2020/06/17 16:27:01

Главные проблемы и препятствия
импортозамещения ИТ в России

TAdviser узнал основные сложности, с которыми сталкиваются ИТ-компании и их клиенты при реализации проектов замещения зарубежных систем.

Статья входит в обзор TAdviser Импортозамещение информационных технологий в России.

Содержание

2020

Проблемы больших и сложных проектов импортозамещения

В марте-апреле 2020 года TAdviser провел опрос российских экспертов ИТ-компаний и выяснил, с какими проблемами они сталкиваются при реализации больших проектов импортозамещения и какие сложности испытывают их заказчики.

TAdviser узнал о ключевых проблемах, которые сдерживают проекты импортозамещения

Совместимость программного обеспечения разных производителей

Одна из основных проблем больших проектов импортозамещения связана с обеспечением совместимости устанавливаемого отечественного ПО с другим, использующимся в организации. Заменить одномоментно все импортное на все отечественное невозможно, а случаев, когда можно изолированно заменить один продукт, весьма мало. Даже при замене западного антивируса на отечественный приходится его синхронизировать с имеющимся службами каталогов, системами бекапирования, мониторинга и оповещений в сети. В большинстве же случаев все гораздо сложнее.

«

Представьте себе, что у вас варится борщ, и вам, не выключая плиты, нужно заменить в нем всю картошку на репу, а морковку – на пастернак. Это сравнение реально отражает картину и показывает, что основная проблема – у повара (ИТ-заказчика), а не у фермера – вендора репы, - поясняет Сергей Курьянов, директор по стратегическому маркетингу «ДоксВижн».

»

Иностранные компании разрабатывали свои продукты десятилетиями, столько же выстраивали взаимодействие, бесконфликтную работу продуктов друг с другом. Для успеха программы импортозамещения в России необходимо формирование экосистемы и горизонтальных связей между отечественными вендорами.

«

Иностранные продукты сейчас выстроены экосистемой вокруг решений Microsoft, разработчики российских операционных систем с переменных успехом также работают в данном направлении, - говорит Станислав Черков, руководитель направления инфраструктурных решений «Крок».

»

Любой большой проект, связанный с изменением информационных систем, вызывает трудности. В том числе – и проекты, в рамках которых активно внедряется отечественное ПО. Приходится немного менять привычки пользователей, привычки системных администраторов, возможно, проводить обучение. В случае замены ОС надо смотреть, какое есть совместимое программное обеспечение.

«

Затевая такие изменения, надо заранее рассчитывать на то, что это не одномоментное изменение, а постепенный процесс, который необходимо проектировать. И надо рассчитывать на то, что в течение значительного времени надо будет работать в гетерогенной сети, где есть, например, и Linux, и Windows, и важно, чтобы продолжали работать и доменная структура, и средства организации коллективной работы. В своих дистрибутивах «Альт» мы такую возможность предусматриваем, обеспечивая совместимость с MS AD и с MS Exchange, - рассказывает Алексей Смирнов, генеральный директор «Базальт СПО».

»

По его словам, значительные сложности связаны с тем, что многие государственные и региональные информационные системы умеют обслуживать только пользователей, работающих под Windows, что блокирует импортозамещение на рабочих местах, где эти ГИСы используются.

«

Среди проблемных ГИС могу назвать ГАС Управление, ГАС Правосудие, и многие другие. В целом лучше не столько заниматься «импортозамещением», сколько осуществлять плановое развитие информационных систем с использованием отечественного ПО, - считает генеральный директор «Базальт СПО».

»

Армен Кочаров, коммерческий директор компании «Новые облачные технологии», полагает, что самые сложные проблемы возникают не у больших клиентов, а у клиентов, допустивших глубокую технологическую зависимость от иностранного ПО – например, плотно «севших на иглу» интеграционных решений на базе закрытых проприетарных протоколов или просто с использованием проприетарных форматов данных или даже проприетарных языков макрокоманд.

«

В этом случае задача из чисто технической – миграции на новые решения – часто требует бизнес-анализа и, возможно, изменения процессов. Впрочем, если говорить про офисные решения – например, редакторы или электронную почту – нерешаемых задач тут нет, - отмечает он.

»

В «АйТеко» считают, что для эффективного замещения импортных решений отечественными необходим полностью российский технологический стек из аппаратного оборудования, системного и прикладного программного обеспечения. И нужна совместимость ПО с оборудованием производителей аппаратного обеспечения.

Сергей Попов, заместитель генерального директора «АйТеко», говорит, что сложность для перехода на отечественные решения заключается в унаследованной инфраструктуре, построенной на импортных продуктах. А в крупный проектах иногда необходима масштабная перестройка всей ИТ-архитектуры заказчика.

«

Трудность реализация масштабных проектов с внедрением отечественного ПО связана с наличием отлаженных связей с крупными западными вендорами и каналов поставок, удобством для заказчика покупки коробочных решений с железом и ПО от западных производителей. Многим крупным компаниям трудно отказаться от западных программных и аппаратных продуктов, на которые завязано большинство их бизнес-процессов, - добавляет он.

»

По мнению Алексея Малькова, директора по качеству компании ЭОС, в случае проблем взаимодействия прикладных систем между собой, с системным ПО, с импортным ПО, которое на данный момент невозможно заменить, возможно создание так называемой «гетерогенной среды». То есть в одной организации на разных рабочих местах используется и старое импортное ПО и новое отечественное.

«

Например, большинство рабочих мест под управлением отечественной ОС, а часть, где операции могут быть исполнены только под Windows, - под управлением Windows. К этой группе относятся рабочие места, с которых осуществляется доступ к большинству ГИС, - отмечает он.

»

Государство и Минкомсвязь ведут целенаправленную политику перехода отечественных потребителей на российское ПО. Доля отечественных решений, используемых в госструктурах, начала расти благодаря усилиям органов власти и компаний-разработчиков, повышающих эффективность своих продуктов.

Однако многие производители программных продуктов действуют разрозненно, и заказчики вынуждены самостоятельно решать очень трудоемкую и непростую задачу — подбор комплекса российского ПО, который будет работать в их инфраструктуре, говорит исполнительный директор АРПП «Отечественный софт» Ренат Лашин.

Иван Панченко, заместитель гендиректора компании "Постгрес Профессиональный", добавляет, что задача импортозамещения оказалась более комплексной, чем казалось поначалу. Просто вынуть иностранный компонент и заменить его на российский невозможно. И дело не только в технике. Часто продукт диктует определенные бизнес-процессы и вызывает привыкание не только у людей, но и у организаций. Требуются глубокие изменения на системном уровне, в том числе расширение кругозора корпоративных ИТ-шников. Импортозамещение должно начинаться с образования, наши иностранные конкуренты это хорошо знают и этим пользуются.

«

Многие производители отечественного ПО ориентировались на доминировавшие на российском рынке иностранные системные продукты — прежде всего ОС и СУБД — и строили своё ПО на их базе. Необходимость поддерживать совместимость друг с другом стала очевидной не сразу. Для того, чтобы решить проблему разобщённости наших производителей, в АРПП был создан комитет по интеграции отечественного ПО, одним из первых результатов работы которого стал каталог совместимости отечественного ПО[1], включающий все продукты из Реестра и позволяющий их производителям размещать более подробную информацию о своих продуктах и их совместимости друг с другом и с отечественным "железом", - отмечает он.

»

Незаменимые решения

100-процентное импортозамещение пока невозможно, поскольку есть отрасли, в которых замещать зарубежные ИТ-продукты пока нечем. По словам Сергея Попова, заместителя генерального директора «АйТеко», процессы разработки новых продуктов, тестирования, прохождения сертификации требуют временных, кадровых и материальных ресурсов. Для создания импортозамещающих продуктов нужны инвестиции и квалифицированные ИТ-специалисты и те, кто будет затем выводить эти продукты на рынок.

Николай Домуховский, заместитель генерального директора по научно-технической работе УЦСБ, считает, что для появления российских аналогов таких «незаменимых» зарубежных ИТ-решений потребуется еще много лет. Однако, по его мнению, процесс идет в правильном направлении и ситуация сегодня сильно лучше, чем была 5 лет назад.

Генеральный директор «БАРС Груп» Тимур Ахмеров, добавляет, что создать можно любое ПО, но затраченных ресурсов для достижения качества продукта потребуется столько же, сколько потратили на аналогичный продукт западные вендоры. Чудес не будет. Поэтому заказчик может столкнуться с долгой и дорогой разработкой, а исполнитель – с объяснениями, почему в короткие сроки не получится показать результат.

Недостаточный функционал российских решений

Опрошенные TAdviser эксперты говорят, что заказчики зачастую жалуются на недостаточный, с их точки зрения, функционал представленных на рынке российских ИТ-решений.

«

Решения известных международных вендоров чаще всего уже хорошо знакомы и понятны заказчику. Реализация проектов на их базе не требует от системного интегратора дополнительных ресурсов. Если говорить об опыте нашей компании, то предлагая заказчикам решения отечественных производителей, мы проводим пилотирование, при необходимости осуществляем доработки исходя из потребностей конкретного заказчика, то есть кастомизируем предлагаемое решение. Только после этого этапа заказчик готов рассматривать и принимать решение о закупке отечественных продуктов. Таким образом, можно резюмировать, что работа с отечественных решениями требует в 2 раза больше усилий, - объясняет Станислав Иодковский, первый заместитель генерального директора «ХайТэк».

»

Евгений Шонов, руководитель направления «Локальные программные решения для автоматизации учета» компании «СКБ Контур», добавляет, что существующие информационные системы работают много лет, максимально адаптированы под бизнес-процессы заказчиков и имеют много готового функционала. При этом новые импортозамещенные решения, как правило, созданы недавно и ограничены лишь базовым функционалом, поэтому не покрывают сразу все сценарии работы или не предоставляют тот набор удобств, который есть у существующих. А требования к ним заказчиками предъявляются те же или даже более высокие.

Директор компании UserGate Дмитрий Курашев считает, что репутацию российским решениям портит мода делать их на open source.

«

Люди берут открытый код, делают что-то на коленке, а потом продают это со словами "у нас межсетевой экран нового поколения" или что-то подобное. У нас в реестре российского ПО более 30 собственных операционных систем, не нужно много ума, чтобы переименовать Linux. К сожалению, такое халтурное отношение к работе никак не улучшает реноме российских разработчиков. Несмотря на то, что open source решения очень важны для развития индустрии, у них есть определенные границы применения, потому что вы не контролируете исходный код. Они выступают подложкой для быстрого развития современных технологий, но приносить заказчику такие решения — неправильно, - отмечает он.

»

Эту же проблему замечает и председатель совета директоров «СёрчИнформ» Лев Матвеев.

{{цитата| Прошло пять лет после запуска импортозамещения. Чего мы достигли? На рынке появилось множество вариантов прикладного ПО, созданного на основе открытого кода. И продуктов, собранных на базе зарубежного софта в отечественной «обертке». Но это даже близко не импортозамещение. В таких «полупродуктах» минимальная интеллектуальная ценность, а аналоги так вообще можно брать бесплатно. Выпустите такие решения на зарубежные рынки, и вы увидите, что они никому не нужны.

