики: США, Китая и Западной Европы. Перспективы роста цифровой экономики России выше этого уровня до 2025 года представляются маловероятными, констатируют в McKinsey.

Переобучение россиян в рамках «Цифровой экономики» обойдётся в 5 млрд руб. ежегодно

5 июля 2017 года госпрограмма «Цифровая экономика» была одобрена Советом при президенте России по стратегическому развитию и приоритетным проектам. Ежегодно она предполагает подготовку около 1 млн человек, а на ее обеспечение будет тратится 5 млрд руб. (около $83 млн по курсу ЦБ РФ на 7 июля 2017 года) ежегодно. Данные средства получат люди, обладающие квалификацией для переподготовки специалистов, которые смогут работать в новых условиях.[1]

Проект кадрового обеспечения госпрограммы «Цифровая экономика» предусматривает доступ более 1 млн россиян ежегодно к онлайн-программам второго высшего образования. Для этого будут выпущены специальные электронные ваучеры, которые получат желающие повысить квалификацию или получить новые компетенции в области цифровой экономики. Однако ваучеры будут предлагать специалистам, которые лишились работы из-за автоматизации труда.

Таким образом, фактически новая госпрограмма направлена на трудовую переориентацию кадров, которые «вымываются» из системы труда за счет внедрения новых технологий.

«Через 5-7 лет не будет ни одной профессии, где не нужно знание технологий и умение обращаться с роботом. Так что курс верный. Теперь важна реализация», — заявил глава Регионального общественного центра интернет-технологий (РОЦИТ, защищает интересы интернет-сообщества) Сергей Гребенников.

Какой будет цифровая экономика России в 2024 году? Замминистра связи Алексей Козырев дал прогноз на TAdviser SummIT

На панельной дискуссии в рамках TAdviser Summit 2017 заместитель министра связи Алексей Козырев рассказал о своём видении того, какой будет цифровая экономика России в 2024 году. Ее основами должны стать: грамотное ИТ-регулирование, развитая инфраструктура, национальные центры компетенции и цифровые платформы.

Алексей Козырев: Мы должны сделать так, чтобы регуляторная среда уже сегодня стала немного обгонять технические возможности участников экономики по инновациям

Алексей Козырев выделил три сегмента цифровой экономики. Верхний уровень – конкретные программы и продукты, где создается добавленная стоимость. Средний – слой компетенций, где создаются платформы, на базе которых возникают продукты. Здесь происходят исследования и разработки. И третий уровень – это основа, состоящая из инфраструктуры, квалифицированных кадров и регуляторной среды, которая благоприятствует трансформации под цифровые технологии. В разработанной Минкомсвязи программе развития подробно рассмотрены второй и третий уровни.

« Один из важных блоков в фундаменте цифровой экономики – это блок регуляторики, посвященный вопросу, как описать новые сущности, возникающие в этой экономике, как конфигурировать взаимоотношения между участниками. К 2024 году мы хотели бы иметь такую юрисдикцию в стране, которая с одной стороны привлекает инвесторов с точки зрения технологических инноваций, а с другой - защищает интеллектуальную собственность, интересы и права владельцев данных, поддерживает оборот данных в правильном режиме.

Мы должны сделать так, чтобы регуляторная среда уже сегодня стала немного обгонять технические возможности участников экономики по инновациям. В ближайшее время нам надо предусмотреть в законодательстве механизм "песочниц", либо заранее вводить такие нормы, которые позволяют в момент, когда появляется технология, сразу начинать ее внедрение, заниматься инновациями, - сказал Алексей Козырев

»

В сфере подготовки кадров к 2024 году в России должно быть достаточно ИТ-специалистов. Их нужно в 10 раз больше, чем по состоянию на 2017 год поставляется высшими учебными заведениями. Традиционные профессии, учитывая трансформацию отраслей экономики, требуют дополнительного набора компетенций, связанных с цифровыми технологиями. Эти компетенции будут формироваться в режиме обязательной образовательной программы в школах и вузах, а также при профориентации, переподготовке.

К 2024 году в сфере инфраструктуры в России будет устранено цифровое неравенство, во всех труднодоступных районах страны появится связь. Существенно изменится ситуация с ЦОД.

« Сейчас два крупнейших китайских ЦОДа по вычислительной мощности превосходят все мощности Российской Федерации. Мы планируем создать такой план развития ЦОДов, который бы был синхронизирован с электрической инфраструктурой и с инфраструктурой каналов передачи данных, - сообщил Алексей Козырев. - К 2024 году инфраструктура должна быть смарт-инфраструктурой. Это не просто набор отдельных элементов, а сервисная платформа, которая предоставляет набор цифровых полуфабрикатов, на базе которых можно создавать платформы. Одним из таких сервисов может быть, например, сервис электронной идентификации и аутентификации физических и юридических лиц »

Еще одна составляющая фундамента цифровой экономики - это киберустойчивость и кибербезопасность. Количество угроз и сложность применяемых технологий с каждым годом будет увеличиваться, в связи с чем планируется внедрять решения на уровне инфраструктуры, защищающие базовые элементы этой инфраструктуры от ключевых угроз.

На среднем уровне одна из ключевых задач - обеспечить более тесное взаимодействие между исследовательскими коллективами, крупными национальными компаниями, стартапами и финансовыми институтами.

