Интервью TAdviser с генеральным директором компании «ИСС» Олегом Крупенко. ИТ-Директору, Информационные технологии, Россия
 
ТоварыВалюты, ЦБАкции
15 декабря 12:15
Золото ЦБ
₽2370
9,05
Золото
$1260
0,33%
Серебро ЦБ
₽29,64
-0,37
Серебро
$16,0
0,41%
Нефть
$63,6
0,32%

₽2,14
0,00

₽0,18
0,00
Br
₽29,0
-0,04

₽69,4
-0,06
€ / $
1,18
0,08%
Bitcoin
$17370
5.08%
Ethereum
$666
-4.18%
Ростелеком
₽63,9
-0,36%
Яндекс
₽1902
-0,89%
Mail.ru
$28,6
-0,69%
Luxoft
$53,5
-0,56%
Epam
$105,1
-0,93%
Мегафон
₽518,3
0,25%
МТС
₽257,1
0,35%
Veon
$3,9
-0,26%
Qiwi
₽824
-0,24%
РБК
₽6,0
-0,75%
2017/04/17 11:59:02

Интервью TAdviser с генеральным директором компании ИСС Олегом Крупенко

Развитие концепций «умный дом» и «умный офис» идет примерно в одном направлении – к замене человека на алгоритмы во всех рутинных операциях. В случае с крупным бизнесом решение вопросов энергоменеджмента и диагностики инфраструктуры способно привести к ощутимому снижению операционных расходов. О том, как и зачем в российских офисах строят «комфортную среду», рассказал Олег Крупенко, генеральный директор компании «Информационные стратегии и системы» (ИСС), ГК «АйТи».

Олег
Крупенко
Опыт - наше огромное конкурентное преимущество

Что вы подразумеваете под «умным домом»? Как сейчас выглядит эта концепция?

Олег Крупенко: Идея «умного дома» заключалась в создании дополнительного комфорта, упрощения управления сложным домашним оборудованием. «Умный дом» предлагал не так много возможностей - поддержание температуры, работа от одной кнопки. То есть вошел в здание – загорелся свет, включился телевизор. И было 3-4 режима. Например, «Гости» - полное освещение, «Охрана» - имитация нахождения людей в доме, чтобы никто не залез.

Все было очень дорого и всегда индивидуально. Человек сначала строил дом, выбирал себе котлы, вентиляцию, и только потом начинал задумываться об «умном доме». Каждый раз приходилось решать абсолютно уникальную задачу. Нужно было сохранить дорогостоящий ремонт, и на помощь приходили беспроводные технологии. А они тоже несут за собой новые проблемы: любой датчик имеет ограниченный срок работоспособности, надо менять как минимум источники питания. «Умный дом» как был доступен для достаточно обеспеченной категории людей, так и остался.

Хотя появляются относительно дешевые варианты. Это предложения от Intel, Samsung, Apple, которые уже создали экосистему девайсов, у них есть управляющий контроллер - обычно это компьютер или смартфон. И остается только установить приложение и настроить. В будущем управление «умным домом» возьмут на себя именно эти компании. Им проще, так как они сами разрабатывают инфраструктуру, делают холодильники, освещение. Но надо понимать также, что все они будут поддерживать свои проприетарные стандарты. Apple никогда не будет работать с открытым программным обеспечением, при этом его инсталляционная база огромна, и в этом направлении он будет сильно доминировать. Производители техники будут задавать стандарты управления и определять условия.

А что будет с «умным домом» в более далекой перспективе?

Олег Крупенко: В отдаленном будущем «Умный дом» будет как в фантастических фильмах, когда у тебя есть естественный язык общения с ассистентом, он выполняет голосовые команды и тебя информирует голосом о том, что происходит. Пользователю нужен «Умный дом», который с тобой общается, а не просто управляет холодильником. Он может тебя спросить - что вы хотите изменить в рационе питания на следующей неделе? А дальше система сама должна найти правильные продукты в магазине, посмотреть, есть ли свободное место в холодильнике.