По его словам, это главная претензия к игрокам и регуляторам на поле импортозамещения. При этом, чтобы сдвинуться с мертвой точки, нужно честно оценить российские ИТ-решения, даже те, что уже входят в реестр отечественного ПО. Необходимо проанализировать, что находится внутри импортозамещающих продуктов — уникальные разработки или чужое решение с новым дизайном и этикеткой? Для этого нужно сформировать группу независимых экспертов и серьезно проверять каждого кандидата для попадания в список отечественных импортозамещающих решений.

«

Три критерия помогут определить «who is who». Во-первых, это доля интеллектуальной ценности в продукте. Во-вторых, востребованность на зарубежных рынках. И в-третьих, популярность и известность среди конечных пользователей. Начнем делать по-настоящему свои ИТ-продукты, тогда и импортозамещение будет иметь смысл, - уверен Лев Матвеев.

»

Необходимость глубинного сравнения решений

Важной проблемой на пути смены системы является отсутствие четкого понимания заказчиком, какие функции используются им в старой системе и какие функции требуются в новой.

Антон Ваганов, директор по ЕСМ-проектам ЛАНИТ, отмечает, что зачастую у заказчиков внедрены не типовые коробочные решения, а в существенной степени кастомизированные под их потребности, и к моменту перехода у них нет сотрудников, представляющих, как и для чего были сделаны множественные доработки действующей системы.

«

Для решения этой проблемы требуется провести кропотливую работу с привлечением всех функциональных заказчиков по изучению текущей системы или проектированию решения с нуля, - говорит он.

»

Кирилл Дьяков, управляющий партнер Mirapolis, объясняет, что эта процедура глубинного сравнения текущего и альтернативного решений не самая простая, требует большого количества времени, а также готовности компании инвестировать большое количество времени и ресурсов в этот процесс без гарантии его успешности. Вместе с тем, и на стороне поставщика это требует инвестиций на входе без гарантий их окупаемости, так как чтобы сделать такое глубокое сравнение систем, нужно провести достаточно сложный «пилот», который потребует от двух сторон значительных ресурсов.

«

Нередко это становится сдерживающим фактором до того момента, пока не останется выбора и будут поставлены четкие сроки перевода на российское ПО, - говорит он.

»

Новизна решений для пользователей

Еще одним барьером для перехода с одного ПО на другое является новизна решения для пользователей, которая временно может приводить к снижению производительности. Поскольку переориентация на новый интерфейс, даже если он будет удобнее и понятнее, все равно потребует привыкания пользователей.

«

Это нельзя полностью исключить, но можно в той или иной степени нивелировать, если сделать выбор в пользу софта, проработанного с точки зрения пользовательского опыта и/или адаптированного под задачи клиента. Также стоит рассматривать варианты подключения сервисов подсказок, которые непосредственно в интерфейсе новой системы помогут пользователю быстрее сориентироваться, - рассказывает Кирилл Дьяков, управляющий партнер Mirapolis.

»

Николай Домуховский, заместитель генерального директора по научно-технической работе УЦСБ, добавляет, что пользователей и администраторов можно понять: «Ты много лет работал с одним решением и знаешь его в деталях, а тут приходится отказаться от своего опыта и начать обучение практически с нуля».

Недостаточное финансирование

Серьезной проблемой является отсутствие целевого бюджета на проекты по импортозамещению, поскольку, как правило, вопросы импортозамещения предприятия должны решать в рамках текущего бюджета на сопровождение эксплуатации информационных систем.

Сложности с получением господдержки присутствуют и у регионов. Алексей Мальков, директор по качеству компании ЭОС, объясняет, что государство стало выделять субсидии через различные программы. Но при этом в документах появляются странные положения, благодаря которым воспользоваться этими деньгами не всегда возможно.

«

Например, в Постановлении правительства РФ от 30.11.2019 года №1557, посвященному развитию системы межведомственного взаимодействия, субсидии субъекту РФ предоставляются при соблюдении некоторых условий, в том числе «средняя заработная плата одного работника, непосредственно связанного с выполнением работ по переводу на взаимодействие посредством единой системы версии 3, не может превышать размер среднемесячной начисленной заработной платы по виду экономической деятельности в области информации и связи, исчисляемой на основании данных территориального органа Федеральной службы государственной статистики по субъекту Российской Федерации». Другими словами, если в Чеченской республике средняя зарплата в области разработки ПО составляет около 20 тыс. рублей, то работы могут производить только организации, зарегистрированные в Чечне. А есть ли в этих организациях специалисты в области межведомственного взаимодействия? Ответ прост: Чечня не сможет получить эту субсидию, - говорит он.

»

Мнение Руссофта

Валентин Макаров, президент Ассоциации «Руссофт», считает, что во-первых, не существует российского производителя, готового поставить полный комплект совместимых и эффективно работающих между собой блоков ПО, чтобы они составляли ИТ-систему. А во-вторых, у российских производителей отсутствует финансовый ресурс для того, чтобы провести доработку своих решений и обеспечить совместимость и эффективное взаимодействие их между собой в рамках ИТ-системы.

Кроме того, важным моментом, является и отсутствие мер господдержки объединения разных производителей в Консорциум для решения общей задачи создания эффективной ИТ-системы. К тому же ИТ-директоры заказчиков будут находиться в постоянном страхе за то, что они будут обвинены в нарушении действующего контракта с импортным поставщиком из-за нецелевого использования бюджетных средств.

Виталий Баланда, директор по инновациям компании «Рексофт», координатор комитета по импортозамещению НП «Руссофт», добавляет, что проблемы есть, как на стороне заказчика, так и на стороне исполнителя. Для клиентов это, прежде всего, проектные и бизнес-риски внедрения альтернативного ПО, боязнь дублирования расходов при переходе и психологические и организационные барьеры.

С точки зрения исполнителей есть сложности одномоментной доработки продуктов в соответствии с пожеланиями заказчиков, недостаточность финансирования как для развития продукта в целом, так и под отдельные пожелания конкретных клиентов. На это также накладывается проблема инвестирования в продукты в условиях размытых перспектив по спросу.

Кадровые сложности заказчиков и исполнителей

Замещение предполагает разработку параллельно функционирующей новой системы и поддержание старой. В этом случае, объясняет Дмитрий Иванов, генеральный директор компании HandySoft, происходит дублирование ресурсов, так как требуются специалисты по работе как с импортным ПО, так и специалисты по настройке и пусконаладке нового ПО. При этом не всегда новое ПО в точности обладает всеми функциями замещаемого ПО, к которому привыкли.

Кроме того, при реализации территориально-распределенных проектов и автоматизации предприятий за пределами центральной части РФ мало или почти нет специалистов по операционным системам Linux и СУБД Postgres Pro для оказания консультаций и решения проблем на местах.

Для разработки под отечественные ОС и СУБД вендорам нужно переобучить персонал. Часто это обучение происходит в форме самообучения, говорит директор по качеству ЭОС Алексей Мальков.

«

В этом случае специалист пытается овладеть новым системным ПО используя парадигмы Microsoft, Oracle, что принципиально не верно. В результате получаются плохо работающие приложения. Решение этой проблемы очень простое: пройти курсы переподготовки в ведущих учебных центрах. Но часто работодатели не желают отпускать специалистов с работы даже на неделю, - добавляет он.

»

У многих заказчиков уже сложилась своя инфраструктура поддержки информационных систем, есть обученные специалисты, системные администраторы. С приходом новых информационных систем, считает представитель «СКБ Контур» Евгений Шонов, им приходится переучивать своих сотрудников. Из-за этого долгое время они не могут обеспечить тот же уровень поддержки, что и с классическими системами

Для заказчиков импортозамещение по сути это замена ПО без изменения функционала. Хотя в каждом конкретном случае в результате замены ПО функционал может как увеличиться, так и непринципиально сократиться. В некоторых случаях изменится производительность и отказоустойчивость. Причем даже если эти показатели при ухудшении остаются в допустимых пределах, то сам факт снижения показателя психологически негативно сказывается на персонале.

«

Но в любом случае новый продукт потребует обучения и главное привыкания пользователей. Соответственно, менять все работающее на непонятно что у заказчика не желает ни пользователь, ни системный администратор, ни руководитель. Именно работники заказчика являются серьезными противниками импортозамещения, - рассказывает Алексей Мальков.

»

Большинство привыкло к интерфейсу и определенным функциям иностранных решений, поэтому им тяжело воспринимать GUI российского ПО, - добавляет Станислав Черков, руководитель направления инфраструктурных решений «Крок».

Пользователи заказчиков за многие годы привыкли работать в MS Office, использовать программы, входящие в MS Windows.

«

Аналогичные программы есть и отечественные, но пользователи к ним не привыкли. Мало одного короткого обучения. А часто при планировании на авторский надзор закладывают очень мало времени. Поэтому пользователи, оставшись без поддержки, сопротивляются импортозамещению, - добавляет Алексей Мальков.

»

Масштабирование систем под большие нагрузки

Один из критичных вопросов c масштабированием системы под большие нагрузки. Если в крупной компании уже внедрено западное апробированное решение, то переход на российское ПО сопровождается рисками, что вновь внедряемое решение может не потянуть аналогичные нагрузки.

«

Это один из главных рисков и сложностей, с которыми могут сталкиваться клиенты при импортозамещении. Есть ряд мероприятий, которые на входе позволяют их снизить. Например, проведение нагрузочного тестирования, различные испытания на пилотных группах. Тем не менее, нужно смотреть на аналогичный опыт реализации проектов на выбираемом решении в других крупных компаниях. Если он есть, то это значительно снижает риски, рассказывает Кирилл Дьяков, Управляющий партнер Mirapolis.

»

Сергей Курьянов, директор по стратегическому маркетингу «ДоксВижн», объясняет, что отечественное ПО ранее практически не использовалось на десятках тысяч рабочих мест: разработчики не имели возможностей нарастить масштабируемость, не имея пилотных площадок для оптимизации продуктов.

Недостаточное госрегулирование

По мнению ряда экспертов, в некоторых сегментах российского ИТ-рынка недостаточно госрегулирования, без которого отечественным решениям трудно бороться с иностранными конкурентами.

По мнению президента SPIRIT Андрея Свириденко, в сегменте, где работает VideoMost – видеоконференции для корпоративного использования – 80% крупных закупок (более $1M) – это закупки ПО и ВКС оборудования больших международных вендоров.

