2020/03/19 22:48:43

«Спасибо тем, кто не боится заключать контракты с нашими госорганами» - CIO Севастополя А. Осипова о вызовах цифровизации

Большое видится на расстоянии, а достоинства и недостатки текущих механизмов госинформатизации отчетливее проявляются на региональном уровне. Об этом на конференции IT Government Day в жанре «интервью на сцене» главному редактору TAdviser Александру Левашову рассказала Александра Осипова, начальник Главного управления информатизации и связи города Севастополя

Содержание

Александра Осипова: Мы для себя приняли стратегию, в центре которой - центр компетенции по цифровой трансформации региона
Александра Осипова: Мы для себя приняли стратегию, в центре которой - центр компетенции по цифровой трансформации региона

Об отличиях федерального и регионального уровней госинформатизации

Александра, не так давно вы вошли в состав обновленной команды управленцев под руководством Дениса Солодовникова и занялись вопросами региональной информатизации. Что оказалось новинкой для вас, человека с солидным опытом федерального чиновника?

Александра Осипова: Добавьте еще, что я переехала из Москвы в чудесный город у теплого моря – Севастополь. И это случилось, действительно, сравнительно недавно – в октябре 2019 года. Но времени прошло достаточно, чтобы оценить отличия от предыдущих мест работы. Среди них самое главное – это, пожалуй, территориальная удаленность от центра. И это очень серьезная вещь.

Когда я работала в федеральных органах власти, мы с коллегами всегда могли подъехать друг к другу, поговорить, посовещаться, быстро получали обратную связь и могли создавать очень эффективные межведомственные команды специалистов. Поскольку у меня был опыт работы в Росреестре и в Росимуществе, удавалось легко и эффективно договариваться о межведомственных механизмах обмена данными.

Когда же мы работаем из региона, то очень часто федеральные органы власти не обращают внимания на потребности регионов. Бывает очень сложно достучаться до федералов, чтобы донести свою позицию - о том, что региону тоже нужно удовлетворять свои потребности с помощью информатизации, а не только вносить данные в отчетные формы. Вот, например, сейчас у нас под каждый нацпроект фактически есть своя отчетная система. То есть чтобы сделать все правильно и не получить никаких предписаний контролирующих органов, я должна по «Цифровой экономике» ежемесячно вносить пять отчетов в разные системы.

Не буду давать оценок: хорошо это или плохо. Существующая сегодня система в ближайшее время будет трансформирована. Это просто пережитки прошлой бюрократической системы.

Вопрос из зала: Альберт Бертяков, независимый ИТ-эксперт Меня удивило, что по нацпрограмме «Цифровая экономика» вам приходится вводить данные в пять разных систем отчета. Но в «Цифровой экономике» практически нет региональных бюджетов, только, может быть, по субсидиям и грантам что-то прилетает. Может быть, вы оговорились?

Александра Осипова: Нет, я не оговорилась. Поясню, как обстоит дело. У города Севастополя по нацпроекту «Цифровая экономика» в 2020 г. есть аж целых 100 млн. руб. субсидий – «баснословные» деньги. При этом у нас 13 показателей, которые не обеспечены федеральным финансированием, но которые мы должны выполнять, и по которым должны отчитываться. Соответственно, значения данных показателей мы вносим в «Электронный бюджет», оттуда они попадают на федеральный уровень. Кроме того, у нас есть региональная система, куда мы также вносим эти данные, а потом направляем сформированный отчет в постпредство по ЮФО. И к этому – в бумажном виде мы сдаем отчетность в нашу местную прокуратуру и нашу Контрольно-счетную палату.

Александра Осипова: Мы хотим создать шину данных на уровне региона, которая будет отдавать информацию, нужную проверяющим органам, и в нужных форматах
Александра Осипова: Мы хотим создать шину данных на уровне региона, которая будет отдавать информацию, нужную проверяющим органам, и в нужных форматах

Да, это не проблема федеральных органов исполнительной власти. Но с учетом тех поручений, которые нам спускаются сверху, включая федеральную Счетную палату и Генеральную прокуратуру, получается, что мы представляем свою информацию в разные отчетные системы много-много раз. А на наши просьбы обеспечить интеграцию нашей региональной системы с электронным бюджетом нам отвечают, что электронный бюджет к этому не готов. Поэтому наши специалисты вынуждены, как, впрочем, и специалисты всех региональных органов исполнительной власти, третьего числа каждого месяца ночью вбивать все отчеты.

