DLP - Data Loss / Leak Prevention - Технологии предотвращения утечек конфиденциальной информации. Информационные технологии, ИБ - Предотвращения утечек информации, Информационная безопасность
 
2010/05/11 22:12:11

DLP - Data Loss / Leak Prevention
Технологии предотвращения утечек конфиденциальной информации

Технология DLP (Data Loss/Leak Prevention) — технологии предотвращения утечек конфиденциальной информации из информационной системы вовне, а также технические устройства (программные или программно-аппаратные) для такого предотвращения утечек.

Каталог DLP-решений предотвращения утечек информации доступен на TAdviser.

Чем страшны утечки данных и как от них защититься? ТА Детали

Содержание

Каналами утечки, приводящими к выведению информации за пределы информационной системы компании, могут стать сетевые утечки (например, электронная почта или ICQ), локальные (использование внешних USB-накопителей), хранимые данные (базы данных). Отдельно можно выделить утрату носителя (флэш-память, ноутбук). К классу DLP систему можно отнести, если она соответствует следующим критериям: многоканальность (мониторинг нескольких возможных каналов утечки данных); унифицированный менеджмент (унифицированные средства управления по всем каналам мониторинга); активная защита (соблюдение политики безопасности); учет как содержания, так и контекста.

Конкурентным преимуществом большинства систем является модуль анализа. Производители настолько выпячивают этот модуль, что часто называют по нему свои продукты, например «DLP-решение на базе меток». Поэтому пользователь выбирает решения зачастую не по производительности, масштабируемости или другим, традиционным для корпоративного рынка информационной безопасности критериям, а именно на основе используемого типа анализа документов.

Очевидно, что, поскольку каждый метод имеет свои достоинства и недостатки, использование только одного метода анализа документов ставит решение в технологическую зависимость от него. Большинство производителей используют несколько методов, хотя один из них обычно является «флагманским». Данная статья представляет собой попытку классификации методов, используемых при анализе документов. Дается оценка их сильных и слабых сторон на опыте практического применения нескольких типов продуктов. В статье принципиально не рассматриваются конкретные продукты, т.к. основной задачей пользователя при их выборе является отсев маркетинговых лозунгов типа «мы защитим все от всего», «уникальная запатентованная технология» и осознание того, с чем он останется, когда уйдут продавцы.

Контейнерный анализ

Схема DLP-системы. Источник: InfоWatch

Этот метод анализирует свойства файла или другого контейнера (архива, криптодиска и т.п.), в котором находится информация. Просторечное название таких методов — «решения на метках», что довольно полно отражает их суть. Каждый контейнер содержит некую метку, которая однозначно определяет тип содержащегося внутри контейнера контента. Упомянутые методы практически не требуют вычислительных ресурсов для анализа перемещаемой информации, поскольку метка полностью описывает права пользователя на перемещение контента по любому маршруту. В упрощенном виде такой алгоритм звучит так: «есть метка — запрещаем, нет метки — пропускаем».

Плюсы такого подхода очевидны: быстрота анализа и полное отсутствие ошибок второго рода (когда открытый документ система ошибочно детектирует как конфиденциальный). Такие методы в некоторых источниках называют «детерминистскими».

Очевидны и минусы — система заботится только о помеченной информации: если метка не поставлена, контент не защищен. Необходимо разрабатывать процедуру расстановки меток на новые и входящие документы, а также систему противодействия переносу информации из помеченного контейнера в непомеченный посредством операций с буфером, файловых операций, копирования информации из временных файлов и т.д.

Слабость таких систем проявляется и в организации расстановки меток. Если их расставляет автор документа, то по злому умыслу он имеет возможность не пометить информацию, которую собирается похитить. При отсутствии злого умысла рано или поздно проявятся небрежность или беспечность. Если обязать расставлять метки определенного сотрудника, например офицера информационной безопасности или системного администратора, то он не всегда сможет отличить конфиденциальный контент от открытого, поскольку не знает досконально всех процессов в компании. Так, «белый» баланс должен быть выложен на сайте компании, а «серый» или «черный» нельзя выносить за пределы информационной системы. Но один от другого может отличить только главбух, т.е. один из авторов.