«

Федеральные структуры и организации обладающие солидными бюджетами (такие как Газпром, Лукойл, Сбербанк, ВТБ, Магнит и т.д), как закупали 20 лет назад Microsoft, Cisco, Polycom, Avaya, так и продолжают это делать, добавив еще Huawei. Технические задания конкурсов по закупке написаны так, что отечественным вендорам сложно пройти из-за недостаточного функционала продукта. VideoMost, 100% российский разработчик ВКС, готов предоставить клиентам 85% функционала ВКС Cisco, но в ТЗ заказчика всегда появится такой пункт, который может обеспечить только зарубежный монополист. Конкурировать с мировыми монополистами, доля которых в России даже больше, чем в мире, небольшие отечественные компании не в состоянии без госрегулирования. Как школьнику драться с отборной шпаной? Нужно выравнивать условия конкуренции, используя в том числе и ФАС. Российское ВКС есть, мы готовы предоставлять бесплатные триалы, проводить тестирования и пилоты, но нет политической воли, которая бы доводила бесплатные пилоты до реальных закупок в крупных и госкомпаниях, - считает Свириденко.

»

Другие

В целом выбор продуктов и сервисов для реализации больших ИТ-проектов - это сложный комплексный процесс. Тем более, когда речь идет не о создании проекта с нуля, а о замене сложившийся и используемой ИТ-архитектуры. Малейшая ошибка при переходе может привести к существенным последствиям для бизнеса.

«

Из-за этого заказчики ответственно подходят к выбору ИТ-решений, и вопрос страны происхождения ИТ-решения, если он не связан с требованиями законодательства, не стоит на первом месте в критериях принятия решения. А вот функциональность, стоимость внедрения и миграции без остановки бизнеса, вопросы поддержки, переучивания ИТ и бизнес-команды, совокупная стоимость всего проекта - по-настоящему волнует заказчика. В конце концов, это вопрос сравнения стоимости владения и рисков проекта – оставаться на текущем, хоть и зарубежном ПО, имея внедренное решение, проверенную внутреннюю команду ИТ, когда-то вложенные инвестиции или ввязываться в проект миграции на отечественные аналоги, - говорит Андрей Пачикин, менеджер по развитию бизнеса «Яндекс.Облака». - Представьте, что вам нужно построить дом, вместо того, в котором вы живите, не выезжая из него, и вы получите приблизительные ощущения ИТ-директора, который стоит перед необходимостью миграции на новые ИТ-решения.

»

Гораздо проще, по его словам, дела обстоят в сфере инфраструктурных решений облачных провайдеров, где миграция с одного провайдера на другого может происходит гораздо быстрее и с меньшими рисками. Например, в «Яндекс.Облаке» все основные этапы миграции в полностью автоматизированы через приложение Hystax Acura, которое можно запустить из облачного маркетплейса.

«

Приложение позволяет перенести и запустить в «Яндекс.Облаке» инфраструктуру с платформ любых мировых облачных провайдеров, платформ виртуализации VMware и OpenStack и собственного «железа». Такая миграция происходит без простоев и остановки бизнес-процессов, а также позволяет осуществить гарантированный перенос без потери данных, - добавляет Андрей Пачикин.

»

По словам Елены Бочеровой, исполнительного директора компании «Акронис Инфозащита», большие проекты требуют серьезного аудита существующей ИТ-инфраструктуры организации и не просто тщательного подбора ПО из реестра, но и детальной проработки сценария перехода на это ПО. При реализации комплексных проектов по импортозамещению довольно часто заказчики сталкиваются с тем, что им приходится осуществлять миграцию данных из текущих систем в новые и риски потери данных, а также нарушения работоспособности уже налаженных процессов довольно высоки. Поэтому, прежде чем приступать к этому процессу, следует позаботиться о праве на ошибку и начать проект с внедрения надежной системы резервного копирования и восстановления данных, если этого еще не сделано.

«

Современные технологии позволяют защищать данные масштабах корпорации и сегодня уже есть надежные отечественные решения для резервного копирования и восстановления данных, включенные в реестр, - отмечает она.

»

Леонид Тихомиров, руководитель ITPS, среди проблем исполнителей выделяет несколько основных. Это отсутствие долгосрочных контрактов, неготовность преодолевать нетерпение и недоверие к качеству со стороны заказчика, недооценка объема требуемых ресурсов и компетенций, а также переоценка собственных сил.

По словам Павла Эйгеса, генерального директора компании «Открытая мобильная платформа», нужно признать, что за использование хоть и передовых, но все-таки приводящих к цифровой зависимости плодов крупнейшей цифровой экономики мира, скорее всего, придется платить экономическую, технологическую, а затем, возможно, и политическую цену. Поэтому выбора на самом деле нет: необходимо создавать, поддерживать и защищать свои собственные базовые цифровые технологии.

«

Нельзя быть немножко суверенными. Либо ты суверенен на всю глубину технологического стека, либо это не имеет никакого смысла. Нет смысла, если мы говорим о цифровом суверенитете, ставить русский офис или любое другое прикладное ПО на Windows или Oracle. Точно также бессмысленно ставить на российскую операционную систему офисный пакет Microsoft. Да, мы сейчас не имеем своей необходимой компонентной базы для созданий полностью отечественных аппаратных платформ, но это придется сделать. Иначе нет и не будет никакого цифрового суверенитета, - считает он.

»

Почему «глохнут» проекты импортозамещения?

Поговорив с экспертами отечественного ИТ-рынка, TAdviser узнал, почему заказчики часто ограничиваются только тестированием отечественных аналогов зарубежных ИТ-решений, а до реальных проектов дело не доходит.

Но сперва следует упомянуть про два полюса заказчиков. По словам Армена Кочарова, коммерческого директора компании «Новые облачные технологии», на одном полюсе находятся «прикладники», тестирующие в разрезе удовлетворения отечественных решений четко сформулированным требованиям (как актуальным, так и потенциальным). С другого же полюса – «академики», тестирующие в разрезе абстрактного сравнения различных решений, с расставлением баллов, плюсов и минусов, динамическими весовыми коэффициентами и пузырьковыми диаграммами соответствий.

«

В первом случае заказчики значительно чаще и гораздо быстрее переходят от тестирования к практическому использованию или, как минимум, к списку критических требований. И таких все больше. Заказчиков второго типа также довольно много – и здесь действительно конверсия тестирований в проекты довольно низка. Однако и такая работа, несмотря на изрядный академизм, тоже полезна как разработчикам, так и заказчикам: первым дает ценную информацию, а вторым «прочищает чакры» импортозамещения, последовательно двигая с полюса академических знаний к полюсу прикладных знаний, - говорит Армен Кочаров.

»

Формальное тестирование

Проведение тестирования позволяет компании проанализировать рынок на наличие сопоставимого с внедренным у них ПО, в случае если все же будет принято решение о переходе на отечественный софт. Но, как отмечает Антон Ваганов, директор по ЕСМ-проектам ЛАНИТ, в большинстве случаев тестирование на сопоставимость проводится без реального понимания того, какой функционал в каких подразделениях используется и все ли функции ПО задействованы, и при этом принимается решение о неприменимости в текущий момент тех или иных российских программ из-за отсутствия в них каких-то возможностей, которые могут данной компании никогда не пригодиться.

«

Яркий пример — офисные пакеты. Вначале общения почти все считают, что без функционала макросов и сводных таблиц, как в Excel, их сотрудники не смогут работать, а при реальном тестировании выясняется, что этот функционал востребован не более чем у 5% сотрудников организации, а табличный редактор нужен им только для выгрузки сведений из информационных систем и подготовке табличных форм с применением простейших формул, - рассказывает Антон Ваганов, директор по ЕСМ-проектам ЛАНИТ.

»

Роман Мылицын, директор по инновациям ГК Astra Linux, добавляет, что зачастую тестирование проводится только для того, чтобы по его результатам иметь на руках формальное обоснование невозможности использования отечественного программного обеспечения. Следовательно, нередко проблема заключается не в провальном тестировании, а в изначальном отказе заказчика переходить на другие технологии по причине затратности и сложности реализации самого процесса, сопряжённого с разного рода внешними и внутренними трудностями.

Нехватка функционала

Отсутствие перехода от тестирование к реальному внедрению может быть когда, тестируя аналоги, заказчик понимает, что решение недостаточно функциональное, либо система устроена не так, как он привык, или как того требует бизнес-процесс клиента.

«

На этапе первоначального внедрения компания, как правило идет на какие-то небольшие изменения своих процессов, если это требуется при внедрении автоматизированной системы. Но при последующем вынужденном переходе на другое решение от последнего требуется полное соответствие во всех аспектах текущему решению. И даже если доработать рассматриваемое ПО можно, то встает вопрос финансирования и рисков для обеих сторон, что останавливает от дальнейших шагов, - поясняет Кирилл Дьяков, управляющий партнер Mirapolis.

»

Дмитрий Иванов, генеральный директор компании HandySoft, добавляет, что отечественное ПО начало разрабатываться гораздо позже и не имеет таких ресурсных возможностей как импортное. Сталкиваясь с недостатком функционала, потенциальные заказчики отказываются от внедрения российского ПО. Для заказчиков есть риск, что отечественный производитель потеряет интерес к своему продукту и заказчик таким образом останется один на один с внедрением, без возможности развития и поддержания работоспособности.


По мнению Леонида Тихомирова, руководителя ITPS, очень часто ожидания заказчиков от возможностей российского ПО, сформированные на основе опыта работы с лучшими мировыми решениями, избыточны по отношению к реальным потребностям и основываются на консервативных представлениях.

«

Например, у иностранного аналога 100+ отчетных форм, а в работе практически используется всего 20-30. Вроде бы зачем нужно все 100? Но уже сформировались ожидания о количестве возможных форм, и когда их в решении предлагается меньше заказчик ощущает себя некомфортно и старается подобрать решения полностью аналогичные используемому, - поясняет руководитель ITPS.

»

По мнению Михаила Гусева, заместителя генерального директора компании «БОСС. Кадровые системы», нам всем более 25-ти лет прививали мысль, что западные решения – лучшие. Как следствие, успешные компании строили ИТ-инфраструктуру на таком ПО, не взирая на немалые затраты на ее создание и обслуживание.

«

Переход на что-то другое требует не только психологической перестройки, но, главное, уверенности в надежности и функциональности отечественных аналогов. Да и замещение импортного программного обеспечения в эксплуатируемых системах в короткие сроки и без дополнительных финансовых затрат просто невозможно. Еще один немаловажный аспект – сроки перехода. Зачастую западные решения годами оттачивались под специфику бизнес-процессов заказчика и быстрой замены из на отечественные аналоги может не произойти. И здесь первым шагом в реализации стратегии импортозамещения могла бы стать замена именно HRM-блоков таких систем, - считает Михаил Гусев.

»

Высокая стоимость реального замещения

Часто экономически нецелесообразно переходить на отечественные решения, их нужно дорабатывать. По мнению Тимура Ахмерова, генерального директора «БАРС Груп», если заказчик – коммерческая структура, считающая свою прибыль – он три раза подумает о необходимости затрат на создание качественного аналога и подождет, пока другие компании профинансируют развитие отечественного ПО.