Без естественного языка общения простому человеку тяжело разобраться в командах, которые надо выдавать. Ведь даже простейшие интерфейсы - пульты управления, кнопки - сейчас довольно сложны. Красивый программный интерфейс здесь не спасет, необходим еще один уровень абстракции, который значительно упростит жизнь. Развитие идет по этому пути – уже есть телевизоры на голосовом управлении, помощник Siri.

Когда ваша компания пришла на этот рынок? С каким решением?

Олег Крупенко: Мы пришли с другого рынка, занимались системной интеграцией. Наши заказчики - крупные компании с большим количеством геораспределенной инфраструктуры, мы решали задачу управления ею. Создавали системы мониторинга, диспетчерские пункты, центры управления.

Когда появилась хорошая телеком-инфраструктура, мы пришли к выводу, что можно применять свои наработки не только в виде закрытых решений внутри корпораций. Можно создать надежный сервис на базе интернет-технологий. Парадигма интернета вещей предполагает, что у тебя есть глобальное облако, к которому подсоединены объекты, способные взаимодействовать друг с другом. Мы начали разработки 3-4 года назад.

В стандартном «умном доме» присутствует 2 уровня интеллекта. Первый - само устройство, в нем какая-то логика зашита. Например, в том же кондиционере есть разные режимы работы, скорость вращения, движение шторок. Второй – логика на уровне контроллера. Он агрегирует данные от сенсоров и устройств, в нем реализуются алгоритмы их обработки. Мы предложили еще несколько уровней интеллекта.

В наших системах очень мощный интеллект вынесен на контроллер. Он может работать в автономном режиме, без соединения с облачным сервисом, и выполнять свою локальную программу управления. Но в штатном режиме он также передает данные измерений и всю историю событий наверх. Там в облаке реализуется еще один уровень интеллекта – управление сетью контроллеров, отработка нестандартных ситуаций с привлечением операторов – людей, принимающих решения, возможность ручного управления объектом.

Мы назвали такую архитектуру «Смарт офис», потому что эта технология хорошо применима для офисных решений. Как правило, и ритейл, и банки, и госучреждения - делают свои офисы унифицированным, у них похожий состав оборудования, понятные правила работы или требования нормативов по комфортной среде, поддержанию светового режима в городе и т.п. Наши технологии сильно отличаются от «умного дома», так как возникает необходимость управления большим количеством объектов.

Перед компаниями с большой сетью офисов стоят две серьезные задачи: сокращение операционных расходов и создание комфортных условий для сотрудников и посетителей. Оптимизация энергопотребления, минимизация ручного труда и человеческого фактора, постоянный контроль инфраструктуры дают быстрый и осязаемый результат.

За счет чего достигается экономия?

Олег Крупенко: Можно значительно сократить штат инженерной службы, либо расходы на аутсорсинг этих услуг. Не требуется человек, который будет объезжать объекты и периодически проверять, как все работает. В случае какого-то происшествия специалист, приезжающий по вызову, будет точно знать причину неисправности. Сейчас же часто первичная диагностика «по телефону» сильно отличается от того, с чем инженер реально сталкивается на объекте. Образно говоря, вызвали электрика, а нужен пожарник.

Наша система позволяет с высокой степенью вероятности диагностировать причину изменения правильного режима работы. Если температура резко пошла вверх, мы проверяем, как работают системы теплового узла, вытяжной вентиляции, кондиционирования. Это логика третьего уровня, идет корреляция событий от разных источников. У наших диспетчеров вся информация перед глазами, они могут точно сказать, что нужно делать на объекте. И более того, если это возможно, оператор может удаленно исправить ситуацию: перезагрузить оборудование, выключить свет, закрыть дверь.

Мы начинали с инженерных служб, но постепенно наша система превращается в комплексную систему управления объектом. Мы интегрируем в нее системы безопасности, видеонаблюдения. Ценность системы для компании резко повышается. Не только количество инженеров оптимизируется, но и служба охраны подпадает под секвестр. Часто на объекте функция охранника - просто нажимать вовремя кнопки. Он не вооружен, реального сопротивления не оказывает, лишь фиксирует факт нарушения и нажимает кнопку. Мы заменяем его.