Метки обычно подразделяют на атрибутные, форматные и внешние. Как следует из названия, первые размещаются в атрибутах файлов, вторые — в полях самого файла и третьи — прикрепляются к файлу (ассоциируются с ним) внешними программами.

Контейнерные структуры в ИБ

Иногда плюсами решений на метках считаются также низкие требования к производительности перехватчиков, ведь они лишь проверяют метки, т.е. действуют как турникеты в метро: «есть билет — проходи». Однако не стоит забывать, что чудес не бывает — вычислительная нагрузка в этом случае перекладывается на рабочие станции.

Место решений на метках, какими бы они ни были — защита документных хранилищ. Когда компания имеет документное хранилище, которое, с одной стороны, пополняется достаточно редко, а с другой стороны — точно известны категория и уровень конфиденциальности каждого документа, то организовать его защиту проще всего как раз с использованием меток. Организовать расстановку меток на документах, поступающих в хранилище можно с помощью организационной процедуры. Например, перед тем как отправить документ в хранилище, сотрудник, отвечающий за его функционирование, может обратиться к автору и специалисту с вопросом, какой уровень конфиденциальности документу выставить. Особенно удачно эта задача решается с помощью форматных меток, т.е. каждый входящий документ сохраняется в защищенном формате и затем выдается по запросу сотрудника с указанием его в качестве допущенного к чтению. Современные решения позволяют присваивать право доступа на ограниченное время, а по истечении действия ключа документ просто перестает читаться. Именно по этой схеме организована, например, выдача документации на конкурсы по госзакупкам в США: система управления закупками генерирует документ, который могут прочитать без возможности изменить или скопировать содержимое только перечисленные в этом документе участники конкурса. Ключ на доступ действует только до срока подачи документов на конкурс, после чего документ перестает читаться.

Также с помощью решений, базирующихся на метках, компании организуют документооборот в закрытых сегментах сети, в которой обращаются интеллектуальная собственность и государственная тайна. Вероятно, теперь по требованиям ФЗ «О персональных данных» так же будет организован документооборот в отделах кадров крупных компаний.

Контентный анализ

При реализации описываемых в этом разделе технологий, в отличие от описанных ранее, напротив, совершенно безразлично, в каком контейнере хранится контент. Задача этих технологий — извлечь значащий контент из контейнера или перехватить передачу по каналу связи и проанализировать информацию на наличие запрещенного содержимого.

Основными технологиями в определении запрещенного контента в контейнерах являются контроль сигнатур, контроль на основе хеш-функций и лингвистические методы.

Сигнатуры

Самый простой метод контроля — поиск в потоке данных некоторой последовательности символов. Иногда запрещенную последовательность символов называют «стоп-словом», но в более общем случае она может быть представлена не словом, а произвольным набором символов, например той же меткой. Вообще этот метод не во всех его реализациях можно отнести к контентному анализу. Например, в большинстве устройств класса UTM поиск запрещенных сигнатур в потоке данных происходит без извлечения текста из контейнера, при анализе потока «as is». Или, если система настроена только на одно слово, то результат ее работы — определение 100%-го совпадения, т.е. метод можно отнести к детерминистским.

Однако чаще поиск определенной последовательности символов все же применяют при анализе текста. В подавляющем большинстве случаев сигнатурные системы настроены на поиск нескольких слов и частоту встречаемости терминов, т.е. мы будем все же относить эту систему к системам анализа контента.

К достоинствам этого метода можно отнести независимость от языка и простоту пополнения словаря запрещенных терминов: если вы хотите воспользоваться этим методом для поиска в потоке данных слова на языке пушту, вам не обязательно владеть этим языком, достаточно лишь знать, как оно пишется. Так же легко добавляется, например, транслитерированный русский текст или «олбанский» язык, что немаловажно, например, при анализе SMS-текстов, сообщений ICQ или постов в блогах.