Ночью? Почему ночью?

Александра Осипова: Потому что днем это все плохо работает…

Недавно премьер-министр пообещал, что создадут новую систему контроля за нацпроектами. Обещали ее как единую, но подозреваю, что она будет шестой в вашем перечне…

Александра Осипова: У нас тоже есть такие опасения, но надеемся на лучшее. Мы очень хотим создать шину данных на уровне региона, которая будет отдавать туда информацию, нужную проверяющим органам, и в нужных форматах. Это не бином Ньютона. Ко мне почти все региональные органы власти обращаются с подобными просьбами. И там ситуация сложнее. Потому что по «Цифровой экономике» очень небольшой объем бюджетных ассигнований, а по другим нацпроектам совсем другие цифры, ошибка в отчетности страшит.

О том, что федеральная власть не слышит регионы

Что-нибудь стало для вас настоящим открытием в вашей нынешней работе?

Александра Осипова: О, да. Работа в регионе открывает новые пласты информации. Когда наблюдаешь за регионами из федерального центра, порой в голове появляются мысли: ну, почему же эти лентяи ничего не делают? А в реальности этих «лентяев» там всего-то человек 40-50 на весь регион, и каждый занят всем сразу: и разработкой нормативных актов, и внедрением ИТ-систем, и взаимодействием с федеральными органами. А получение федеральных субсидий – вот было открытие! - вообще рассматривается как самое большое зло, потому что по ним потом прилетает дополнительно еще десяток отчетов. Очевидно, что если федеральные органы не станут более клиентоориентированными по отношению к регионам, то на общие задачи цифровизации нам придется выделять гораздо больше времени, чем это происходит сейчас в национальных проектах, что вряд ли возможно.

Конечно, есть федеральные органы, которые обращены лицом к регионам. Но в целом, очень хочется существующую ситуацию переломить, потому что показатели программ достигаются все-таки за счет региональной составляющей. Но по факту мы наблюдаем односторонний монолог со стороны регионов: Спасите! Помогите! У нас не те целевые показатели! Где наши методики? Как нам по ним отчитаться? Это все, конечно, тянет ситуацию вниз, ко дну. Собственно, это и объясняет, почему мы создаем собственный Центр цифровой трансформации. Он нам позволит, не погружаясь в глубокие детали нацпроектов, создавать истории успеха на региональном уровне. Потому что то, что диктуется федерацией, далеко не всегда оказывается актуально в регионе.

О специфике информационного пространства

Как думаете, с чем это связано?

Александра Осипова: Есть фактор агрессивной PR-среды. Его никак нельзя сбрасывать со счетов.

В чем это выражается?

Александра Осипова: Любое решение транслируется по всем местным Telegram-каналам. Пусть у каждого – всего тысяча, две или пять тысяч подписчиков, но вместе они создают определенный информационный фон. Но это фактор с уровня федерации не очень заметен, потому что там – на федеральном уровне - превалируют редакционные СМИ, а у нас повестку дня формируют многочисленные Telegram-каналы, официальные и неофициальные сайты всяких изданий, интернет-ресурсы и т.д.

Неужели в области информатизации это тоже заметно? Они умудряются охватывать не только политические вопросы, но и технические?

Александра Осипова: Да. Здесь отчетливо видно: мы должны перейти от режима информирования наших граждан и населения к режиму формирования ожиданий. Потому что если мы этого не делаем, нас просто сметает волной негатива. Получается, что от айтишников в этой ситуации многое зависит, например, они виноваты в том, что та или иная информационная система была внедрена на два месяца позже, чем планировалось...

О состоянии ИТ-инфраструктуры Севастополя

Как выглядит сегодня Севастополь, с точки зрения ИТ-инфраструктуры, госсервисов, которые там развернуты?