В чем заключается задача создания «комфортной среды»? Какие цели ставятся? Сокращение энергопотребления?

Олег Крупенко: Нет, наша задача не сэкономить по максимуму, а оптимально использовать энергоресурсы – осуществлять энергоменеджмент. Возьмем банковский сектор. Если у вас недостаточный уровень освещенности, клиенты мучаются с заполнением бланков, нажатием кнопочек, особенно пожилые люди. Если недостаточно кислорода, все работают медленно, клиенты медленно общаются, операционистки быстро устают. Холодно в помещении или слишком жарко – все влияет на работоспособность.

Важно поддерживать комфортные условия, но делать это минимальным количеством ресурсов. Тут наши технологии реально помогают. В пилотном проекте для Сбербанка мы достигли подтвержденную сотрудниками банка экономию до 18% по электроэнергии. Сейчас Сбербанк продолжает внедрять нашу систему, характеристики подтверждаются. В прошлом году внедрили 500 объектов, в этом году будет еще больше.

Какие самые сложные задачи могут решаться на уровне контроллера, без обращения к оператору?

Олег Крупенко: Контроллер может выполнить перевод объекта в аварийный режим, если сработало несколько критических датчиков. Например, идет затопление или пожар. Тогда он выполняет комплексную операцию: дает задание на перекрытие электрических вводов, отключение электроэнергии, если есть газ - то газа, перекрывает воду, открывает помещения и т.д.

Мы рассматриваем разные кейсы - террористическая угроза существует, и есть сценарии подготовки объекта к этой акции. Время на подготовку объекта после обнаружения такой опасности обычно исчисляется секундами. Люди не успевают правильно отреагировать. Например, в случае угрозы взрыва важно грамотно разблокировать двери, открыть как можно шире все окна - это уменьшает воздействие взрывной волны. Человек не успеет, тут должна сработать автоматика. Она должна оповестить людей, что-то отключить, что-то включить - вот такие сложные сценарии контроллер должен отрабатывать локально.

Контроллер может также отлавливать ситуации, когда начинается борьба разных подсистем. Например, одновременно работает вентиляция, гонящая теплый воздух, и кондиционер. Тут идет двойной перерасход энергии. Контроллер сопоставляет, как работают разные устройства, какая температура снаружи и внутри помещения, и понимает, из-за чего она высокая.

Чем тогда занимается «интеллект третьего уровня»?

Олег Крупенко: Задача системы на этом уровне - выдать диспетчеру все необходимые данные и сигналы, чтобы он увидел и понял ситуацию, предпринял те действия, которые система выполнять без подтверждения человека не должна.

Есть операции, которые выполняются автоматически, это групповые политики. Например, вы контролируете энергопотребление офиса и видите, что оно начинает подходить к тарифному ограничению. Перейдя через него, придется платить по большему тарифу. Вы можете заранее изменить режим работы - перейти в экономный режим. На пару дней комфорт уменьшится, но зато деньги будут сэкономлены. Или, например, изменилось время работы офисов - можно везде перенастроить алгоритмы одной кнопкой.

А есть нестандартные ситуации. Пример: сработала пожарная сигнализация. Если наша система не используется, обычно сигнал идет в пожарную службу, оттуда приезжают пожарники. Подъезжают они к отделению банка, а там идет взлом банкомата, например. В нашей системе диспетчер должен разобраться, что происходит, и у него для этого есть все инструменты. Он может запросить видеосигнал, посмотреть, есть ли шум, задымленность, освещение.

Кроме того, у нашего сервиса существует четвертый уровень интеллекта, то, что сейчас называют Big Data. Мы собираем с объекта более 100 параметров и храним их на протяжении долгого времени. Анализируя данные, можно выяснить очень много вещей. Например, аномальное поведение объекта. Так можно легко поймать незаконное подключение к электросети.

