2019/05/20 11:47:14

Industrial Internet of Things - IIoT
Промышленный интернет вещей в России

Статья посвящена истории развития и внедрения технологий промышленного интернета вещей в России.


Материал входит в обзор TAdviser «Интернет вещей»

Содержание

2019

РВК разработала проекты основополагающих стандартов в области интернета вещей

24 июня 2019 года Технический комитет «Кибер-физические системы» при Росстандарте представил для публичного обсуждения проекты предварительных национальных стандартов (ПНСТ) в области интернета вещей и промышленного интернета вещей. Инициатором разработки документов выступила РВК. Подробнее здесь.

«Ростех» оценил в 5,5 трлн рублей выгоду от IIOT для экономики России

20 мая 2019 года стало известно о прогнозе «Ростеха» по экономическому эффекту от внедрения промышленного интернета вещей, представляющего собой набор технологий, который нужен, чтобы соединять оборудование с разными приложениями, платформами и системами управления, собирать и обрабатывать данные. В госкорпорации считают, что использование таких технологий в разных сферах экономики обеспечит 5,5 трлн рублей дополнительной выручки и экономии.

О выгоде IIoT для российской экономике сообщается в дорожное карте сквозной технологии «Промышленный интернет» по национальному проекту «Цифровая экономика», которую подготовил «Ростех». С презентацией документа ознакомились журналисты «Ведомостей».

\"Ростех\" рассчитывает, что внедрение промышленного интернета вещей даст экономический эффект в 5 трлн рублей
"Ростех" рассчитывает, что внедрение промышленного интернета вещей даст экономический эффект в 5 трлн рублей

По мнению «Ростеха», промышленный интернет вещей способен дать наибольшую ценность в несырьевой промышленности и добыче полезных ископаемых — экономический эффект от внедрения технологии оценивается более чем в 1 трлн рублей в каждой из отраслей. В сельском хозяйстве, электроэнергетике и логистике эффект превысит 500 млрд рублей.

Как рассказал изданию представитель «Ростеха», дорожная карта будет описывать развитие технологии до 2024 года, поэтому все показатели в ней привязаны к этому сроку.

«Ростех» выбран оператором дорожных карт по четырём из девяти сквозных цифровых технологий в рамках реализации нацпроекта «Цифровая экономика»: технологий беспроводной связи 5G, промышленного интернета вещей, больших данных (Big Data) и блокчейн-систем.[1]

Презентация дорожных карт пройдет в рамках конференции «Цифровая индустрия промышленной России», которая состоится в Иннополисе (Татарстан) с 22 по 24 мая 2019 года. После презентации дорожные карты должны быть утверждены на наблюдательном совете АНО «Цифровая экономика», а затем — Правительстве РФ.

Прогноз роста объёма рынка

Данные на начало 2019 г
Данные на начало 2019 г

2018

Данные TAdviser

Перспективные направления применения технологий интернета вещей

TAdviser поговорил с экспертами отечественных ИТ-компаний, выполняющих проекты в сфере интернета вещей, и выяснил, каковы наиболее перспективные направления применения технологий IoT, прежде всего IIoT, в России.

Одной из основных сфер применения IIoT  будет мониторинг промышленного оборудования и технологических производственных процессов
Одной из основных сфер применения IIoT будет мониторинг промышленного оборудования и технологических производственных процессов

Так, в контексте принимаемых правительством мер по цифровизации экономики РФ, очень перспективным представляется использование решений IoT в государственной и околобюджетной сфере.

«
Например, это оптимизация сферы муниципального транспорта и использования иного муниципального имущества, автоматизация надзорных задач разного рода. Очень большой рынок безопасности, который на фоне последних событий будет только увеличиваться, - приводит пример Илья Апполонов, руководитель группы IoT в компании ICL Services.
»

Еще одна «хайповая» тема, которая могла бы стать одним из наиболее сильных драйверов IoT - это SmartCity. Тема очень раскручена, понятна и поддерживаема простым обывателем. Она несет очевидные выгоды как муниципальным властям, так и жителям городов.

«
В большинстве стран мира это направление успешно развивается за счет прозрачной и эффективной модели ГЧП. К сожалению, у нас эта модель пока далека от совершенства, для привлечения инвесторов в ГЧП SmartCity государству нужно будет ее доработать и, возможно, сформулировать дополнительные гарантии, - говорит Илья Князев, генеральный директор компании «ПСС» (Группа компаний Аплана).
»

Еще одним актуальным и перспективным видятся направления, связанные с RFID-технологией. По словам Дмитрия Евдокимова, генерального директора компании HeadPoint, эта технология, в том числе, активно поддерживается на правительственном уровне, и опирается на опыт успешных проектов.

По словам Александра Гребенника, генерального директора компании «РСТ-Инвент», для IoT, базирующегося на технологии RFID, наиболее перспективными направлениями являются фэшн индустрия, рынок автомобильных покрышек, как товара, так и объекта эксплуатации, промышленная автоматизация, любой отраслевой направленности, а также глобальный мониторинг авиабагажа.