Чтобы перейти на российское ПО, добавляет коммерческий директор «Диджитал Дизайн» Владимир Кохан, зачастую нужен комплексный план поэтапной замены ИТ-продуктов с предварительным тестированием на совместимость, в том числе проверка самых редких (но важных) сценариев. В рамках этих мероприятий могут возникать требования к доработкам нового ПО для обеспечения лучшей совместимости. А это, в свою очередь, уже связано как с финансовыми расходами, так и с временнЫми задержками.

По мнению Валентина Макарова, президента Ассоциации «Руссофт», цена реального замещения может быть чрезвычайно велика, поскольку будет включать текущие лицензионные платежи на импортное ПО в соответствии с действующим контрактом, платежи за российское ПО и оплату услуг по доводке совместимости нового ПО и существующей ИТ-системы.

Сложность проекта

Организации хотят решать бизнес-задачи, экономить деньги, оптимизировать затраты на программное обеспечение. Среди причин отказа от замещения отечественным софтом зарубежного может быть опасение, что это непредсказуемо сложный процесс и что «отечественное априори – хуже».

«

Государство заставляет импортозамещаться, а заказчики не хотят. Они проводят пилот и понимают, что проект будет реально сложным. Преимуществ для себя они не видят. Но пилот позволяет отчитаться о проделанной работе и набрать фактура для объяснения, почему импортозамещение нужно всем, но невозможно в их конкретной организации, - рассказывает Алексей Мальков, директор по качеству компании ЭОС.

»

«

Когда задачи долгое время решались на зарубежном ПО, процесс выстроен, сотрудники обучены и «все работает» – нужны весомые аргументы, чтобы начать автоматизацию или цифровизацию заново. Поэтому российский софт, в частности, для анализа данных, чаще используют для решения новых бизнес-задач, - поясняет Юлия Кудрявцева, директор по стратегическому развитию компании "Форсайт".

»

Стереотип о сложном процессе внедрения российского ПО, по её мнению, нивелируется по итогам завершения первой волны импортозамещения. За последние годы на рынке появились кейсы внедрения разных по масштабу проектов с участием российского ПО. На базе продуктов «Форсайта», например, внедряются и апробируются решения в компаниях «Транснефть», «ФСК ЕЭС», «Газпром нефть», «Зарубежнефть», ЕВРАЗ, «Лента», «Агенство 2», а также в региональных и федеральных органах исполнительной власти.

«

Будет больше внедрений – будет больше доверия к российским продуктам. Думаю, широкое освещение опыта внедрения российского софта в госкомпаниях (яркие кейсы на рынке есть) будет полезным и важным для преодоления скепсиса относительно отечественного ПО, - отмечает Юлия Кудрявцева.

»

По её словам, отечественный ИТ-рынок давно продемонстрировал высокий уровень своих разработок: многие российские продукты используются зарубежными заказчиками, в некоторых отраслях такие решения занимают существенную долю мировой арене.

«

Что касается наших продуктов, платформа компании «Прогноз», на базе которой мы разработали «Форсайт. Аналитическую платформу», существенно расширив и модифицировав ее, входила в Магический квадрант аналитического агентства «Гартнер» несколько лет подряд, - напоминает Юлия Кудрявцева. - Мы, компания «Форсайт» – открыты к проведению пилотных проектов на базе нашего ПО, мы готовы демонстрировать рынку, что качественная альтернатива зарубежному софту – есть.

»

Импортозамещение, зачастую оказывается тем стимулом, который позволяет пересмотреть и модернизировать свою инфраструктуру и использовать российские решения, многие из которых не уступают зарубежным аналогам, добавляет Елена Бочерова, исполнительный директор компании «Акронис Инфозащита».

«Работает – не трогай»

ИТ-директорам сложно побороть привычку работать с проверенными поставщиками, с проприетарными лицензиями от зарубежных компаний. Как отмечает Антон Ваганов, директор по ЕСМ-проектам ЛАНИТ, любимая поговорка системных администраторов: «Работает – не трогай». А любая смена программного обеспечения — это всегда усилия не только по встраиванию нового продукта в ИТ-ландшафт, но и преодоление недовольства пользователей, обоснование экономической целесообразности и отсутствие рисков простоя компании.

Участники рынка замечают определенный скепсис, который наблюдается у заказчиков к отечественным аналогам зарубежных ИТ-решений, их применению в промышленных масштабах и на критических узлах. Главным образом, это объясняется тем, что здесь целиком и полностью зона их ответственности – решение, которое попадает в продакшен, всегда влечет за собой критическое требование к сервису.

«

Поэтому заказчикам проще не рисковать, экспериментируя с новыми разработками, а выбрать надежное и проверенное годами или даже десятилетиями решение от международного вендора. Не стану скрывать, что порой к нашим отечественным компаниям-разработчикам возникают вопросы, среди которых, например, процент гарантийных обращений (RMA) – у российских вендоров он не существенно, но все же выше, чем у иностранных, - отмечает Станислав Иодковский, первый заместитель генерального директора «ХайТэк»

»

Елена Бочерова, исполнительный директор компании «Акронис Инфозащита», добавляет, что большинство систем строилось и расширялось годами и в организациях всегда есть высокая зависимость от уже налаженных процессов, как внутренних, так и во внешнем взаимодействии, например, с теми же ГИС или с собственными `инсорс` разработками.

«

Важным является и процесс обучения пользователей и ИТ-специалистов новым системам, это требует значительных ресурсов и времени, ведь основной принцип любой деятельности – не ломать то, что хорошо работает, - говорит она.

»

Необходимость пакетных решений и четкого плана замещения

Директор по инновациям компании «Рексофт», координатор комитета по импортозамещению НП «Руссофт» Виталий Баланда, считает, что для перехода проекты пойдут дальше «пилотов» вместе с созданием совместимых отраслевых пакетных решений на базе отечественного ПО с понятной логикой внедрения и дальнейшей поддержки.

«

У заказчиков должен быть четкий план перехода на отечественное программное обеспечение, закрывающий все аспекты беспокойства. Такой подход может заинтересовать российских крупных корпоративных заказчиков и позволит получить качественный отрыв от попыток точечного внедрения российского софта. Бесспорно, такая работа возможна только при объединении усилий участников рынка ПО и вертикальной отраслевой экспертизы, - полагает он.

»

Отсутствие опыта работы отечественных ИТ-компаний на уровне Enterprise

Заказчик часто лишь тестирует отечественные аналоги, потому что отечественные продукты интересные, многообещающие, наукоемкие, но недостаточно зрелые. Кроме того, российские вендоры зачастую не умеют работать на Enterprise уровне, не умеют красиво подавать свои разработки, предлагать альтернативы и вести четко выстроенный диалог. Работа с нуждами клиентов выстроена недостаточно эффективно, считает Сергей Кузнецов, генеральный директор компании «Юнидата».

«

Наши иностранные коллеги, при этом, тоже не идеальны: за рубежом в первую очередь традиционного вкладывались не в наукоемкость, а в маркетинг, продвижение. В отечественных реалиях это не работает – наши покупатели сразу смотрят в корень, задают вопросы по существу, - замечает он.

»

Еще одна «ахиллесова пята» отечественных решений, по мнению Сергея Кузнецова, связана с не хваткой подтвержденной и мощной экспертной составляющей с поддержкой сообщества профессионалов.

{{цитата| Приняв во внимание все вышесказанное, совсем недавно «Юнидата» опубликовала ядра своей платформы по управлению данными под открытой лицензией. Данное решение является частью стратегии и миссии компании по формированию Сообщества специалистов в области управления данными и направлено на развитие отрасли в целом. Ядро платформы предназначено для создания информационных систем, имеющих в своей основе концепцию мастер-данных, и требующих учета специфики тех или иных отраслей. Ядро поддерживают идеологию слабосвязанных «модулей», позволяющую минимизировать влияние специфики конкретных условия на систему целиком. Помимо выкладки исходного кода, мы также приступили к формированию Сообщества, ведь только участие в проекте мощного пула специалистов по управлению данными со всего мира принесет по-настоящему эффективные результаты, - рассказывает гендиректор компании «Юнидата».

2019

Почему ИТ-импортозамещение – это мучительно, долго и дорого?

В ходе подготовки обзора "Импортозамещение информационных технологий в России" аналитиками TAdviser были получены ответы от 35 экспертов. Большинство из них хотя и согласны с тезисом, что импортозамещение идет, но при этом отмечают сложность и медлительность этого процесса. Среди ответов респондентов в отношении импортозамещения часто можно заметить такие эпитеты как «тяжелое», «медленное», «непростое», «мучительное», «не прорывное», «вялое», «дорогое» и «неспешное».

ИТ-импортозамещение идет сложно и медленно

По мнению большинства экспертов, пока о массовом замещении иностранного ПО, т.е. замене существующих и функционирующих ИТ-систем на российские, говорить преждевременно. Несмотря на оптимистичные ожидания прошлых лет, прошедший 2018 год переломным для ИТ-импортозамещения не стал, и многочисленных крупных сделок по замене импортного ПО на российское замечено не было.

В абсолютных цифрах процесс импортозамещения не выглядит прорывным. Он идет медленно, мучительно и с низким КПД. Перспектива менять привычные зарубежные решения на российские аналоги до сих пор многих не радует. К тому же, на практике выясняется, что зарубежные ИТ-продукты в некоторых отраслях замещать все еще нечем.

Причины медлительности импортозамещения

Еще в июле 2016 года премьер-министром Дмитрием Медведевым был утвержден план перехода федеральных органов исполнительной власти (ФОИВ) на отечественное офисное ПО. Согласно плану, до конца 2018 года ФОИВы должны были уже перейти на отечественные программные продукты, а для субъектов РФ, органов местного самоуправления, государственных компаний и корпораций предстояло подготовить методические рекомендации с плановым сроком решения задачи в 2020 году.

2018 год миновал, 2020 - не за горами, а на сегодняшний день (апрель 2019 года) очевидно, что плановые сроки перехода ФОИВ и выработки методики замещения оказались чересчур оптимистичными.

Константин Лянгузов, руководитель отдела внедрения Directum в органах государственной власти, отмечает, что поставленная задача решается, но не спеша, аккуратно, и не так легко, как хотелось бы. Он объясняет это рядом причин, в частности:

  • Критерии определения «Отечественное ПО» продолжают меняться: последнее дополнение к Приказу №722 вышло во второй половине декабря 2018 года, и состав требований в нем отличается от списка, представленного в предыдущем дополнении. В результате итоговой картины с конечными и точными требованиями не складывается.
  • Недостаточное финансирование для замещения в плановые сроки. Отечественное ПО нужно приобретать, а в условиях меняющихся критериев, купленное отечественное ПО может выпасть из реестра, соответственно, придется покупать снова. Подобные решения вызывают вопросы со стороны Счетной палаты РФ.
  • Продукты из реестра отечественного ПО, вопреки обещаниям вендоров, зачастую не обеспечивают высоких требований к производительности промышленных систем, а иногда вовсе к работоспособности. Решать проблемы такого перехода без поддержки вендора невозможно, а это опять же стоит денег.