Александра Осипова: Первое, что я увидела, когда приступила к работе осенью, - это что в каждой отрасли, в каждом ведомстве «есть немного ИТ». Ранее в регионе была принята децентрализованная модель управления инфраструктурой и развитием информационных систем. И это, собственно, и породило ту ситуацию, которую мы имели по приезду: автономные информационные системы у каждого органа власти, отсутствие взаимодействия между ними, включая отсутствие какого-либо обмена данными.

Единственная система, которая связывала органы власти между собой, - система электронного документооборота. Нужно сказать большое спасибо тем коллегам, которые работали до нас, за то, что они ее создали и создали, надо сказать, очень неплохо. В нее погрузили все органы власти и практически все подведомственные организации. Эта существующая система электронного документооборота стала, образно говоря, коммуникационным ядром для создания современной структуры информационных систем Севастополя.

Александра Осипова: Когда наблюдаешь за регионами из федерального центра, порой в голове появляются мысли: ну, почему же эти лентяи ничего не делают? А в реальности этих «лентяев» там всего-то человек 40-50 на весь регион
Александра Осипова: Когда наблюдаешь за регионами из федерального центра, порой в голове появляются мысли: ну, почему же эти лентяи ничего не делают? А в реальности этих «лентяев» там всего-то человек 40-50 на весь регион

У нее есть особенность: большинство запросов по межведомственному взаимодействию, которые в классической схеме должны направляться через СМЭВ, у нас проходят через систему документооборота. Но это результат того, что система СМЭВ внедрялась намного позже СЭД.

Иными словами, в наследство по факту мы получили информационную инфраструктуру, в которой были реализованы различные децентрализованные сервисы и две core-системы: СМЭВ и электронный документооборот. По большому счету, это неплохой задел для дальнейшей работы по оптимизации и централизации функций.

Какими вы видите ближайшие задачи в этом плане?

Александра Осипова: Надо собрать всех профильных специалистов других органов власти, связать их едиными командными задачами, едиными целями. Мы понимаем, что сквозные процессы - это будущее всех государственных ИТ в целом, так как ни один орган власти не может выдать нужный результат сам по себе.

С этой целью сейчас мы занимаемся разработкой стратегии цифровой трансформации региона. Проводим стратегические сессии, в том числе, в университете на базе «Точки кипения» - спасибо большое АСИ, они нас в этом очень поддерживают.

О дефиците ИТ-кадров для госслужбы, и о создании Центра компетенции по цифровой трансформации

Из Москвы с вами много сотрудников из вашей команды переехало в Севастополь?

Александра Осипова: Не очень много. Как правило, их очень просили оставаться там, где они работали. Но нескольких мне все-таки удалось выкрасть с боем из текущих проектов. Но их очень немного. У меня, в частности, стояла задача сформировать команду из тех ИТ-специалистов, которые есть на месте.

Мария Шклярук: Как вы решаете вопрос набора кадров и создания современной команды?

Александра Осипова: Сегодня в рамках IT Government Day я услышала много полезных вещей. Правда, это все достаточно сложно реализовать на региональном уровне. Мы для себя приняли стратегию, в центре которой - Центр компетенции по цифровой трансформации региона, который мы запустили совсем недавно, в конце февраля. Сейчас активно формируем команду.

Мария Шклярук: В каком формате создан это Центр компетенций?

Александра Осипова: Подведомственное учреждение в форме ГАУ.

Мария Шклярук: Когда же мы начнем на госслужбу таких людей приводить!?

Александра Осипова: Я объясню, почему это сделано так. Это связано с двумя предпосылками. Во-первых, госслужба – это все-таки специфическая форма деятельности. Главный инструмент чиновника – этот нормативно-правовой акт, и госслужащие не должны об этом забывать.

В своей концепции по трансформации региона мы основывались на трех ключевых тезисах. Первый тезис – это «Лучшие кадры». Второй тезис – «Методология». И третий – «ИТ-сервисы для пользователей». В рамках данной концепции госслужба должна заниматься методологией, то есть анализом, перестраиванием бизнес-процессов. А те люди, которые являются творческими, которые готовы к нестандартным решениям, им все-таки на госслужбе тесно. Ведь сервисы, которые создаются около государственных структур, вполне могут иметь определенную бизнес-направленность. И здесь, на наш взгляд, очень важно не смешивать бизнес с социальными проектами и государственной службой.