Помимо RFID, существенное развитие, по мнению Дмитрия Евдокимова, получат направления, связанные с анализом данных: ИИ и BI.

«
Количество сенсоров и «подключенных» устройств стремительно растет, и надо учиться пользоваться этими данными, - говорит он.
»

Андрей Шуравин, руководитель направления IoT департамента по работе с промышленными предприятиями компании «Техносерв», считает, что в 2018 году основной сферой применения IIoT будет мониторинг промышленного оборудования, а также технологических производственных процессов.

«
Такие проекты относительно недороги и «короткие» по внедрению, при этом эффект можно получить практически сразу, - отмечает он.
»

Анна Племяшова, директор по стратегии и развитию Beltel Datanomics, считает, что рынок интернета вещей неисчерпаем - это и промышленность, и транспорт, умные города и энергоэффективность, строительство, сельское хозяйство и ритейл. Интерес государства позволяет надеяться, что эта технология будет активно использоваться, например, в медицине и ЖКХ.

«
Для поставщиков решений в области интернета вещей важно сосредоточиться на отрасли, так как бизнес-процессы в разных индустриях могут значительно отличаться. Глубокое понимание технологий того или иного производства позволят внедрять IoT-проекты быстрее и эффективнее и увеличивать количество историй успеха, - говорит она.
»

Тренды российского рынка интернета вещей

Один из основных трендов в сфере интернета вещей в России – это системы мониторинга эффективности использования основных активов. Для промышленности - это станки, для ритейла – прежде всего, торговое оборудование, для логистики – транспортные средства и оборудование складов.

Кроме того, у компаний появляется активный интерес к системам предиктивной диагностики, которые позволяют оценить техническое состояние оборудования, сократить простои и уменьшить количество брака.

«
На данный момент на рынке мы наблюдаем этап экспериментов. Однако предсказать к чему он приведет довольно сложно. Например, не так давно весь мир «шумел» про технологии умного дома. Но сейчас мы наблюдаем, что весь ажиотаж свелся по факту к охранным сигнализациям и управляемым со смартфона чайникам или лампочкам. Я считаю, что основа развития рынка IoT – это быстрый цикл разработки и постоянные эксперименты. Таким образом можно быстро запустить прототипы на рынок и отобрать из них наиболее эффективные и жизнеспособные, - отмечает Вячеслав Максимов, директор по промышленным решениям КРОК.
»

Еще один тренд связан с внедрением интеграционных решений из класса ситуационно-диспетчерских центров, которые позволяют в едином центре принятия решений видеть все процессы предприятия, включая процессы материального мира.

«
Применение IoT для мониторинга производимых продуктов пока проигрывает задачам оптимизации и улучшения внутренних процессов и показателей компаний. Это отчасти легко объяснить тем, что на данном этапе развития IoT в России, компании готовы вкладывать только в то, что имеет хорошие сроки окупаемости и высокую вероятность успеха, а, как известно, совершенствование продукта - это все-таки длинные инвестиции с негарантированным исходом, - говорит Илья Апполонов, руководитель группы IoT в компании ICL Services.
»

Илья Князев, генеральный директор компании «ПСС» (Группа компаний Аплана), выделяет три основных тренда:

  • самые масштабные проекты в области IoT концентрируются в «руках» госкорпорацийРостелекома, Ростеха и др.;
  • за счет увеличения числа игроков, проектной базы постепенно снижается стоимость IoT-решений, упрощается их внедрение;
  • в IoT все более широкое активное распространение получает СПО.

Дмитрий Евдокимов, генеральный директор компании HeadPoint, трендом называет развитие коммуникаций для передачи «цифровой» информации и, как результат, снижение стоимости передачи данных. Кроме того, он отмечает рост количества «подключённых устройств» и их разнообразие.

По мнению Александра Гребенника, генерального директора компании «РСТ-Инвент», в России один из основных трендов рынка IoT задан Федеральным проектом по маркировке товаров народного потребления.

«
И, несмотря на кажущуюся потребительскую сегментацию, как например, защита потребителей от подделок и контрафакта, проект стимулирует проникновение интернета вещей сразу и в вертикальной, и в горизонтальной плоскостях. От производства до розницы и от лёгкой промышленности до нефтехимической, - сообщает он.
»

Анна Племяшова, директор по стратегии и развитию Beltel Datanomics, отвечая на вопрос об основных тенденциях IoT-рынка, упоминает технологию граничных вычислений (edge computing) - перенос из облака на периферию пользователей ключевых рабочих процессов для обеспечения надежности и безопасности. По её словам, возможно, это и не главный тренд рынка интернета вещей, но очень полезное решение, особенно, для промышленных предприятий.

«
Не все предприятия могут выносить бизнес-процессы в облачную архитектуру, граничные вычисления позволяют соединять возможности облачных технологий и требования к безопасности инфраструктуры, - рассказывает она.
»

Виктор Поляков, генеральный директор Tibbo Systems, основным трендом называет консолидацию инвестиций ведущих компаний вокруг алгоритмов и методов машинного обучения и глубокой обработки данных.