Недостатки становятся очевидными при использования не-английского языка. К сожалению, большинство производителей систем анализа текстов работают для американского рынка, а английский язык очень «сигнатурен» — формы слов чаще всего образуются с помощью предлогов без изменения самого слова. В русском языке все гораздо сложнее. Возьмем, к примеру, милое сердцу сотрудника информационной безопасности слово «secret» (секрет). В английском оно означает и существительное «секрет», и прилагательное «секретный», и глагол «засекретить». В русском языке из корня «секрет» можно образовать несколько десятков различных слов. Т.е. если в англоговорящей организации сотруднику информационной безопасности достаточно ввести одно слово, в русскоговорящей придется вводить пару десятков слов и затем еще изменять их в шести различных кодировках.

Кроме того, такие методы неустойчивы к примитивному кодированию. Практически все они пасуют перед любимым приемом начинающих спамеров — заменой символов на похожие по начертанию. Автор неоднократно демонстрировал офицерам безопасности элементарный прием — проход конфиденциального текста через сигнатурные фильтры. Берется текст, содержащий, например, фразу «совершенно секретно», и почтовый перехватчик, настроенный на эту фразу. Если текст открыть в MS Word, то двухсекундная операция: Ctrl+F, «найти 'o' (русской раскладки)», «заменить на 'o' (английской раскладки)», «заменить все», «отослать документ» — делает документ абсолютно невидимым для этого фильтра. Тем более обидно, что такая замена проводится штатными средствами MS Word или любого другого текстового редактора, т.е. они доступны пользователю, даже если у него нет прав локального администратора и возможности запускать программы шифрования.

Чаще всего сигнатурный контроль потоков входит в функционал UTM-устройств, т.е. решений, очищающих трафик от вирусов, спама, вторжений и любых других угроз, детектирование которых происходит по сигнатурам. Поскольку эта функция является «бесплатной», зачастую пользователи считают, что этого достаточно. Такие решения действительно защищают от случайных утечек, т.е. в тех случаях, когда исходящий текст не изменяется отправителем с целью обойти фильтр, но против злонамеренных пользователей они бессильны.

Маски

Расширением функционала поиска сигнатур «стоп-слов» является поиск их масок. Он представляет собой поиск такого содержания, которое невозможно точно указать в базе «стоп-слов», но можно указать его элемент или структуру. К такой информации следует отнести любые коды, характеризующие персону или предприятие: ИНН, номера счетов, документов и т.д. Искать их с помощью сигнатур невозможно.

Неразумно задавать номер конкретной банковской карты в качестве объекта поиска, а хочется находить любой номер кредитной карты, как бы он не был написан — с пробелами или слитно. Это не просто желание, а требование стандарта PCI DSS: незашифрованные номера пластиковых карт запрещено посылать по электронной почте, т.е. обязанностью пользователя является находить такие номера в электронной почте и сбрасывать запрещенные сообщения.

Вот, например, маска, задающая такое стоп-слово, как название конфиденциального или секретного приказа, номер которого начинается с нуля. Маска учитывает не только произвольный номер, но и любой регистр и даже подмену русских букв латинскими. Маска записана в стандартной нотации «REGEXP», хотя у различных DLP-систем могут быть собственные, более гибкие нотации. Еще хуже дело обстоит с номерами телефонов. Эта информация отнесена к персональным данным, а писать ее можно десятком способов — с использованием различных сочетаний пробелов, разных типов скобок, плюса и минуса и т.д. Здесь, пожалуй, единственной маской не обойтись. Например, в антиспамовых системах, где приходится решать сходную задачу, для детектирования телефонного номера используют несколько десятков масок одновременно.

Множество различных кодов, вписанных в деятельность компаний и ее сотрудников, охраняются многими законами и представляют собой коммерческую тайну, банковскую тайну, персональные данные и другую защищаемую законом информацию, поэтому проблема детектирования их в трафике является обязательным условием любого решения.

Хеш-функции

Различного типа хеш-функции образцов конфиденциальных документов одно время считались новым словом на рынке защиты от утечек, хотя сама технология существует с 1970-х годов. На Западе этот метод иногда называется «digital fingerprints», т.е. «цифровые отпечатки пальцев», или «шиндлы» на научном сленге.