Все три причины, по его мнению, взаимосвязаны. Методические рекомендации не конкретизируются, так как нет уверенности в принципиальной возможности полноценного повсеместного замещения. Ответственные за определение критериев стараются выполнить исходную задачу, не нарушая работоспособности информационных систем. Вендоры стремятся достичь полного соответствия критериям, но на это нужны инвестиции и время. С учетом ограниченности финансирования сроки доработок оказываются большими, задачи решаются «под контракт».

Таким образом, считает он, ситуация на сегодняшний день разбалансированная, но все ее составляющие движутся к состоянию равновесия.

«
Хочется отметить, что в текущей ситуации формальный подход исполнения требований импортозамещения не эффективен. Целевой показатель замещения на 100% установлен далеко не по всем решениям. Так, например, оперативное замещение СУБД и серверных ОС является обязательным только в случае их замены или докупки лицензий. В противном случае эти расходы могут оказаться не обоснованными. Гораздо важнее наличие у вендора плана замещения компонент, а у государственных заказчиков – понимание направления развития на будущее. Если задачу импортозамещения выполнять «для галочки», перерасхода бюджетных средств не избежать, - полагает Константин Лянгузов.
»

Павел Сварник, руководитель отдела консалтинга компании «Ланит-Интеграция», добавляет, что темпы перехода на отечественные ИТ-решения существенно отстают от минимально необходимых еще по нескольким причинам:

  • дефицит институтов, способных эффективно финансировать инвестиционные проекты по созданию импортозамещающих продуктов,
  • нехватка квалифицированных кадров как в области разработки, так и в области выведения продуктов на рынок.

«
Остаётся надеяться, что меры нашего правительства будут способствовать не только реактивному наполнению реестра отечественного ПО, но и поддержат развитие такой среды, которая позволит создавать по-настоящему востребованные и конкурентоспособные продукты, - добавляет Павел Сварник.
»

Говоря про импортозамещение в ИТ не стоит забывать про системных интеграторов. Они должны сыграть ведущую роль в этом процессе. Некоторые иностранные компании уже много лет присутствуют на рынке. Долгое время их центры разработки самостоятельно решали многие проблемы, возникающие при интеграции продуктов друг с другом. В текущей ситуации, когда производители довольно молодые, а их продукты не имеют широкого распространения, для обеспечения их качественной совместной работы от системных интеграторов потребуются сверх усилия.

«
Работоспособность многих комплексных решений придётся тестировать в корпоративных лабораториях, а при реализации проектов может возникнуть необходимость масштабной трансформации всей ИТ-архитектуры заказчиков, - поясняет представитель «Ланит-Интеграции».
»

Сергей Разумовский, исполнительный директор компании «Рэйдикс», констатирует, что в подавляющем большинстве госорганов и компаний с государственным участием вопрос импортозамещения поставлен на повестку и активно обсуждается, но реальные практические шаги предпринимают далеко не все.

По его словам, успех импортозамещения сейчас можно охарактеризовать фразой «проведены пилотные внедрения». Многие госзаказчики, понимая сложность смены ИТ систем, пошли по пути поэтапного перехода на российские решения, начав пока с тестовых инсталляций и пробных внедрений. По результатам этих шагов будет осуществлена реальная миграция на российские технологии, считает он.

В некоторых отраслях зарубежные ИТ-продукты замещать все еще нечем. Как отмечает Сергей Ожегов, генеральный директор «СёрчИнформ», это касается системного ПО, которое российские разработчики создают на основе открытого исходного кода зарубежных программ.

«
С недавних пор такие псевдоотечественные ИТ-решения стали исключать из госреестра. Из-за чего и заказчики, и разработчики находятся на перепутье, потому что не знают, какое ПО им нужно поддерживать. Это незнание порождает дополнительные проблемы, - полагает он.
»

Сама по себе разработка и сертификация нового продукта - процесс трудоемкий и небыстрый, поэтому ждать взрыва новых проектов не стоит, но чем дальше, тем больше будет появляться полностью российских интересных и востребованных рынком разработок, уверен Евгений Щепилов, управляющий партнер Сервисного бизнеса ГК «АйТеко».

Сергей Курьянов, директор по стратегическому маркетингу «ДоксВижн», уточняет, что российские разработчики, поняв, что никто бюджетом не поможет, инвестируют в разработку импортонезависимых решений. В условиях застоя или спада рынка ПО, это делать тяжело, но большинство все равно делает.

«
Наверное, государство могло бы инвестировать активнее, в особенности в инфраструктурное ПО и платформы приложений, например, для замещения .Net Framework. И, наверное, не стоило бы опережать возможности разработчиков ужесточением требований – быстрее от этого продукты не появятся. Мы со своими задачами по импортозамещению справляемся и не оставим пользователей без импортонезависимых версий наших продуктов, - говорит Курьянов.
»

Темп импортозамещения ПО не может быть быстрым, считает Юлия Кудрявцева, директор по стратегическому развитию компании «Форсайт». В данном случае, по её словам, речь идет об очень медленных, поступательных процессах, ускорить которые невозможно. Это связано со многими причинами: во-первых, речь идет о возможностях разработчиков – цикл разработки ПО ощутимый по времени, от года до трех. Во-вторых, свое влияние оказывают и возможности заказчиков: в условиях ограниченных бюджетов они готовы перейти к замене ПО только по завершению жизненного цикла установленных систем на базе западных платформ.

«
С нашей точки зрения, российские заказчики во многом приняли идею перехода на отечественное ПО, более того, есть и энтузиасты применения российских разработок, которые признают их преимущества и ставят перед собой цель достичь технологической независимости от западных вендоров, - говорит Юлия Кудрявцева.
»

Важно отметить, что на российских производителей оказывает сильное влияние тот факт, что сейчас на государственном уровне взят курс на цифровизацию. Во многих отношениях это даже осложняет задачу, поскольку требования клиентов к ПО повышаются: они ждут от российских решений более серьезных возможностей и новых перспектив, по сравнению с западным ПО – иначе у заказчика нет мотивации для замены продуктов. При этом внедрение продвинутых решений – принципиально новая задача, в том числе и для самих заказчиков, она требует больших усилий, больших временных затрат, дополнительных бюджетов. Это также отодвигает во времени внедрение отечественных продуктов.

Еще одно существенное препятствие для импортозамещения – так называемая «зависимость» крупных заказчиков от решений западных вендоров, которая выработалась в течение многих лет использования ПО. Крупным предприятиям крайне сложно отказаться от «тяжелых» решений, которые, действительно, покрывали многие их потребности. На этих решениях завязано большинство бизнес-процессов. В этом случае речь идет и о большой сложности при переходе на российское ПО, и о сомнениях заказчиков, связанных с возможностями российских разработок покрыть настолько широкий спектр задач. Но и здесь есть свои флагманы – компании, которые принимают решение потратить свои ресурсы на изучение рынка, исследование возможностей российских решений, и в итоге приступающие к масштабным переменам.

«
Мы ожидаем, что после того как пройдет волна первых внедрений, остальным компаниям будет уже легче принимать решение и приступать к трансформации, - добавляет Юлия Кудрявцева.
»

Дмитрий Мазеин, генеральный директор группы компаний Advanta, рассказывает, что рекомендаций госкомпаниям выбирать отечественное ПО не сильно помогают, поскольку заказчики по-прежнему сравнивают продукты по функциональным возможностям, удобству, гибкости настроек системы, простоте интерфейса для пользователя.

«
Мы активно конкурируем с решениями на базе Microsoft Project Server последние 6 лет. Крупные заказчики, такие как «Вертолеты России» и «ОКБ Сухого», выбирали вместо данных решений систему Аdvanta, когда еще о необходимости импортозамещения публично не говорилось, - добавляет он.
»

Иван Панченко, заместитель генерального директора Postgres Professional, отмечает, что отечественного софта не хватает для того, чтобы сразу закрыть все направления. При этом, главная причина вялого импортозамещения, по его мнению, заключается в нехватке материальных предпосылок для его развития.

«
Государство попыталось создать систему преференций для отечественных разработчиков ПО, но работает она далеко не в полную силу. Почти четыре года назад Министерством связи был подготовлен план по развитию отечественного ПО, в котором предлагалось финансировать разработку продуктов по нескольким важным направлениям, однако этот план не только не был выполнен, к его выполнению даже не приступали, - говорит эксперт Postgres Professional.
»

Кроме того, темпы реальных закупок отечественного софта, которые могли бы стимулировать его развитие и расширение покрываемых им областей, показывают большой пессимизм потребителей, несмотря на то, что им предписано переходить на отечественный софт. Многие все ещё надеются "пересидеть", добавляет Панченко.

О мучительном процессе импортозамещения вследствие отсутствия финансирования говорит и Михаил Савельев, директор по развитию бизнеса компании «Информзащита». Он считает, что мало просто продекларировать, что с даты X нужно закупать только отечественное. Это отечественное должно еще появиться.

«

Проблема в том, что заказчики хотят просто начать покупать софт по тем же ценам, но отечественный. И их нельзя за это упрекать. А вот разработчику необходимо в сжатые сроки как минимум повторить зарубежный аналог, как максимум – превзойти. Вот только не стоит забывать, что на создание зарубежного софта уже были потрачены многие тысячи человеко-лет. И даже несмотря на то, что копировать вроде как легче – ты не совершаешь такого числа ошибок как тот, кто шел впереди, но и на это нужны огромные ресурсы.

Не стоит и забывать, что российский рынок для многих мировых вендоров, по их же признанию, составляет от 1 до 3-х процентов их глобальной выручки. Так что держать сравнимые цены при сопоставимом штате программистов и говорить о конкурентоспособности отечественных решений – просто не приходится. Нужны масштабные инвестиции: либо через выделение бюджетов потребителям, либо через финансирование производителей. А вот их пока и нет, - замечает Михаил Савельев.

»

По его словам, нет и готовности к терпению у заказчиков. Руководители ИТ-подразделений на различных конференциях говорят о нежелании испытывать продукты на себе, о неготовности «откатываться» на менее продвинутые для их бизнес-процессов технологии, которые они получили бы на импортных средствах.

«

По-человечески это понятно, но является серьезной помехой для процесса импортозамещения в целом. Помимо директив и указаний, как мне кажется, необходимо проводить отдельную кампанию по продвижению идеи импортозамещения без оглядки на трудности. Иначе руководители ИТ просто не будут мотивированы на реальные шаги. А принуждение будет отзываться отстраненностью, саботажем или перекладыванием ответственности на руководителей высшего уровня, к которой те могут оказаться не готовы.

Кроме того, цифры по необходимым параметрам импортозамещения не учитывают, что помимо приобретения лицензий, на новые решения еще надо перейти. А это не делается по мановению волшебной палочки. И на это нужны отдельные бюджеты, которые тоже пока не выделяются. Конечно, многие найдут способ извернуться, но надо понимать, что на переход будут тратиться те деньги, которые планировалось потратить на развитие систем, - добавляет представитель «Информзащиты».