Александр Ярошевич, генеральный директор «ЕМ Групп», к числу главных трендов рынка интернета вещей причисляет технологию 5G, искусственный интеллект и развитие киберфизических систем.

Факторы роста и факторы сдерживания рынка

Факторы роста

Государственные интересы

Одним из ключевых факторов, давших толчок развитию рынка интернета вещей в России, можно назвать интерес государства. Программа «Цифровая экономика Российской Федерации», которая была утверждена летом 2017 года, настроила промышленность и государственный сектор на цифровизацию.

«
Количество публичных мероприятий от масштабных конференций до кулуарных круглых столов проходят почти ежедневно в разных городах России и, понятно, вызывают волну интереса у бизнеса, - рассказывает Анна Племяшова, директор по стратегии и развитию Beltel Datanomics.
»

Андрей Шуравин, руководитель направления IoT департамента по работе с промышленными предприятиями компании «Техносерв», добавляет, что в правительственной программе «Цифровая экономика» и родственных ей документах индустриальному интернету вещей уделено пристальное внимание.

Александр Гребенник, генеральный директор компании «РСТ-Инвент», соглашается с тем, что стремительный рост интереса к современным цифровым технологиям формируется преимущественно государственными инициативами последних лет. При этом, он добавляет, что это происходит не только потому, что участников рынка обязывают к игре по новым правилам, но также благодаря появлению открытой информации об эффективности использования той или иной технологии, метода, подхода.

«
Отсутствие, а вернее невозможность разглашения успешных кейсов всегда являлась непреодолимым препятствием в распространении инноваций. Теперь ситуация постепенно начинает исправляться, т.к. власть в простой и понятной форме демонстрирует потребителю, бизнесу, да и собственным службам и предприятиям все плюсы и преимущества цифровой экономики, - говорит он.
»

Помимо госпрограмм на развитие интернета вещей в России влияет тот факт, что большая часть крупных и средних промышленных предприятий так или иначе контролируется государством.

«
Учитывая, что подавляющая доля в корпоративном интернете вещей России принадлежит решениям IIoT для промышленных предприятий, то фактор государственной политики играет одну из ведущих ролей в развитии IoT в России, - считает Илья Апполонов, руководитель группы IoT в компании ICL Services.
»

Коммуникационная инфраструктура сотовых операторов

Наряду с политикой среди факторов роста эксперты называют достаточно развитую коммуникационную инфраструктуру сотовых операторов, являющуюся основой для IoT-проектов.

«
Кроме этого, дальнейшие планы сотовых операторов по увеличению услуг для решений IoT (внедрение сетей 5G, модернизация действующего оборудования для поддержки различных IoT-специфичных протоколов) лишь доказывают, что это направление в России сейчас находится на этапе прогрессивного роста, - рассказывает Илья Апполонов.
»

Андрей Шуравин напоминает, что в 2018 году ожидается развитие общероссийской сети LPWAN для IoT-устройств малого электропотребления.

«
Сейчас все отечественные производители IoT–устройств в ожидании, какая в итоге технология передачи данных будет определяющей. Окончательный выбор технологии даст мощный толчок развитию IoT, - считает он.
»

Наращивание экспертизы

Развитию рынка способствует ажиотаж к этой теме в средствах массовой информации и большое количество профильных мероприятий. Ожидания к новым подходам и технологиям высокие и иногда они даже оправдываются.

«
В целом, интернет вещей сегодня у всех на слуху и достаточно много компаний начинают исследовать применение IoT к собственным процессам и стартуют проекты. Естественно, начинают с пилотов, но появляются и полноценные, - отмечает Вячеслав Максимов, директор по промышленным решениям КРОК.
»

Илья Апполонов из ICL Services добавляет, что растет количество стартап-проектов, наращиваются соответствующие экспертизы у крупных ИТ-интеграторов.

«
Россия уже является одним из лидеров по доступности и качеству услуг сотовой связи, поэтому у нас создаются все необходимые условия для апробации и запуска глобальных IoT-проектов, - говорит он.
»

Рост производства

Мощным ускорителем рынка IoT в России будет являться рост производства в целом. Тенденции к этому, на фоне западных санкций, прослеживаются уже сейчас, говорят эксперты.

Как отмечает Андрей Шуравин из компании «Техносерв», интернет вещей может принести реальное и, главное – быстрое, сокращение затрат. Поэтому руководители, особенно те, кто планируют организовать у себя наряду с цифровым еще и «бережливое» производство будут с интересом рассматривать данную тему.

«
Внедрение IIoT в первую очередь позволяет сокращать расходы, связанные с эксплуатацией оборудования, управлением запасами и производственной безопасностью. Заинтересованность в реализации мероприятий по сокращению данного вида расходов на производстве автоматически приведет к развитию рынка, - полагает эксперт.
»

Факторы сдерживания

Состояние экономки

Сдерживает развитие отечественного рынка интернета вещей состояние экономики, полагает Александр Ярошевич, генеральный директор «ЕМ Групп».