Суть всех методов одна и та же, хотя конкретные алгоритмы у каждого производителя могут существенно отличаться. Некоторые алгоритмы даже патентуются, что подтверждает уникальность реализации. Общий сценарий действия такой: набирается база образцов конфиденциальных документов. С каждого из них снимается «отпечаток», т.е. из документа извлекается значимое содержимое, которое приводится к некоторому нормальному, например (но не обязательно) текстовому виду, затем снимаются хеши всего содержимого и его частей, например абзацев, предложений, пятерок слов и т.д., детализация зависит от конкретной реализации. Эти отпечатки хранятся в специальной базе данных.

Перехваченный документ точно так же очищается от служебной информации и приводится к нормальному виду, затем с него по тому же алгоритму снимаются отпечатки-шиндлы. Полученные отпечатки ищутся в базе данных отпечатков конфиденциальных документов, и если находятся — документ считается конфиденциальным. Поскольку этот метод применяется для нахождения прямых цитат из документа-образца, технология иногда называется «антиплагиатной».

Большинство преимуществ такого метода являются одновременно его недостатками. Прежде всего, это требование использования образцов документов. С одной стороны, пользователю не надо беспокоиться о стоп-словах, значимых терминах и другой информации, совершенно неспецифической для офицеров безопасности деятельности. С другой стороны, «нет образца — нет защиты», что порождает те же самые проблемы с новыми и входящими документами, что и при обращении к технологиям, базирующимся на метках. Очень важным плюсом такой технологии является ее нацеленность на работу с произвольными последовательностями символов. Из этого следует, в первую очередь, независимость от языка текста — хоть иероглифы, хоть пушту. Далее, одно из главных следствий этого свойства — возможность снятия отпечатков с нетекстовой информации — баз данных, чертежей, медиафайлов. Именно эти технологии применяют голливудские студии и мировые студии звукозаписи для защиты медиаконтента в своих цифровых хранилищах.

К сожалению, низкоуровневые хеш-функции неустойчивы к примитивному кодированию, рассматривавшемуся в примере с сигнатурами. Они легко справляются с изменением порядка слов, перестановкой абзацев и другими ухищрениями «плагиаторов», но, например, изменение букв по всему документу разрушает хеш-образец и такой документ становится невидимым для перехватчика.

Использование только этого метода осложняет работу с формами. Так, пустая форма заявления на кредит является свободно распространяемым документом, а заполненная — конфиденциальным, поскольку содержит персональные данные. Если просто снять отпечаток с пустой формы, то перехваченный заполненный документ будет содержать всю информацию из пустой формы, т.е. отпечатки будут во многом совпадать. Таким образом, система либо пропустит конфиденциальную информацию, либо воспрепятствует свободному распространению пустых форм.

Несмотря на упомянутые недостатки, этот метод имеет широкое распространение, особенно в таком бизнесе, который не может себе позволить квалифицированных сотрудников, а действует по принципу «сложи всю конфиденциальную информацию в эту папку и спи спокойно». В этом смысле требование конкретных документов для их защиты чем-то похоже на решения, базирующиеся на метках, только хранящихся отдельно от образцов и сохраняющихся при изменении формата файла, копировании части файла и т.д. Однако крупный бизнес, имеющий в обороте сотни тысяч документов, зачастую просто не в состоянии предоставить образцы конфиденциальных документов, т.к. бизнес-процессы компании этого не требуют. Единственное, что есть (или, честнее, должно быть) на каждом предприятии, — «Перечень информации, составляющей коммерческую тайну». Сделать из нее образцы — нетривиальная задача.