»

Заказчики вынуждены учитывать риски и стоимость проектов. Так, Евгений Сударкин, генеральный директор Prof-IT Group, в качестве примера приводит проект своей компании:

«
Недавно мы создавали дорожную карту перехода на отечественный софт для крупного российского предприятия. Сумма инвестиций оказалась сопоставима с 3-х летним ИТ-бюджетом производственных компаний (в среднем, 1,5–2% от годового оборота). И это без учета стабильно работающей текущей ИТ-инфраструктуры и будущих затрат клиента на техническую поддержку и переобучение сотрудников.
»

Игорь Сухарев, директор «А-Реал Консалтинг», считает, что перспектива менять привычные зарубежные решения на российские аналоги до сих пор многих не радует. Ситуацию с импортозамещением он сравнивает с выходом ФЗ №436, обязавшим все образовательные учреждения использовать средства защиты учащихся от нежелательной и небезопасной информации.

«
За первые 3-4 года использовать подобное ПО в рамках требований ФЗ стали только единицы, и лишь спустя 7-8 лет мы можем видеть, как образовательные учреждения начали массово устанавливать системы защиты детей от нежелательной информации. Но и тут одной из главных причин роста спроса можно назвать возросшее количество проверок со стороны прокуратуры. Ситуация в импортозамещении обстоит примерно таким же образом, так как до сих пор существуют способы, позволяющие законно использовать зарубежное программное обеспечение, - говорит он.
»

Александр Савельев, заместитель генерального директора по разработке ПО компании «Интертраст», считает, что неким "шагом назад" в ходе процесса импортозамещения стало добавление Windows к списку операционных систем, на которой реестровый продукт должен работать, что было указано в 325-м Постановлении Правительства РФ. При этом, по его мнению, выглядит несколько странным наличие в Постановлении дополнительных требований к российскому ПО и отсутствие аналогичных требований к иностранному.

«
Получается. что к иностранному ПО нет вопросов по функционалу, а вот российское ПО должно еще доказать свою жизнеспособность. И если что не так, российское ПО исключается из Реестра, что автоматически повышает шансы иностранного ПО на покупку, - заключает Савельев.
»

2018

5 главных препятствий импортозамещения ИТ-решений

1. Отсутствие полноценных российских аналогов

В ряде направлений отсутствуют отечественные решения, способные на качественном уровне заменить западные системы. Кроме того, российское ПО может не подходить для решения конкретных бизнес-задач или не интегрироваться с иностранными системами, которые невозможно заменить российскими аналогами.

«
Поэтому переход должен быть поэтапный и в первую очередь касаться областей, в которых есть качественные российские решения, - считает Антон Мальков, член правления корпорации «Галактика». - А далее планомерно переходить к разработке и созданию отечественных продуктов в тех направлениях, где аналогов сейчас нет.
»

Максим Богданов, генеральный директор ГК «Аскон», считает, что недостаточный функционал российских продуктов и низкая конкурентоспособность в тех или иных сегментах ИТ-рынка - это объективная проблема, поскольку до некоторых задач отечественное ПО еще не доросло.

Вадим Ипатов, заместитель генерального директора по развитию бизнеса компании «Интертраст», рассказывает, что импортонезависимое ПО, как правило, строится на платформенном ПО с открытым кодом, а оно уступает по своим характеристикам коммерческому ПО, в которое вкладывается больше средств и ресурсов.

«
Например, PostgreSQL насчитывает по всему миру около тысячи разработчиков, большинство из них работает время от времени. В Oracle непрерывно и целенаправленно работают десятки тысяч человек уже несколько десятков лет, - приводит пример Вадим Ипатов.
»

По словам Василия Бабинцева, директора по маркетингу Directum, многие российские разработчики были вынуждены пересмотреть планы развития своих продуктов с учетом программы импортозамещения и отвлечь ресурсы от разработки новых технологий.

«
Включение разработок в реестр отечественного ПО требует работы по приведению самого продукта в соответствие с требованиями поддержки СПО. В итоге сложилась парадоксальная ситуация: технологические компании рискуют увеличить отставание от западных решений, замедлив программы перспективных исследований в пользу соответствия формальным критериям программы импортозамещения, которая как раз была призвана повысить конкурентоспособность отечественного ПО, - замечает он.
»

2. Привычки пользователей и некомпетентность ИТ-специалистов

Еще одно препятствие на пути импортозамещения связано с неготовностью пользователей перестраиваться на работу с новыми решениями, отсутствием соответствующих компетенций у ИТ-специалистов, которые должны внедрять и поддерживать новые продукты, а также инертностью руководства, привыкших к определённым технологиям.

Так, Владимир Рубанов, управляющий директор «Росплатформа», называет инертность технических специалистов и директоров, привыкших к определённым наборам технологий и не обладающих достаточными знаниями и умениям для работы с чем-то новым, в числе главных препятствий на пути замещения иностранного ПО.

Леонид Коковин, директор управления по работе с региональными органами власти Softline, считает, что непросто менять привычки как на уровне пользователей импортозамещаемых решений, так и на уровне ИТ-специалистов, которые будут их внедрять и поддерживать. При этом, стоимость внедрения российского ПО, по его данным, сопоставима, а иногда и превышает стоимость продолжения использования зарубежного (стоимость ПО, стоимость внедрения, стоимость переобучения персонала, обслуживание).

«
Сотрудникам, которые многие года работали в одной системе, трудно освоить новую внутреннюю ИТ-инфраструктуру. А для компаний, в которых преобладают традиционные бизнес-процессы, решающим станет вопрос цифрового доверия перед привычными действиями. Тем не менее, в обоих случаях необходимы подготовка высококвалифицированных кадров, которые помогут в сопровождении, а также расширение портфеля цифровых «скиллов» у самих сотрудников, - полагает Галина Ахмерова, заместитель генерального директора по коммерции и развитию бизнеса компании «БАРС Груп».
»

Александр Назаров, директор по продажам СЭД ТЕЗИС компании Haulmont, добавляет, что переход на отечественное ПО могут саботировать сотрудники, не желающие обучаться работе с новой для них системой.

«
Замена ПО — трудоемкий процесс, который требует финансовых затрат и времени. Часто сотрудникам сложно перестроиться, привыкнуть к новым продуктам, - поясняет Александр Бабошин, заместитель руководителя ИТ-департамента «Российского аукционного дома».
»

3. Ограниченные ИТ-бюджеты

Замещение импортного программного обеспечения в эксплуатируемых системах в короткие сроки и без существенных финансовых затрат часто просто невозможно. Многие компании не могут одномоментно отказаться от зарубежных решений, которые внедрялись не один год, и перейти на отечественные системы. Кроме того, заказчикам сложно изыскать достаточно средств для подобной миграции.

«
Для многих заказчиков существенную роль играет финансовый фактор — в их бюджетах было запланировано постепенное обновление ПО, а не радикальная замена ИТ-ландшафта предприятия, - поясняет Александр Назаров. - Компания «Хоулмонт» в связи с этим идет навстречу заказчикам и предлагает значительные скидки на лицензии.
»

По мнению Сергея Браерского руководителя отдела информационной логистики «Страхового общества «Помощь», многие компании опасаются, что замена импортного ПО обойдется слишком дорого, а в условиях нестабильной экономической ситуации сложно выделить финансирование.

«
Наш опыт показал, что цена отечественного программного обеспечения может быть доступной, - добавил эксперт.
»

Василий Бабинцев, директор по маркетингу Directum, также называет препятствием необходимость выделения отдельного бюджета на импортозамещение. Он добавляет, что переход с западных разработок на отечественные часто не приносит дополнительной эффективности – в новую систему переходят те же самые процессы, но при этом нужно потратить дополнительные ресурсы на внедрение и обучение персонала.

«
Соответственно, импортозамещение нередко рассматривается как инвестиция только с точки зрения минимизации санкционных рисков. По нашему опыту заказчики быстрее выделяют бюджеты на программу импортозамещения, если это приносит явные выгоды: например, установленная западная система морально устарела, а новое отечественное решение обещает больше функциональных возможностей и большую эффективность процессов, которая со временем окупит затраты, - говорит представитель Directum.
»

Дмитрий Лившиц, генеральный директор «Диджитал Дизайн», при этом напоминает, что со стороны государства отсутствует дополнительное финансирование импортозамещения в сфере ИТ.

4. Разобщенность предложений отечественных производителей

Ряд экспертов называют основным препятствием разобщенность предложений отечественных производителей в противовес к импортозамещаемым решениям, которые часто друг с другом интегрированы и тем удобны для эксплуатантов.

При этом, как отмечает Леонид Коковин, директор управления по работе с региональными органами власти Softline, вопросы совместимости между собой программных продуктов и аппаратных платформ большинство заказчиков самостоятельно решать не готовы.

Иван Шумовский, руководитель направления инфраструктурных решений КРОК, приводит примеры, когда российский продукт работает только поверх операционной системы Windows и несовместим с российскими дистрибутивами операционных системи или прикладное российское ПО, которое работает только с СУБД производства Oracle, еще не переведено на российские варианты баз данных.

5. Нежелание быть первопроходцем

Никто не хочет быть первопроходцем на тернистом пути использования непроверенных отечественных решений и набивать себе шишки, считает Екатерина Медведева, специалист по стратегическому маркетингу «АстроСофт».

«
Многие российские разработки «молодые» по сравнению с иностранными, поэтому заказчики привыкли считать, что их опыта эксплуатации недостаточно, чтобы показать надежность продукта, - отмечает Александр Бабошин из «Российского аукционного дома».
»

Игорь Чижевский, заместитель руководителя департамента ФГБУ НИИ «Восход», также в числе препятствий видит отсутствие существенного количества «историй успеха». В результате заказчики опасаются применять что-то, с чем никто не работал.

Антон Мальков, член правления корпорации «Галактика», полагает, что чем больше будет успешных проектов, тем больше компании будут перестраивать свои ИТ-стратегии в пользу отечественных решений. Все ждут демонстрации результатов уже стартовавших проектов, уверен он.

Другие препятствия

Среди других препятствий на пути импортозамещения российские эксперты называют сложившиеся, но далеко не всегда оправданные стереотипы, что западные решения лучше российских и сложившийся рынок бизнес-консультантов западных технологий, которым необходимо время для перестроения на отечественные решения.

Еще одна проблема – это «заточенность» уже имеющейся инфраструктуры под решения иностранных вендоров, и как следствие — существенная дороговизна перехода на отечественные или свободные решения.

Помимо этого, у многих отечественных компаний по сравнению с крупными западными вендорами зачастую отсутствуют существенные возможности по лоббированию и продвижению собственных ИТ-решений. Другие же попросту не успели выстроить отлаженную цепочку, обеспечивающую продвижения созданных продуктов, включающую маркетинговую составляющую, продажи через партнерские каналы и сервисную поддержку. Из-за этого они неизвестны на рынке.