Илья Апполонов, руководитель группы IoT в компании ICL Services, добавляет, что на фоне экономической ситуации стоимость закупки компонентов для IoT-решений становится решающим моментом для заморозки инвестиционных проектов.

Санкции

Еще один сдерживающий фактор – это санкции. Уже на данный момент некоторые крупные разработчики не могут использовать западные продукты.

«
Безусловно, это подстегнет развитие российских решений, однако такого рода монополия может и отрицательно сказаться на рынке. Открытая конкуренция всегда выступает драйвером выхода на рынок и развития качественных решений, - поясняет Вячеслав Максимов, директор по промышленным решениям КРОК.
»

Отсутствие специализированных сетей для IoT

Несмотря на то, что сотовые операторы обладают достаточно развитой телеком-инфраструктурой, ряд экспертов фиксирует практически полное отсутствие в России специализированных под требования устройств IoT сетей операторского класса, причисляя этот момент к одному из основных сдерживающий факторов.

«
В основном, для передачи данных используются привычные нам технологии: беспроводные и сотовые сети, - замечает Дмитрий Евдокимов, генеральный директор компании HeadPoint.
»

Нехватка инвестиций

Со стороны заказчиков промышленного интернета вещей главными сдерживающими факторами выступают инертность перехода на системы нового поколения, высокие риски для производственных процессов, консерватизм людей. Что касается поставщиков IoT – и софта, и «умных» устройств – исторически сложилось, что основные инвестиции они направляют в разработку локальных продуктов, под конкретный проект. Хуже обстоят дела с инвестициями в тиражные продукты, R&D, отсутствует управление полным жизненным циклом продукта.

«
Мы, например, являемся производителем программной платформы для интернета вещей (ПСС Платформа). Мы готовы активно развивать партнерство с софтверными компаниями, которые готовы будут на базе этой платформы делать прикладные решения (тиражные/отраслевые). Однако пока интерес к такому сотрудничеству проявляется только с целью реализации какого-либо конкретного запроса для создания узкоспециализированного решения, - рассказывает Илья Князев, генеральный директор компании «ПСС» (Группа компаний Аплана).
»

В то же время западные компании, по его словам, вкладывают огромные средства в R&D.

«
Насколько нам известно, такие «монстры», как Schneider Electric, Honeywell, Huawei работают не только в направлении создания и совершенствования IoT-решений, но вкладываются даже в разработку собственных сетей передачи данных для IoT, - добавляет Князев. - Вообще рынок IoT сегодня остается крайне разнородным, здесь пока остается низким уровень унификации и стандартизации технологий, протоколов передачи данных, интерфейсов взаимодействия и др. В этой ситуации реализация любого проекта требует гораздо больше финансовых ресурсов, затрат времени. Как только унификация в IoT достигнет нужного уровня, когда подавляющее большинство устройств начнет работать по одинаковым протоколам, существенно снизится барьер входа в IoT, что даст гигантский толчок в развитии этого рынка.
»

Нехватка специалистов

Еще одним сдерживающим фактором является нехватка специалистов. Рынок интернета вещей за последние два года начал стремительно расти, и система образования не успевает за такими темпами, да и историй успеха, на которых можно учить специалистов, пока не очень много.

При этом, как отмечает Анна Племяшова, директор по стратегии и развитию Beltel Datanomics, многие производители оборудования, поставщики облачных решений уже организуют целые академии и университеты, чтобы учить инженеров и разработчиков строить решения в области интернета вещей. Российские ВУЗы также создают инженерные школы интернета вещей, где на реальных кейсах отрабатывают со студентами возможности этой технологии.

Низкий уровень автоматизации производства

Еще одно препятствие на пути распространения интернета вещей связан с низким уровнем автоматизации производства.

«
Слова «умная энергоэффективность», «предиктивное обслуживание», «управление технологическими процессами с помощью интеллектуальных систем» уже никого не удивляют, но в большинстве случаев пока так и остаются словами. И зачастую главная проблема, которая не позволяет незамедлительно перейти от теории к практике – это низкий уровень автоматизации производства и отсутствие достоверных данных достаточного срока, без которых невозможно построить решения в области интернета вещей, - отмечает Анна Племяшова из Beltel Datanomics.
»

Другие

Илья Апполонов, руководитель группы IoT в компании ICL Services, считает, что сдерживающими факторами развития рынка интернета вещей является практически полное отсутствие качественных отечественных разработок как в части аппаратного, так и в части программного обеспечения.

Анна Племяшова, директор по стратегии и развитию Beltel Datanomics, добавляет, что более сложные IoT проекты нужно начинать с малого: увеличение количества датчиков для накопления данных с устройств, увеличение мощности серверов для обработки и хранения большого количества данных, установка сетевого оборудования для обработки растущего трафика – и это только первые шаги для построения необходимой инфраструктуры, к сожалению, достаточно дорогие и не гарантирующие успех проекту интернета вещей в будущем.

Примеры проектов с использованием технологий интернета вещей

В таблице ниже представлены некоторые проекты, стартовавшие или получившие серьезное развитие в 2016 - 2018 годах, в которых использовались технологии интернета вещей. Проекты условно ранжированы по количеству подключенных устройств.