Простота добавления образцов к базе контролируемого контента зачастую играет с пользователями злую шутку. Это ведет к постепенному увеличению базы отпечатков, существенно влияющему на производительность системы: чем больше образцов, тем больше сравнений каждого перехваченного сообщения. Поскольку каждый отпечаток занимает от 5 до 20% оригинала, база отпечатков постепенно разрастается. Пользователи отмечают резкое падение производительности, когда база начинает превышать объем оперативной памяти фильтрующего сервера. Обычно проблема решается регулярным аудитом образцов документов и удалением устаревших или дублирующихся образцов, т.е. экономя на внедрении, пользователи теряют на эксплуатации.

Лингвистические методы

Самым распространенным на сегодняшний день методом анализа является лингвистический анализ текста. Он настолько популярен, что зачастую именно он в просторечье именуется «контентной фильтрацией», т.е. несет на себе характеристику всего класса методов анализа содержимого. С точки зрения классификации и хеш-анализ, и анализ сигнатур, и анализ масок являются «контентной фильтрацией», т.е. фильтрацией трафика на основе анализа содержимого.

Как понятно из названия, метод работает только с текстами. Вы не защитите с его помощью базу данных, состоящую только из чисел и дат, тем более — чертежи, рисунки и коллекцию любимых песен. Зато с текстами этот метод творит чудеса.

Лингвистика как наука состоит из многих дисциплин — от морфологии до семантики. Поэтому лингвистические методы анализа тоже различаются между собой. Есть методы, использующие лишь стоп-слова, только вводящиеся на уровне корней, а сама система уже составляет полный словарь; есть базирующиеся на расставлении весов встречающихся в тексте терминов. Есть в лингвистических методах и свои отпечатки, базирующиеся на статистике; например, берется документ, считаются пятьдесят самых употребляемых слов, затем выбирается по 10 самых употребляемых из них в каждом абзаце. Такой «словарь» представляет собой практически уникальную характеристику текста и позволяет находить в «клонах» значащие цитаты.

Анализ всех тонкостей лингвистического анализа не входит в рамки этой статьи, поэтому сосредоточимся на достоинствах и недостатках.

Достоинством метода является полная нечувствительность к количеству документов, т.е. редкая для корпоративной информационной безопасности масштабируемость. База контентной фильтрации (набор ключевых словарных классов и правил) не меняется в размере от появления новых документов или процессов в компании.

Кроме того, пользователи отмечают в этом методе сходство со «стоп-словами» в той части, что если документ задержан, то сразу видно, из-за чего это произошло. Если система, базирующаяся на отпечатках, сообщает, что какой-то документ похож на другой, то офицеру безопасности придется самому сравнивать два документа, а при лингвистическом анализе он получит уже размеченный контент. Лингвистические системы наряду с сигнатурной фильтрацией так распространены, поскольку позволяют начать работать без изменений в компании сразу после инсталляции. Нет нужды возиться с расстановкой меток и снятием отпечатков, инвентаризировать документы и делать другую неспецифическую для офицера безопасности работу.

Недостатки столь же очевидны, и первый — зависимость от языка. В каждой стране, язык которой поддерживается производителем, это не является недостатком, однако с точки зрения глобальных компаний, имеющих кроме единого языка корпоративного общения (например, английского), еще множество документов на локальных языках в каждой стране, это явный недостаток.

Еще один недостаток — высокий процент ошибок второго рода, для снижения которого требуется квалификация в области лингвистики (для тонкой настройки базы фильтрации). Стандартные отраслевые базы обычно дают точность фильтрации 80-85%. Это означает, что каждое пятое-шестое письмо перехвачено ошибочно. Настройка базы до приемлемых 95-97% точности срабатывания связана обычно с вмешательством специально обученного лингвиста. И хотя для обучения корректировке базы фильтрации достаточно иметь два дня свободного времени и владеть языком на уровне выпускника средней школы, эту работу, кроме офицера безопасности, делать некому, а он обычно считает такую работу непрофильной. Привлекать же человека со стороны всегда рискованно — ведь работать ему придется с конфиденциальной информацией. Выходом из этой ситуации обычно является покупка дополнительного модуля — самообучающегося «автолингвиста», которому «скармливаются» ложные срабатывания, и он автоматически адаптирует стандартную отраслевую базу.