Александра Осипова: Сквозные процессы - это будущее всех государственных ИТ в целом, так как ни один орган власти не может выдать нужный результат сам по себе
Александра Осипова: Сквозные процессы - это будущее всех государственных ИТ в целом, так как ни один орган власти не может выдать нужный результат сам по себе

Именно поэтому я подчеркиваю, что на собственно госслужбу мы подбираем и ждем тех людей, которые будут заниматься именно нормативными актами. А у Центра компетенции на базе подведомственного учреждения несколько иная направленность и, соответственно, иные ограничения. Туда мы можем привлечь более квалифицированные и мотивированные ИТ-кадры, хотя бы потому что раньше они работали в госорганах за деньги, реально меньшие, чем в подведе. Кроме того, в Центре компетенций мы создаем, по сути, плодотворную среду взаимодействия.

Как ее создаете?

Александра Осипова: Создание среды – очень важная, на наш взгляд, тема. Мы сейчас занимаемся созданием «офиса мечты». Привлекаем к его брендированию и разделению на функциональные зоны непосредственно самих сотрудников. Мы им даем не только новый интересный офис, но и систему управления проектами. Все вместе формирует очень хорошую вовлеченность, и люди готовы за небольшие деньги - мы же понимаем, что это не Москва с ее зарплатами - сидеть с утра до ночи, рисовать дорожные карты, взаимодействовать с нашими функциональными заказчиками и нашими пользователями.

Люди очень устали от неопределенности и отсутствии эффективной организации рабочего процесса. Сегодня на конференции спикеры говорили в своих выступлениях о том, как важна система управления проектами и система, в которой работает отдел HR. Подтверждаю: это так. Если обеспечить хотя бы эти две сферы, многие люди согласятся с полной отдачей работать за прежние деньги, чтобы только работать в понятной системе координат. Чтобы точно знать, какой у них целевой показатель на месяц? На год? Что им будет, если они его выполнят? И что они получат по итогам проекта, если их команда вырвется вперед? Вот это очень важно.

Велика ли сегодня ИТ-команда Севастополя?

Александра Осипова: Мы планируем, что в Центре компетенции будет работать около 100 человек, но это включая первую и вторую линии поддержки. Нужно понимать, что здесь совсем не Москва, где ИТ-компании борются друг с другом за роль поставщика. У нас с этим проблема. Во-первых, санкции. Во-вторых, в принципе, небольшое количество ИТ-компаний на полуострове. Поэтому мы формируем, по сути, инсорсинговый центр, в который заводим, как компетенции по сопровождению ИТ-систем, так и по их развитию и главное – по формированию правильно ИТ-архитектуры.

Я ранее регулярно сталкивалась с негативным опытом и в федеральных, и в региональных органах: когда наши уважаемые подрядчики начинают формировать архитектуры информационных систем, это плохо заканчивается. Потому что они делают то, что могут, а не то, что в итоге нужно заказчику. Они даже не думают об этих целевых моделях. А для нас это очень важно. Более того, нам важно понимать, что пользователи у нас разные: внешние и внутренние.

Об организации обслуживания ИТ-пользователей

Мария Шклярук: Александра, золотые слова! У нас принято обычно говорить про удобство сервисов для внешних пользователей. Но мне всегда хочется напомнить: вы про чиновников не забывайте! Они такие же пользователи. Если наши госсистемы внутри для чиновников не будут такими же удобными, как для внешних пользователей, они никогда не станут повседневным инструментом.

Александра Осипова: Безусловно, я должна заслужить лояльность внутреннего пользователя. Совсем скоро - 1 апреля – мы запустим внутренний портал, который сделает очень удобными, по сути, все коммуникации между госслужащими. Это ведь только кажется, что в регионе - небольшое правительство и, значит, проблемы коммуникаций не

так остры. Город да, небольшой, но все властные структуры очень разобщены. У нас даже не было возможности ввести сквозные процессы между органами власти, просто потому, что они не общались между собой, совсем.