Заказчик Исполнитель Суть проекта (кратко) Количество подключенных устройств интернета вещей Какие устройства использовались Подробности
ФНСРСТ-ИнвентМаркировка меховых изделий для противодействия обороту контрафактной продукции9000000Настольный считыватель Bookos и метка TwinTag mini ***
ЦентрсвязьинформЕМ ГруппИзготовление бортовых устройств «Платон»20000003G-модули***
Филип МоррисРСТ-ИнвентRFID-система автоматического контроля технологического цикла производства сигарет800000RFID-считыватель RST-MAR, специальная серия RFID-меток TwinTag, картонные лотки для хранения сырья, пластиковые лотки для подачи сырья в автоматизированные линии.***
ДиджикомЕМ ГруппОнлайн ККМ (контрольно-кассовые машины)287328Wi-Fi-модули***
СбербанкРСТ-ИнвентУчёт навесного оборудования инкассаторов с использованием RFID-технологии 135000RFID-метка IT-1-M4, RFID-брелок TwinTag-Mini, ключи, сумки-баулы, идентификатор дежурного, спутниковые телефоны, сотовые телефоны, планшеты, видеорегистраторы, документы, спецконтейнеры, штампы маршрутов***
ФСС«АйТи. Смарт системы»Обеспечение учета, контроля перемещения и выноса более чем 15 тысяч объектов с помощью специализированного ПО и средств радиочастотной идентификации2000020 тысяч RFID-меток, 8 RFID-ворот, 6 терминалов сбора данных***
Норильский никель, ГМК (Норникель)Внедрение систем радиосвязи и позиционирования на шахте «Скалистая» 15000Устройства для позиционирования персонала, мобильные устройства регистрации, устройства беспроводной передачи данных, базовые станции***
Екатеринбургская электросетевая компания (ЕЭСК)МикронетУстановка «умных» счетчиков в частном секторе Екатеринбурга 9000 «Умные» счетчики с LPWAN-радиомодемами***
ПИКСтрижУстановка беспроводной автоматизированной системы контроля и учета воды3732 «Умные» счетчики с LPWAN-радиомодемами, базовые станции***
РусагроTibbo SystemsМониторинг сырья на поле, сбор данных с датчиков в лаборатории, мониторинг положения автотранспорта и сотрудников.3000Контрольно-измерительное оборудование, поддерживающее нестандартный коммуникационный протокол с датчиками температуры, CO2 и GPS/GLONASS.***
РостехЦифраВнедрение системы цифровизации промышленного производства «Диспетчер», осуществляющей автоматический сбор и анализ данных о работе промышленного оборудования2000Станки***
Объединенная энергетическая компанияTibbo SystemsМониторинг промышленных ИБП на подстанциях г. Москвы и области.500Интерактивные источники бесперебойного питания компаний APC и PowerCom, узкоспециализированные ИБП FlatPack2 компании Eltek, инверторы TSI Bravo
КрокКрокМониторинга температуры и влажности в ЦОД в реальном времени для обеспечения наиболее эффективной схемы охлаждения в нескольких машинных залах.500Термоскоп - собственная разработка КРОК
ТСЖ «454»СтрижУстановка беспроводной автоматизированной системы контроля и учета воды 450«Умные» водомеры***
ТСЖ «Ярцево» СтрижВнедрение автоматизированной системы контроля и учета воды «СТРИЖ» 396Счетчики с радиомодулем, базовая станция «СТРИЖ»***
МосгортрансАпланаСистема централизованного мониторинга и управления парком городских уличных автоматов по продаже проездных билетов на общественный транспорт Москвы (АПБ), эксплуатируемых ГУП «Мосгортранс»175Автоматы по продаже проездных билетов ***
Апатит (ФосАгро)КрокОбустройство 4 проходных системой контроля доступа с видеофиксацией, алкотестированием и металлодетекторами (Автоматизированная система "Людские проходные")50Алкотестер Динго B-02, Металлодетектор арочный Профи-18, Web-камера для турникета Logitech webcam C920, IP-видеокамера купольная Beward B2710DM, IP-видеорегистратор Beward BK1216
Администрация Сахалинской областиКрокСистема интеллектуального видеонаблюдения на ключевых объектах Сахалинской транспортной инфраструктуры 3512 камер Basler acA1600-60gm, 10 камер Basler bip2-1920-30c, 12 камер Basler acA1920-40gm, 1 камера WiseNet XNV-6080

Исследование TAdviser и ГК "Ростех"

Аналитический центр TAdviser совместно с Госкорпорацией Ростех провел исследование рынка промышленного интернета вещей в России. По оценкам TAdviser российский рынок IIoT составил 93 млрд руб. в 2017 г. и по прогнозам вырастет до 270 млрд руб. к 2020 г. Подробнее здесь.