2017

Главные проблемы и препятствия ИТ-импортозамещения

Import_problem_670.png

Можно перечислить достаточно много проблем и препятствий импортозамещения ИТ в России, однако, главными все же являются три фактора. Первый – это финансы. Бюджеты заказчиков ограничены, поэтому закупив единожды дорогой софт, они нескоро будут инвестировать в его обновление. Второй фактор – отсутствие по ряду категорий конкурентных отечественных решений. В следствие этого для замены уже проверенных временем и зарекомендовавших себя западных решений должны быть достаточно весомые аргументы. И третий – время. Нельзя по щелчку пальца просто взять и заменить решения, которые создавались и внедрялись годами.

Владимир Андреев, президент компании «ДоксВижн», полагает, что самая главная проблема – технологическое отставание от ведущих стран-производителей «железа» и «софта». Эта проблема накапливалась годами и догнать мчащийся вперед технологичный рынок – суперсложная, дорогая и долгая цель, считает эксперт.

По его мнению, надо еще учитывать взаимосвязанность комплекса технологий.

«
Чтобы приложение заработало «в чистом поле», ничего особенного не нужно – операционная система и СУБД. Хотя и этого немало. Но в реальности нужно еще много всего – сетевое железо и ПО, средства администрирования сети, бэкапов, СХД. По всему этому фронту начались подвижки, но потребуется еще много времени, денег и усилий для достижения значимых результатов, - говорит Андреев.
»

О неготовности российских продуктов заменять импортные аналоги говорит и Владимир Вертоградов, управляющий директор компании НОРБИТ (группа компаний ЛАНИТ). Кроме того, по его словам, серьезным препятствием также является малое число консалтинговых и сервисных компаний, готовых отвечать за реализацию проектов на основе отечественного, а не импортного софта.

«
Риски работоспособности отечественного ПО сейчас в большинстве проектов ложатся на заказчика, а не на поставщика услуг, - отмечает он.
»

Иван Тараненко, руководитель отдела комплексных решений ГК «Гэндальф», говорит, что по многим категориям программного обеспечения и оборудования отсутствуют российские разработки, соизмеримые по функционалу и стоимости с зарубежными аналогами. Помимо этого, готовая ИТ-инфраструктура предприятий, построенная на использовании иностранного софта и оборудования, крайне тяжело поддается внедрению отечественных разработок из-за несовместимости программно-аппаратных связей, отмечает представитель «Гэндальф».

Тагир Яппаров, председатель совета директоров ГК «АйТи», добавляет, что у заказчиков уже накоплен значительный объем унаследованных систем, реализованных на зарубежных технологиях. Во многих случаях эти системы являются критическими для бизнеса, и заменить их очень сложно.

Другая сложность, скорее ментального свойства. За многие годы доминирования зарубежных производителей сложилось определенное недоверие к российским технологическим решениям. Преодолеть это недоверие в короткий период времени сложно и тут уже представители российской индустрии должны быть максимально открытыми, пропагандировать возможности своих продуктов и продвигать успешные бизнес-кейсы, считает Тагир Яппаров.

Директор по маркетингу компании «Электронные Офисные Системы» (ЭОС) Елена Иванова, также отмечает несколько предвзятый подход к отечественному софту.

«
Конечно, в последнее время принцип «иностранное лучше, чем наше» становится все менее актуальным, но он существует до сих пор в головах многих. В сегменте СЭД и ECM-систем, в котором работает наша компания, ситуация гораздо благополучнее, чем в других направлениях ИТ (все-таки документооборот в России имеет свою специфику, которую зарубежным решениям учитывать не всегда удавалось), но даже здесь еще существуют некоторые предубеждения, - считает Елена Иванова.
»

Помимо этого, она поясняет, что как и любая инициатива, которая идет «сверху», импортозамещение в нашей стране встречает определенное сопротивление. Конечно, многие понимают, что при использовании зарубежных решений могут быть проблемы с защитой инвестиций в них и обслуживанием, но чувство сопротивления тому, что предлагает регулятор, очень сильно. «Это, пожалуй, одна из главных проблем», - добавляет директор по маркетингу ЭОС.

Борис Бобровников, генеральный директор КРОК, добавляет, что технологии и ИТ-решения нельзя просто взять и заменить по щелчку пальца. Это требует не просто огромного количества времени, но и серьезных инвестиций, что крайне затруднительно, учитывая ограниченные возможности и частных компаний, и государства в текущий период.

«
Технологии разрабатывались и оттачивались иностранными производителями не один год в жесткой конкурентной борьбе и при более высоком спросе. Поэтому несмотря на то, что по прошествии двух лет начинают появляться аналоги некоторых решений, некоторых программных продуктов, им все еще требуется время для достижения соответствующего мирового уровня, - говорит гендиректор КРОК.
»

Говоря об инженерном ПО для промышленных предприятий, генеральный директор ГК «Аскон» Максим Богданов отмечает, что главное препятствие для импортозамещения сложилось исторически — это глубочайшая зависимость крупных высокотехнологичных предприятий, лидеров рынка, от зарубежных ИТ.

«
В основном это госкомпании из авиапрома, судо- и двигателестроения, космической отрасли. Жизненный цикл изделия здесь очень длительный, и если на старте разработки технологической платформой выступала зарубежная система (CAD, PLM), заменить ее «на ходу» практически невозможно. Например, идет разработка нового самолета, в кооперации с головным предприятием задействованы десятки, а то и сотни других. Все они должны обмениваться данными, документацией. Если в какой-то момент произвести замену ключевого ИТ-инструмента, возникнет риск потери данных и остановки производства. А CAD-, PDM-системы для промышленного предприятия — это мозг, сердце и кровеносная система одновременно, - рассказывает он.
»

Осознать эту технологическую зависимость и особенно преодолевать ее чрезвычайно сложно — как предприятию в целом, так и его сотрудникам, считает гендиректор «Аскон». Поэтому даже сейчас, когда многие предприятия и концерны попали под санкции, когда действуют всевозможные ограничивающие использование зарубежного ПО распоряжения, эта зависимость продолжает закрепляться. Примеры, когда госпредприятие принимает волевое решение о переходе на российский инженерный софт, единичны, добавляет он.

«
Сегодня мы наблюдаем не только масштабное обновление зарубежного ПО там, где оно используется десятки лет, но и закупку новых лицензий для оснащения новых рабочих мест на миллиарды рублей. И то, что госзаказчики продолжают финансировать зарубежных вендоров на многие годы вперед, — безусловно, проблема. Тем не менее нужно понимать, что хоть в сфере инженерного программного обеспечения импортозамещение и может быть реализовано по достаточно широкому классу продуктов: системы проектирования (CAD), системы подготовки управляющих программ для станков ЧПУ (CAM), системы управления инженерными данными и жизненным циклом изделия (PDM/PLM) — все же отечественные продукты могут решить не все задачи промышленных предприятий. Заменить «тяжелые» узкоспециализированные расчеты или отраслевые САПР (например, в судостроении или авиастроении) намного сложнее — российских аналогов попросту нет, - говорит Максим Богданов.
»

Заместитель генерального директора «БАРС Груп» по коммерции и развитию бизнеса Галина Ахмерова, считает, что невозможность в короткие сроки произвести полную замену программного обеспечения в информационных системах заказчика является ключевой проблемой, которая имеет как технические, так и финансовые корни. Во-первых, компании завязаны на необходимости поддерживать работоспособности уже действующих систем на основе импортного ПО. Во-вторых, немаловажен вопрос стыковки, а именно необходимости подбора соответствующего сертифицированного программного обеспечения, которое должно корректно взаимодействовать друг с другом и быть в Реестре отечественного ПО. Финансовая проблема - в ограниченности ИТ-бюджетов заказчиков: единожды закупив дорогостоящий софт, у компании нескоро появятся деньги на его обновление.

«
Позиции зарубежных вендоров на рынке ИТ по-прежнему сильны: конкуренция с зарубежными аналогами – серьезное препятствие для продвижения отечественного софта. Однако условия импортозамещения как никогда раньше содействуют этому продвижению: отрасли нужно оперативно и качественно меняться, осваивая открывшиеся горизонты, - полагает Галина Ахмерова.
»

Еще одной проблемой является тот факт, что существующие сложные ИТ-системы и комплексные решения врастают в инфраструктуру компаний. Эта инфраструктура усложнялась более двух десятков лет, а для импортозамещения нужно менять практически все.

«
Главное препятствие для импортозамещения в области разработки программного обеспечения – это наследие, которое создано до того, как начался тренд к переходу на российское ПО, - говорит Алексей Смирнов, технический директор ИТ-компании «Нетрика». - В тех случаях, когда процесс импортозамещения экономически оправдан, не всегда есть возможность произвести оперативное и при этом плановое вмешательство в текущую разработку и поддержку ПО. С этим сталкиваются многие компании, использующие лицензионные зарубежные разработки, на которые также завязаны и процессы обслуживания систем. Произвести «подмену» зачастую непросто.
»

«
Многие затрудняются пойти на такой шаг, даже несмотря на то, что на рынке появились решения, способные разрешить ту или иную задачу. Например, ПО с открытым кодом соответствующего назначения, заменяющие вычислительное оборудование, облачные технологии или решения по виртуализации ИТ-инфраструктуры на ПО с открытым кодом, - объясняет Борис Бобровников.
»

По мнению Елены Ивановой, пользователям мешает недостаток знаний о возможностях свободного ПО, которое у многих до сих пор ассоциируется со сложностями и недружелюбным интерфейсом, хотя это не соответствует действительности. К тому же долгое время наши вузы готовили пользователей практически исключительно зарубежных программных продуктов – это активно лоббировали вендоры. Поэтому и процесс импортозамещения идет очень медленно, считает она.

С директором по маркетингу ЭОС согласен и Владимир Рубанов, управляющий директор компании «Росплатформа». Он отмечает, что многолетние инвестиции зарубежных вендоров по «подсадке на иглу» российских специалистов, в том числе со школьной или университетской скамьи, сейчас хорошо защищены инертностью этих самых специалистов и директоров, привыкших к определённым наборам технологий и не мотивированных расширять знания и умения для работы с альтернативами.

«
Присутствуют и стандартные психологические аспекты – предвзятость к отечественным продуктам и опасения, что «придется напрягаться» в период перестройки и миграции. Есть и объективные препятствия, например, когда организация уже закупила большой объем лицензий на зарубежное ПО и не имеет бюджетов по переходу на отечественные аналоги, даже при их более низкой стоимости и хорошем качестве, - добавляет Рубанов.
»

Павел Фролов, продюсер робототехнической образовательной компании «РОББО», говорит, что существующая ИТ-инфраструктура пока полностью базируется на зарубежном ПО.