Лингвистические методы выбирают тогда, когда хотят минимизировать вмешательство в бизнес, когда служба защиты информации не имеет административного ресурса изменить существующие процессы создания и хранения документов. Они работают всегда и везде, хотя и с упомянутыми недостатками.

Популярные каналы случайных утечек мобильные носители информации

Аналитики InfoWatch считают, что наиболее популярным каналом для случайных утечек остаются мобильные носители информации (ноутбуки, флеш-накопители, мобильные коммуникаторы и др.), поскольку пользователи подобных устройств зачастую пренебрегают средствами шифрования данных.

Другой частой причиной случайных утечек становится бумажный носитель: его проконтролировать сложнее, чем электронный, так как , например, после выхода листа из принтера следить за ним можно лишь «вручную»: контроль за бумажными носителями слабее контроля за компьютерной информацией. Многие средства защиты от утечек (назвать их полноценными DLP-системами нельзя) не контролируют канал вывода информации на принтер – так конфиденциальные данные легко выходят за пределы организации.

Решить данную проблему позволяют многофункциональные DLP-системы, которые блокируют отправку на печать недозволенной информации и проверяют соответствие почтового адреса и адресата.

Помимо этого, обеспечение защиты от утечек значительно усложняется растущей популярностью мобильных устройств, ведь соответствующих DLP-клиентов пока нет. Кроме того, очень тяжело выявить утечку в случае применения криптографии или стеганографии. Инсайдер, чтобы обойти какой-то фильтр, всегда может обратиться за «лучшими практиками» в Интернет. То есть от организованной умышленной утечки DLP-средства защищают довольно плохо.

Эффективности инструментов DLP могут мешать их очевидные изъяны: современные решения защиты от утечек не позволяют контролировать и перекрывать все имеющиеся информационные каналы. Системы DLP проконтролируют корпоративную почту, использование веб-ресурсов, мгновенный обмен сообщениями, работу с внешними носителями, печать документов и содержимое жестких дисков. Но не подконтрольным для систем DLP пока остается Skype. Только Trend Micro успела заявить, что умеет контролировать работу этой программы коммуникации. Остальные разработчики обещают, что соответствующий функционал будет обеспечен в следующей версии их защитного ПО.

Но если Skype обещает открыть свои протоколы для разработчиков DLP, то другие решения, например Microsoft Collaboration Tools для организации совместной работы, остаются закрытыми для сторонних программистов. Как контролировать передачу информации по этому каналу? Между тем в современном мире получает развитие практика, когда специалисты удаленно объединяются в команды для работы над общим проектом и распадаются после его завершения.

Основными источниками утечек конфиденциальной информации в первой половине 2010 года по-прежнему остаются коммерческие (73,8%) и государственные (16%) организации. Около 8% утечек происходят из образовательных учреждений. Характер утекающей конфиденциальной информации – персональные данные (почти 90% всех информационных утечек).

Лидерами по утечкам в мире традиционно являются США и Великобритания (также в пятерку стран по наибольшему количеству утечек вошли Канада, Россия и Германия с существенно более низкими показателями), что связанно с особенностью законодательства данных стран, предписывающего сообщать обо всех инцидентах утечки конфиденциальных данных. Аналитики Infowatch прогнозируют в будущем году сокращение доли случайных утечек и рост доли умышленных.

Трудности внедрения

Помимо очевидных трудностей внедрению DLP препятствует и сложность выбора подходящего решения, поскольку различные поставщики систем DLP исповедуют собственные подходы к организации защиты. У одних запатентованы алгоритмы анализа контента по ключевым словам, а кто-то предлагает метод цифровых отпечатков. Как в этих условиях выбрать оптимальный продукт? Что эффективнее? Ответить на эти вопросы очень сложно, так как внедрений систем DLP на сегодня крайне мало, а реальных практик их использования (на которые можно было бы полагаться) еще меньше. Но те проекты, которые все же были реализованы, показали, что более половины объема работ и бюджета в них составляет консалтинг, и это обычно вызывает большой скепсис у руководства. Кроме того, как правило, под требования DLP приходится перестраивать существующие бизнес-процессы предприятия, а на это компании идут с трудом.