Исследование J’son & Partners Consulting

J’son & Partners Consulting представила в августе 2018 года результаты исследования: «Экономические эффекты от цифровизации и внедрения IoT в машиностроении в России». Основной выгодой от цифровизации и внедрения [[Интернет вещей Internet of Things (IoT)|[[Интернет вещей Internet of Things (IoT)|[[Интернет вещей Internet of Things (IoT)|Интернета вещей (IoT)]]]]]] для российского машиностроения является уникальная возможность «рывком» повысить конкурентоспособность своей продукции относительно основных международных игроков. Эта возможность состоит в том, что даже ведущие мировые производители продукции машиностроения пока еще находятся в начальной стадии перехода к созданию продукции поколения Industrie 4.0.

Если действовать быстро, то имея преимущества старта с низкой базы эффективности использования производственных мощностей (возможность быстро ее увеличить примерно в 4 раза), опираясь на наличие достаточного количества квалифицированных кадров в сфере ИТ и инжиниринга, близость к локальному потребителю и готовность разрабатывать продукты с учетом особенностей российского законодательства, можно успеть на формирующийся рынок продукции машиностроения поколения 4.0, во всяком случае, на локальный, в числе первых.

Цифровизация машиностроения и переход на контракты жизненного цикла, по оценкам консультантов J’son & Partners Consulting, позволит также обеспечить решение поставленной Президентом РФ задачи увеличения объемов выпуска предприятиями ОПК конкурентоспособной продукции гражданского назначения с нынешних 16% до 30% уже к 2025 году и не менее 50% к 2030 году. С учетом высокой доли именно предприятий ОПК в общем объеме производства продукции машиностроения в России эта задача весьма амбициозна и по оценке J’son & Partners Consulting, в денежном выражении означает прирост выпуска такой продукции примерно на 250 млрд руб в годовом выражении на фоне стагнации и спада объемов потребления такой продукции на внутрироссийском рынке.

Кроме того, это позволит развивать в России наиболее существенные с точки зрения создания добавленной стоимости продукции машиностроения поколения Industrie 4.0 компоненты как: этап проектирования изделия в целом, разработка программных компонент для него и услуги аутсорсинга эксплуатации продукции машиностроения поколения Industrie 4.0. Такой рост возможен скорее за счет вытеснения продукции иностранного производства и увеличения глубины локализации создания добавленной стоимости продукции, но не за счет прироста объемов потребления в условиях стагнации спроса и низкой платежеспособности населения и бизнеса.

С другой стороны, отсутствие энергичных действий в направлении цифровизации машиностроения будет означать полную потерю конкурентоспособности отечественного машиностроения и ее необратимую деградацию ввиду невозможности конкурировать с продукцией нового поколения от ведущих мировых производителей. При этом важно отметить, что по причине определяющей роли машиностроения в формировании сложных кооперационных цепочек с другими отраслями экономики, деградация машиностроения определит и общую деградацию экономической активности в стране.

На российских предприятиях на 1 станок приходится в среднем 4,7 работника отрасли машиностроения. Для сравнения, в ЕС на один станок приходится 0,8 работника, а производительность труда в машиностроении ЕС в 6 раз выше. Крайне низкий уровень использования производственных мощностей (в среднем на уровне в 20% рабочего времени в сравнении с 90% у глобальных конкурентов) наряду с высокими относительными затратами на персонал выступает мощным фактором формирования неконкурентоспособной себестоимости в виде уровня удельных издержек, и при этом не позволяет модернизировать производственные мощности, — размер доступного рынка и маржа на нем при такой себестоимости слишком малы.

В отличие от России, такие ведущие мировые промышленные державы как США, Германия, Италия, Япония или Китай, под «цифровой экономикой» подразумевают процессы создания и использования продуктово-сервисных систем (Product-Service System, PSS). То есть продуктов, которые изначально проектируются как единая система, объединяющая собственно физический продукт и процессы, связанные с его производством и эксплуатацией. При этом появление «Интернета Вещей» является следствием такого подхода, а не причиной или самодостаточной областью экономической деятельности — термин PSS появился на два десятилетия раньше термина «Интернет Вещей».

2017

Данные РАЭК

  • 8,4 млрд. устройств, подключенных к сети интернет будет насчитываться в мире к концу 2017 года. $1,7 трлн. составит объем рынка Интернета вещей по итогам 2017 г. против $1,4 трлн. в 2016.
  • 85 млрд. руб - общий объем рынка Интернета вещей в России по итогам 2016 года.
  • на 42% выросли расходы компаний на внедрение технологии IoT по сравнению с 2015 годом. 49 млрд. руб. - доля компаний, занимающихся адаптацией продуктов к задачам программных платформ, в 2017 году этот показатель вырастет до 80 млрд. руб.
  • 7,6 млрд руб. - доходы российских операторов от обслуживания Интернета вещей в 2016 году, на 25% больше, чем в 2015 году.
  • Основным драйвером внедрения технологий Интернета вещей в России являются государственные предприятия.