«
Это связано с тем, что отход от использованных решений влечет за собой не только поставку новых, но и миграцию данных, и обучение сотрудников и многое другое. Это болезненный процесс, и его осуществление требует большого количества усилий от всех сотрудников организации, в которой идет миграция, - отмечает он.
»

Елена Голованова, советник генерального директора «МВП «Свемел», выделяет две главные проблемы импортозамещения ИТ в России. Первая - это неверие государственных заказчиков в наличие и эффективность российских программных разработок. Вторая - нежелание, а зачастую и финансовая невозможность заменять все зарубежные ИТ ведомства на отечественные.

«
Проще и дешевле написать обоснование невозможности закупки отечественного ПО. Количество запросов на предоставление необходимой информации резко возросло. На наши вопросы – а зачем вам это – очень часто отвечают: пишем обоснование отказа, - рассказывает Елена Голованова.
»

Анатолий Волков, генеральный директор РДТЕХ, замечает, что в результате изменения курса рубля в 2014 году произошла оптимизация ИТ-бюджетов, и акцент сместился в сторону сопровождения существующей инфраструктуры. Внедрение же новых систем требует значительных ресурсов как на развитие и адаптацию технологической базы, так и на привлечение и обучение квалифицированных кадров.

Другим препятствием он называет необходимость приобретения малоизученного ПО и оборудования вместо продуктов, прошедших проверку временем и зарекомендовавших себя на международном рынке.

Также, по его словам, встала проблема поддержки внедренных ранее зарубежных систем, что рано или поздно приводит к необходимости перехода на другую платформу, а это всегда несет в себе риски сбоев при миграции данных. Этот факт также останавливает некоторых ИТ-директоров.

Тагир Яппаров, напоминает, что импортозамещение в ИТ, как общенациональный проект фактически только стартовал, ведь полтора года – не срок для такой технологически и организационно сложной задачи. Поэтому основные проблемы импортозамещения в ИТ тоже вполне объяснимы.

Если в области бизнес-приложений российские наработки более широки, то уровень операционных систем, решений промежуточного слоя, СУБД, только в последние годы стал заполняться отечественными системами на основе международных СПО проектов.

«
Также следует отметить, что для рынка очень важна зрелость самого поставщика, наличие у него долгосрочных планов развития продукта, выстроенность всей бизнес-цепочки – сервисных партнеров, интеграторов. Многие российские разработчики пока только в начале формирования такой экосистемы вокруг своих продуктов, - говорит Яппаров.
»

Сергей Галеев, генеральный директор компании Addreality, добавляет, что поддержка ИТ-предпринимательства в России началась не так давно, в связи с чем на рынке пока не так много качественных отечественных продуктов. Это, в свою очередь, влияет на выбор компаний, которые боятся рисковать и переходить на российские решения.

Максим Болышев, заместитель директора департамента банковского ПО RS-Bank компании R-Style Softlab, основной проблемой импортозамещения информационных технологий в России также называет отсутствие в ряде областей конкурентных решений российского производства.

«
В качестве примера можно привести сферу системного программного обеспечения: у нас нет (и в ближайшее время не может появиться) собственной операционной системы, поскольку такие решения создаются годами при огромных финансовых вложениях. То, что сейчас регистрируется в реестре как российская ОС, является, как правило, не более чем адаптированным нашими разработчиками Linux. Тем не менее, я считаю, что это тоже огромный плюс и шаг не только в сторону импортозамещения, но и реального создания отечественной ОС, - отмечает Болышев.
»

Дмитрий Баранов, руководитель департамента инфраструктурных решений управления сервисов группы компаний Softline, придерживается схожей позиции. Основная проблема, по его словам, это ограничение по наличию решений и их производительности.

«
Отечественные решения есть, но не по всем направлениям, и порой они работают не всегда так качественно, как хотелось бы заказчику. Далее, например, к решениям зарубежных вендоров, от которых клиенты не могут отказаться по ряду причин, бывает сложно привязать отечественные продукты без потери технической поддержки зарубежного вендора. Инфраструктурный софт отличается большой степенью интеграции: не всегда возможно, например, даже просто «вытащить» СУБД и заменить ее на какую-то другую. Это может привести к серьезным изменениям в инфраструктуре, может ухудшиться производительность, и не известно, будет ли новая система совместима с другими компонентами. И никакой заказчик не поменяет СУБД, которая контролирует его производство стабильно и с предсказуемым результатом, на новое решение. Потому что он может понести финансовые потери. При этом вполне реально замещать те решения, которые не являются бизнес-критичными - например, систему электронного документооборота, тем более существуют хорошие российские аналоги, - рассказывает Дмитрий Баранов.
»

Александр Белов, директор департамента системных инженеров Группы компаний «Компьюлинк», отмечает, что по ходу продвижения государством политики импортозамещения те или иные сегменты ИТ демонстрируют активность и вызывают интерес со стороны заказчиков или, наоборот, вынуждены признать свою несостоятельность или неготовность. Например, рынок отечественного ПО уже второй год показывает медленный, но стабильный рост. Реестр российского ПО, созданный в начале 2016 года, за период своего существования пополнился 2590 продуктами (данные на конец 2016 года). Также гордостью отечественных ИТ-специалистов с уверенностью может считаться рынок информационной безопасности. В данной сфере российские разработчики составляют уверенную конкуренцию иностранным коллегам.

«
Надо иметь в виду, что тот или иной закон, в том числе касающийся импортозамещения, принимается на фоне внешнеполитических изменений, а также исходя из соображений безопасности (противодействия террористической деятельности). Поэтому по ходу реализации какой-либо из стратегий закон приходится или «смягчать» или добавлять в него поправки, - говорит Белов.
»

По словам Евгении Наумовой, руководителя управления корпоративных продаж в России «Лаборатории Касперского», разработка решений в области ИТ, как программных, так и аппаратных, занимает довольно длительное время, поэтому курс на импортозамещение сможет привести к росту отечественной ИТ-индустрии, но не сейчас, а в более долгосрочной перспективе – начиная от полугода для простых сервисов и решений, до двух-трех лет для более комплексных программных платформ.

«
В тех областях, в которых пока недостаточно отечественных разработок, а это, например, большинство комплексных аппаратных решений – нужно начинать что-то делать, чтобы постепенно сокращать дистанцию до западных аналогов. В этом процессе можно использовать опыт и наработки тех российских производителей, которые уже имеют опыт проектирования и создания собственных конкурентоспособных решений, - считает Евгения Наумова.
»

Василий Бабинцев, директор по маркетингу компании DIRECTUM, напоминает, что план импортозамещения включает в себя несколько блоков. В первую очередь, он подразумевает замену на отечественное ПО бизнес-приложений, в том числе ERP, СЭД и CRM-систем. Сюда же относятся офисный пакет MS Office (Word, Excel и другие). Во-вторых, в плане отдельным блоком учтены операционные системы: мобильные и пользовательские, серверные и СУБД, — те программные продукты, которые сейчас нельзя полностью заменить на отечественные, но можно перейти на свободное ПО.

«
Для компаний среднего масштаба (около 100 компьютеров) проблем в области импортозамещения не так много. На уровне СУБД предлагается PostgreSQL, операционные системы на базе Linux, офисное ПО как свободно распространяемое, например, OpenOffice, LibreOffice, так и отечественный проприетарный «МойОфис». Самый большой выбор среди бизнес-приложений (СЭД) — это как отечественные системы, такие как DIRECTUM или Directum RX, так и решения на базе открытых платформ, самая известная из продвигаемых — Alfresco. Но также стоит отметить, что полностью импотрозамещенное эффективное сквозное решение (СУБД+ОС+офисное ПО + СЭД) собрать будет крайне сложно, - считает Василий Бабинцев.
»

При этом, для крупных, тем более распределенных компаний, сквозное решение построить будет и вовсе невозможно, полагает представитель DIRECTUM. СПО-решения начинают упираться в масштабируемость и поддержку: никто не гарантирует, что такая система будет работать в промышленных масштабах без наличия дорогой ИТ-команды (что сегодня под силу только ИТ-компаниям).

«
Полтора года назад сами представители сообществ Postgres и Linux РФ скептически относились к поддержке инфраструктуры СУБД и операционных систем на уровне крупного предприятия, описывая такие проекты, как очень рискованные с точки зрения стабильности. В этом плане пользовательская инфраструктура, построенная вокруг уже ставших привычными продуктов Microsoft, представляется на корпоративном уровне более понятной, предсказуемой и экономичной. Показательно получилось и подписание постановления о новых правилах к офисному ПО (куда включили и СЭД), которые предполагают обязательную работу под ОС Windows 7 и выше, - рассказывает Бабинцев.
»

Директор по продажам СЭД ТЕЗИС Александр Назаров, рассуждая о рынке СЭД, отмечает, что каких-то глобальных проблем и препятствий в плане импортозамещения здесь не наблюдается.

«
Есть некоторые проблемы, связанные с включением в реестр Минкомсвязи систем, сознанных на базе зарубежных закрытых платформ или продуктов, а также систем, существующих непродолжительное время или практически только «на бумаге». Однако, на сегодняшний день видна работа по устранению допущенных ошибок и исключению таких продуктов из реестра. Это безусловно придает оптимизма, - говорит он.
»

Лев Матвеев, председатель совета директоров «СёрчИнформ», считает, что проблема импортозамещения характеризуется поговоркой «хотели, как лучше, получилось как всегда». Инициатива, по его мнению, стала кормушкой для заинтересованных лиц, для недобросовестной конкуренции.

«
Нельзя допускать волка сторожить овец. В экспертный совет по вхождению в Реестр российского ПО посадили людей, у которых есть собственный бизнес и частные интересы, которые они преследуют. Это не только мое мнение, в ИТ-сообществе за прошедший год было несколько крупных скандалов. Например, нашумевшее письмо президента НП «Руссофт», который заподозрил экспертов в конфликте интересов и личной заинтересованности.
»

«
Здесь не нужны непонятные эксперты, которые отказывают во включении в Реестр без объяснения причин, затягивают сроки и порой просто не разбираются в том, о чем говорят. В сети можно найти массу примеров, когда компаниям отказали из-за отсутствия сертификатов, которые ей для деятельности не нужны. Но мне больше всего запомнился случай, когда в официальном письме софт по защите информации назвали медицинской системой.
»

«
Нам необходима формализованная, понятная и прозрачная процедура принятия ПО в Реестр. Нужны не эксперты, а юристы, которые проверяют – компания отечественная или нет. При этом юристы будут делать это быстро, а не растягивать процесс на месяцы и годы. И трактовать критерии однозначно, а не «кто во что горазд, - считает Матвеев.
»

Игорь Литвинов, руководитель отдела системной архитектуры компании «ЛАНИТ-Интеграция» (входит в группу ЛАНИТ), добавляет, что Россия никогда не входила в число ведущих поставщиков ИТ-оборудования и программного обеспечения, поэтому в краткосрочной перспективе изменить это невозможно.

«
Не стоит пытаться «импортозаместить» все. Скорее речь должна идти о точечном замещении оборудования и ПО там, где это влияет на безопасность государства и крупного бизнеса, - подводит итог эксперт.
»

Читайте также