Насколько внедрение DLP помогает соответствовать действующим требованиям регуляторов? На Западе внедрение DLP-систем мотивируют законы, стандарты, отраслевые требования и другие нормативные акты. По мнению экспертов, имеющиеся за рубежом четкие требования законодательства, методические указания по обеспечению требований являются реальным двигателем рынка DLP, так как внедрение специальных решений исключает претензии со стороны регуляторов. У нас в этой сфере положение совсем иное, и внедрение DLP-систем не помогает соответствовать законодательству.

Неким стимулом для внедрения и использования DLP в корпоративной среде может стать необходимость защищать коммерческие секреты компаний и выполнить требования федерального закона «О коммерческой тайне».

Почти на каждом предприятии приняты такие документы, как «Положение о коммерческой тайне» и «Перечень сведений, составляющих коммерческую тайну», и их требования следует выполнять. Существует мнение, что закон «О коммерческой тайне» (98-ФЗ) не работает, тем не менее руководители компаний хорошо осознают, что им важно и нужно защищать свои коммерческие секреты. Причем это осознание гораздо выше понимания важности закона «О персональных данных» (152-ФЗ), и любому руководителю намного проще объяснить необходимость внедрить конфиденциальный документооборот, чем рассказывать про защиту персональных данных.

Что мешает использовать DLP в процессах автоматизации защиты коммерческой тайны? По гражданскому кодексу РФ, для введения режима защиты коммерческой тайны необходимо лишь, чтобы информация обладала некой ценностью и была включена в соответствующий перечень. В этом случае обладатель такой информации по закону обязан принять меры к охране конфиденциальных сведений.

Вместе с тем очевидно, что и DLP не сможет решить всех вопросов. В частности, прикрыть доступ к конфиденциальной информации третьим лицам. Но для этого существуют другие технологии. Многие современные DLP-решения умеют с ними интегрироваться. Тогда при выстраивании этой технологической цепочки может получиться работающая система защиты коммерческой тайны. Такая система будет более понятной для бизнеса, и именно бизнес сможет выступить заказчиком системы защиты от утечек.

Россия и Запад

По мнению аналитиков, В России иное отношение к безопасности и иной уровень зрелости компаний, поставляющих решения DLP. Рынок России ориентируется на специалистов по безопасности и узкоспециализированные проблемы. Люди, занимающиеся предотвращением утечки данных, не всегда понимают, какие данные имеют ценность. В России «милитаристский» подход к организации систем безопасности: прочный периметр с межсетевыми экранами и все усилия прилагаются к тому, чтобы не допустить проникновения внутрь.

Но если сотрудник компании имеет доступ к количеству информации, которое не требуется для выполнения его обязанностей? С другой стороны, если посмотреть, какой подход формировался на Западе в последние 10-15 лет, то можно сказать, что больше внимания уделяется ценности информации. Ресурсы направляются туда, где находится ценная информация, а не на всю информацию подряд. Пожалуй, это самая большая культурологическая разница между Западом и Россией. Однако, говорят аналитики, ситуация меняется. Информация начинает восприниматься как деловой актив, а на эволюцию потребуется какое-то время.

Не существует всеобъемлющего решения

Стопроцентной защиты от утечек еще не разработал ни один производитель. Проблемы с использованием DLP-продуктов некоторые эксперты формулируют примерно так: эффективное использование опыта борьбы с утечками, применяемого в DLP-системах, требует понимания, что значительная работа по обеспечению защиты от утечек должна быть проведена на стороне заказчика, поскольку никто лучше него не знает собственных информационных потоков.

Другие считают, что защититься от утечек нельзя: предотвратить утечку информации невозможно. Поскольку информация имеет для кого-нибудь ценность, она будет получена раньше или позже. Программные средства могут сделать получение этой информации более дорогостоящим и требующим больших временных затрат процессом. Это может значительно снизить выгоду обладания информацией, ее актуальность. Значит, эффективность работы DLP-систем стоит контролировать.

См. также

Ссылки