«Индустрия 4.0»: цифровой проект в сфере авиастроения

21 июля заместитель министра промышленности и торговли РФ Олег Бочаров представил проект по созданию единого цифрового пространства промышленности России 4.0 RU. Демонстрационная модель, описывающая цифровое производство МС-21, разработана в рамках совместной инициативы Минпромторга России и высокотехнологичных компаний в области электроники, производства и информационной безопасности.

«Внедрение системы цифрового производства в России — одно из стратегических направлений деятельности министерства. Представленная модель 4.0 RU — это только первый шаг, который призван продемонстрировать участникам отрасли практические преимущества цифровизации. Государство в этом процессе выполняет роль интегратора, инициирует создание инфраструктуры цифровизации и обеспечивает доступность системы для потенциальных участников, а компании уже сами будут его развивать, подключаясь к общей системе и реализуя ее возможности для бизнеса», — рассказал министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров.

Состав рабочей группы

В инициативную группу по разработке идеи проекта Минпромторга России вошли несколько высокотехнологичных компаний: «Стан» как производитель станочного оборудования; «Kaspersky (ранее Лаборатория Касперского)» как разработчик систем защиты от внешнего и внутреннего несанкционированного воздействия; «Итэлма» как логистическая и консалтинговая компания; и Siemens c системой MindSphere, которая создаст цифровую платформу «Индустрии 4.0» в России.

Описание цикла производства детали

Олег Бочаров дистанционно запустил изготовление базовой крепежной детали любой авиатехники — болта — на станке в виртуальном сборочном цехе МС-21 Иркутского авиационного завода.

Демонстрационная модель проекта 4.0 RU описывает полный цикл производства, начиная от запроса компании на конкретную деталь и заканчивая доставкой этой детали перевозчиком. Цифровой подход к разработке МС-21 начинается с самой базовой детали самолета — болта. С помощью анимации болт выделяется из конструкции двигателя и трансформируется в схематичное изображение на карте процесса 4.0 RU. На этапе цифрового проектирования детали при изменении ее параметров соответственно меняется индикатор относительной стоимости изделия. При этом, если введен ложный параметр изделия, появляется предупреждение о несоответствии авиационным стандартам.

На этапе моделирования автоматически подбираются оборудование и инструменты, в режиме диалога с системой производится виртуальная обработка детали. На основании полученных данных о детали и технологии ее производства запускается сканирование базы данных предприятий России на предмет выполнения заказа. Аналогичным образом выбираются логистические партнеры для выполнения заказа.

После нажатия кнопки «старт» на панели управления запускается процесс перехода от виртуального к реальному производству, на экране появляется видеоокно для наблюдения за процессом обработки детали. После успешного производства на карте отображается доставка заказа перевозчиком.

«Сегодня совместно с компанией "Стан" мы презентовали проект цифровой промышленности 4.0 на примере авиастроительной отрасли именно потому, что это одна из самых сложных технологических отраслей, эффективность которой зависит не только от человеческих знаний, но также от слаженности и прозрачности всех технологических процессов, — подчеркнул заместитель Министерства промышленности и торговли Российской Федерации Олег Бочаров. — Уже на примере демонстрационной модели мы видим, как может функционировать целая отрасль. На практике же такая система позволит создать своего рода биржу, в которой будут участвовать компании, предлагающие наиболее эффективные инструменты для потенциальных заказчиков».

Новая бизнес-модель

Необходимым условием создания цифровой промышленности является внедрение в производство единого информационного пространства, с помощью которого системы управления предприятием, промышленное оборудование могут своевременно обмениваться данными.

«Представленный проект — это абсолютно новая бизнес-модель, которая предполагает перевод в цифровой формат как важнейших функций компании по внутреннему вертикальному производству продукции, так и всех взаимоотношений с заказчиками и партнерами в горизонтальной плоскости, — отметил президент «Стан» Сергей Недорослев. — Кроме того, когда эта система будет реализована на практике, к ней могут подключиться любые предприятия, готовые предоставить свои производственные мощности для выполнения заказа, а заказчики, соответственно, смогут в режиме реального времени выбирать, где заказать товар, учитывая цену, сроки, размер партии и прочее».

Данные НАПИ

  • В 2016 году только началось обсуждение темы IoT в качестве критической инфраструктуры[2]
  • Отставание от Германии, США, Японии, Китая, Южной Кореи на 7-10 лет
  • Крайне низкая база автоматизации и роботизации в промышленности, транспорте, энергетике
  • Низкая информированность ЛПР и технического менеджмента о цифровых/киберфизических технологиях (уровень CIO max) – Греф исключение
  • Отсутствует государственная цифровая стратегия, нет отвечающего за ее подготовку органа и человека (Дворкович? Мантуров?)
  • Не ведется комплексная подготовка кадров
  • Отсутствует выраженный государственный спрос на цифровую инфраструктуру (кроме дата-центров и контроля интернета)

Ближайшие шаги в России – приоритеты:

  • СОКРАЩЕНИЕ ПОТЕРЬ – ЖКХ, воровство, коррупция при закупках, управление транспортом, энергетикой, с/х потери при хранении и транспортировке, простои станочного парка и др технологического оборудования и тп;
  • ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ – производительность труда, управление транспортом/логистикой, распределенная энергетика, металлургия, цифровая фабрика, точное земледелие/животноводство/хранение, сервисное обслуживание любого оборудование по необходимости вместо регламентного, управление цепочками поставок, уберизация распределенных рынков и тп;
  • СОЗДАНИЕ НОВЫХ РЕШЕНИЙ – моделей бизнеса, технологических платформ, нового типа приложений, цифровизация до сих пор оффлайновых процессов – например диагностики и лечения, обучения, государственного управления и тп;

Дорожные карты IIoT
Дорожные карты IIoT

2016: Применение мировой практики в реализации IoT-проектов в России

На основе исследования J’son & Partners Consulting.