С помощью Big Data можно обнаружить неэффективные инженерные системы. Увидеть, что энергопотребление устройства большое, а эффект маленький. Мы видим деградацию тех же систем кондиционирования, если их неправильно обслужили. Такие вещи на больших интервалах становятся видны.

На базе собранных данных можно обучать систему работать. Так, к открытию офиса в нем должна быть уже комфортная среда. Нужно заранее включить все инженерные системы, чтобы к открытию была правильная температура, влажность. Для каждого офиса интервал времени, когда что включить, является уникальным. Его нельзя модельно вычислить, так как он зависит от многих факторов. Но у нас накапливаются большие данные поведения объекта. Задача алгоритма – найти похожие условия и решить, когда включить эти системы. Для этого нужны сложные алгоритмы, сложная математика.

А контроллеры, датчики – это все покупное, импортное?

Олег Крупенко: Мы покупаем лишь небольшое количество комплектующих в Тайване. А все оборудование, сенсоры, датчики собираются здесь в России. Мы изначально хотели сделать отечественный продукт, поэтому схемотехника наша. Плата наша оригинальная, делается на российском заводе. Качество нашего оборудования лучше, чем китайская сборка, на уровне Тайваня, Кореи. Опыт применения показывает, что процент отказов очень низкий. Мы производим небольшие партии, на этот год, например, заказали около 3 тысяч устройств.

Наш контроллер довольно мощный. В нем процессор ARM9 433 МГц, 256 МБ оперативной памяти, для хранения данных используется SD-карточка 4 ГБ. С точки зрения протоколов на физическом уровне поддерживаем RS485, Ethernet, WiFi, аналоговый RS232. С точки зрения логики – ModBus, KNX и протокол управления освещением.

Датчики температуры, освещенности, уровня CO2, протечек, наличия тока, а также функциональные реле для управления устройствами объединяются в сеть с помощью физических кабелей. На бизнес-объектах мы не рискуем ставить датчики, управляемые через открытый воздух, применяем их только в самых крайних случаях.

В своем оборудовании мы используем открытое программное обеспечение. Наша задача - создать платформу, которая будет соответствовать стандартам интернета вещей.

Где можно применить ваш «смарт офис»?

Олег Крупенко: Сейчас мы нацелены на компании с большим количеством географически разнесенных офисов, в первую очередь на финансовые организации. Большой потенциал в ритейле. Там система поможет не только сэкономить электроэнергию, но и уберечь от прямых убытков, связанных с несоблюдением температурно-влажностного режима хранения. Это относится и к аптекам. Всем крупным сетевым ритейлерам подходит наша система.

Еще один бизнес - заправки. Сейчас АЗК - это сложный объект, где есть и ритейл, и комплексное обслуживание. Причем объект энергоемкий. Ну и городские коммунальные объекты – больницы, школы, госучреждения.

Технологии можно использовать при коттеджном строительстве, строя дома с новым стандартом по энергоэффективности. На этапе проектирования можно сразу заложить инфраструктуру сенсоров, предусмотреть правильную электроразводку. И если владелец коттеджа захочет, он всегда сможет установить оборудование, подключиться к сервису, чтобы следить за потреблением энергии и управлять домом.

А не боитесь, что завтра придут китайцы, скопируют ваше оборудование и технологии, и начнут захватывать рынок?

Олег Крупенко: Сама технология воспроизводима, повторяема. А вот опыт уникален, его нельзя взять из чужой системы, все равно надо самому пройти через все ошибки, наступив на много-много капканов и найдя правильную дорожку. То, что мы набираемся этого опыта - огромное конкурентное преимущество.

Мы хотим привлекать партнеров. В архитектуре у нас есть часть - платформа и часть - модули. Разработкой этих модулей мы будем заниматься вместе с партнерами. Наша компания открыта с точки зрения сотрудничества. Рассчитываем создать специализированные решения для вертикалей: коммунальное хозяйство, городское хозяйство, ритейл. Нам важно, чтобы опыт внедрения превращался в развитие нашего софта.

93