« Должны быть сформированы центры компетенции, центры трансферта технологий, которые аккумулируют вокруг себя и исследования, и финансирование, и национальных чемпионов для того, чтобы как можно быстрее новые идеи превращались в инновации и начинали реально работать в экономике, - сказал Козырев »

Учитывая, что в некоторых отраслях государство имеет высокое влияние на рынок, оно должно выступить катализатором процессов трансформации. В программу включены четыре отраслевых направления, в рамках которых они будут действовать: здравоохранение, образование, умный город, госуправление.

К 2024 году должна быть сформирована основа для развития цифровой экономики. В ключевых отраслях в результате трансформации должны возникнуть национальные лидеры в своей области, которые станут операторами цифровых платформ. На базе этих платформ будет формироваться определенная система взаимодействия участников. В рамках платформы участники не будут ограничены в создании новых способов взаимодействия друг с другом, в создании добавленной стоимости.

« Эти платформы должны стать центрами притяжения для развития соответствующих секторов экономики, - подытожил Алексей Козырев »

В TAdviser SummIT 2017 приняли участие 400 ИТ-руководителей крупных коммерческих и государственных организаций, топ-менеджеров и экспертов ИТ-компаний.

В ходе пленарной части и четырех сессий мероприятия прозвучало около 50 докладов. В панельных дискуссиях участники саммита обменялись мнениями и прогнозами о перспективах развития технологий и информационных систем. Наиболее выдающиеся достижения в сфере ИТ были отмечены учрежденной организаторами наградой TAdviser IT-PRIZE.

Российские банки начинают цифровую трансформацию

Построение цифрового банка требует оптимизации процессов, новой организационной культуры и гибких ИТ-решений, поддерживающих скорость выведения продуктов на рынок и персонализацию предложения. 75% опрошенных TAdviser банков ТОП30 считают, что задачи цифровизации должны быть аккумулированы в рамках единой платформы (подробнее...).

Трафик Рунета, проходящий через зарубежные серверы, сократится до 5%

Доля российского трафика, проходящего через иностранные серверы, должна будет сократиться до 5% к 2025 году. Такой показатель предлагает Минкомсвязь в проекте "Цифровая экономика", пишут в мае 2017 года "Известия".

В настоящее время доля такого трафика составляет 60%, отмечено в документе. Основными точками обмена данными являются Франкфурт, Стокгольм и Амстердам, стоимость подключения к которым в семь раз ниже, чем в России, пишет издание. Каким образом планируется решить финансовый вопрос, не уточняется.

Порог в 5% установлен потому, что, вероятно, на некоторых территориях без передачи трафика через иностранные серверы обойтись не получится, например, в Калининграде. Кроме того, необходим резервный маршрут передачи трафика. По мнению специалистов "Ростелекома", в целом для российских провайдеров реализация данного требования не станет большой проблемой ввиду незначительных финансовых затрат.

Кроме того, в проекте "Цифровая экономика" говорится о запуске сети 5G в восьми российских городах-миллионниках к 2020 году. К 2025 году сети пятого поколения будут развернуты уже в 15 городах.

Сбербанк начал измерять цифровизацию в России

В апреле 2017 года Сбербанк запустил «Цифровой индекс Иванова», который будет рассчитывать уровень проникновения цифровых технологий в жизнь россиян.

Иванов — это среднестатистический россиянин в возрасте 14-64 лет, проживающий в городе с населением более 100 000 человек.

Проект, созданный в Sberbank Investment Research (аналитический департамент корпоративно-инвестиционного подразделения Сбербанка Sberbank CIB) призван оценить и спрогнозировать динамику различных секторов «новой экономики», а также определить наиболее перспективные направления их дальнейшего развития. В индекс вошли пять компонентов: доступ в интернет, человеческий капитал, пользование интернетом, коммерческие сервисы и электронное правительство.

Сбербанк запустил «Цифровой индекс Иванова», который будет рассчитывать уровень проникновения цифровых технологий в жизнь россиян

Первое значение «Цифрового индекса Иванова» составляет 51%. В Sberbank Investment Research считают, что этот показатель отражает переломный момент в проникновении цифровых технологий в жизнь Ивановых: с одной стороны, у многих россиян есть технические возможности попробовать те или иные цифровые продукты, с другой стороны — есть большой потенциал дальнейшего роста и проникновения технологий.

Самое высокое значение в индексе зафиксировано в блоках «электронное правительство» (61%) и «доступ в интернет» (58%), а наибольший потенциал роста – у блоков «платные сервисы» (40%) и «человеческий капитал» (45%). У большинства Ивановых есть технические и финансовые возможности пользоваться цифровыми услугами в интернете. 85% Ивановых пользуются интернетом: 76% — проводным, 63% — мобильным, 54% обоими видами.

По прогнозам аналитиков, одними из драйверов роста индекса и проникновения технологий в жизнь Ивановых будут увеличение интенсивности использования мобильного интернета и мобильных сервисов, а также постепенное перетекание различных повседневных занятий в онлайн и более активная жизнь в онлайне с ростом доверия к цифровой среде.

Медведев поручил изучить возможности блокчейна для применения в цифровой экономике

Премьер-министр Дмитрий Медведев в марте 2017 года поручил Минкомсвязи и Минэкономразвития рассмотреть возможность применения технологии блокчейн в системе госуправления и экономике РФ [1]. Сделать это необходимо при подготовке программы «Цифровая экономика», которая войдет в комплексный план действий правительства в 2017–2025 гг. Подробнее здесь.

Смотрите также





Примечания