Технологические системы и оборудование промышленно развитых стран становятся интеллектуальными и объединенными. Предприятия интегрируются в глобальные промышленные сети для объединения сети производственных ресурсов и глобальных приложений.

Современные промышленные лидеры за рубежом уже сейчас имеют оцифрованное, подключенное в сеть, роботизированное оборудование, оснащенное датчиками и IT-системами. На протяжении последних 10–20 лет в условиях трансформации производственного процесса компании отлаживают новые способы управления, анализа и применения получаемых данных (BigData), достижения эффективности. В настоящее время мировые производители движутся в сторону масштабирования и внедрения искусственного интеллекта в производство, что способно полностью исключить человека из рутинных процессов. Использование новых цифровых моделей управления выходит далеко за рамки информационно-коммуникационной индустрии, а IoT выступает необходимой технической компонентой для реализации IoT-проектов в различных отраслях экономики.

Государственные инновационные и промышленные программы развития других стран основываются на понимании, что инновационные промышленные технологии и разработки способны усилить все отрасли экономики, которые могут быть модернизированы.

В связи с этим для отечественной промышленности открываются как новые возможности, так и угрозы: к кратному отставанию по производительности труда и качеству производимой продукции может добавиться отставание в переходе на новые принципы взаимодействия в цепочке «поставщик – потребитель». Это может привести к принципиальной невозможности конкурировать с ведущими международными промышленными концернами, как по себестоимости продукции, так и по скорости исполнения заказов.

Основным вызовом в среднесрочной перспективе в случае непринятия адекватных мер для России является угроза утраты конкурентоспособности на мировой арене и увеличение разрыва по показателю производительности труда от США, с четырехкратного в 2015 году до более чем десятикратного в 2023 году; в долгосрочной перспективе – возникновение практически непреодолимого технологического барьера между Россией и ведущими технологическими державами, делающими ставку на внедрение высокоэффективных технологий и сервисных моделей развертывания, совместную эксплуатацию ИКТ-инфраструктуры и программных приложений, таких как виртуализация сетевых функций и автоматическое программное управление ими. Это может привести к технологической изоляции и деградации.

В оптимистичном сценарии появление и ускоренное внедрение принципиально новых бизнес- и сервисных моделей в идеологии IoT с учетом государственной поддержки (сквозного включения проектов в государственные приоритеты и программы) и в сопровождении НИОКР, а также возможность создания открытой конкурентной экономики техническими средствами, опирающимися на принципиальное изменение роли ИКТ в управлении производственными предприятиями, будет являться ключевой точкой роста промышленности и экономики России на ближайшие три и последующие годы.

Если учесть, что по показателю производительности труда, то есть по интегральному показателю эффективности использования ресурсов, Россия отстает в 4–5 раз от США и Германии, то потенциал роста для нашей страны кратно выше, чем у так называемых развитых стран. И этот потенциал необходимо использовать благодаря совместным, хорошо скоординированным усилиям государства, бизнеса, игроков, научных и исследовательских организаций.

Большое значение приобретают совместные формы работы государства, науки и бизнеса (производственные компании, в частности) для обмена знаниями, технологиями, идеями и совместной реализации проектов в условиях комплексных экосистем и необходимости привлечения партнеров с разной специализацией.

Очевидно, экономический кризис будет подталкивать российский бизнес к реализации проектов повышения эффективности. Если учесть, что переход на использование IoT-модели позволяет повысить ее в разы, а не на доли процентов, причем практически без капитальных вложений в модернизацию основных фондов, то можно рассчитывать на то, что уже в этом году мы увидим не единичные «истории успеха» новых IoT-проектов в России.

Анализ результатов внедрения наиболее успешных практик в сфере промышленного Интернета показывает, что срок окупаемости таких проектов в большинстве случаев не превышает нескольких месяцев.

Проекты IIoT реализуются либо запланированы к реализации практически всеми ведущими мировыми игроками в широком спектре отраслей. При этом особое внимание внедрению указанных технологий уделяется в таких ключевых для России отраслях, как горнодобывающая и химическая промышленность, металлургия, машиностроение, нефтегазовый сектор.

Таким образом, для отечественных предприятий особую важность представляет адаптация и внедрение наиболее успешных мировых практик в сфере промышленного Интернета как одного из важных условий достижения конкурентоспособности на внутреннем и внешнем рынках.

Смотрите также