Мы идем постепенно, небольшими шагами: планируем, как сделать у себя кадровый резерв, как создать команды по каждому отраслевому направлению. И, конечно, привлекаем отраслевых специалистов. Это обязательно - у нас в командах не только айтишники. Причем, некоторые отраслевики уже перешли к нам на работу в проектный офис. Некоторые еще думают. Поэтому нам очень-очень важно настроить внутреннюю работу нужным образом, создать атмосферу вовлеченности, подъема духа, энтузиазма. И мне кажется, у нас это получается. Мы даже перестали публиковать объявления о вакансиях на сайтах поисках работы. Специалисты сами обращаются к нам.

О санкционном режиме

Говоря о проектах госинформатизации в Крыму, в частности, в Севастополе, нельзя не упомянуть тему санкций

Александра Осипова: Безусловно, санкционный режим – это очень важное ограничение, которое сильно влияет на всю нашу деятельность. Пользуясь случаем, я хочу сказать большое спасибо представителям тех ИТ-компаний, которые присутствуют в зале, и вообще всех тех, кто не боится заключать контракты с нашими государственными органами. Потому что это на самом деле большая проблема.

Действительно, редкие ИТ-подрядчики готовы работать в Севастополе?

Александра Осипова: Здесь целая совокупность факторов. Не секрет, что в регионах совершенно другие бюджеты. Не секрет, что компании, которые представлены сейчас на рынке Крыма и Севастополя, это, по сути, дочерние юрлица крупных компаний, которые никак с этими крупными компаниями не связаны. А это вызывает другие последствия. Например, когда мы публикуем какой-нибудь конкурс по 44-ФЗ, подрядчики приходят и говорят: зачем вы поставили обеспечение исполнения контракта в 30%? У нас же таких денег нет! Что же вы делаете? Мы к вам не придем с такими условиями!

По факту мы понимаем, что трудовые коллективы таких компаний – это 5-10 человек. Нет, крупные компании у нас тоже есть: одна или две на весь Крымский полуостров, и они постоянно заняты. Иными словами, чтобы собрать команду под ИТ-проект, нужно очень сильно потрудиться.

Конечно, федеральные компании, может быть, и хотели бы к нам прийти. Но один только бюджет на командировки делает абсолютно неэффективным и нерентабельным весь проект. И опять напомню о факторе агрессивной внешней среды. Если мы публикуем объявление о закупке, больше, скажем, 10 млн. руб., в федеральном масштабе это небольшие деньги, а у нас в регионе это станет, уверяю вас, инфоповодом номер один: отметятся все сайты и ресурсы новостью на главной странице.

Это еще одна специфическая деталь нашей жизни: все эти ИТ-системы, о которых идет речь в объявлениях о конкурсах и закупках, не очень понятны пользователям. Нужно еще так описать эту закупку, чтобы было понятно не только подрядчикам, но еще и нашим СМИ и онлайновым информационным ресурсам.

Эта общая обстановка дает еще одно объяснение идеи Центра компетенции: существенную часть разработки и настройки ИТ-систем можно делать силами инсорсинговой команды. Это, во-первых, будет удешевлять проекты. Во-вторых, это позволит более точно и более быстро их реализовывать. Потому что в любом случае 44-ФЗ для ИТ-проектов не очень подходит. У меня на этот счет уже накопились истории.

Расскажите, пожалуйста.

Александра Осипова: Безусловно, санкционный режим – это очень важное ограничение, которое сильно влияет на всю нашу деятельность
Александра Осипова: Безусловно, санкционный режим – это очень важное ограничение, которое сильно влияет на всю нашу деятельность

Александра Осипова: Есть, например, известная проблема сбора мусора. В Севастополе она имеет специфический характер. Дело в том, что в рамках целевой программы развития Крыма и Севастополя вкладываются огромные бюджетные деньги в строительство, как объектов социальной инфраструктуры, так и градообразующих объектов: дорог, эстакад, путепроводов и т.д. Очевидно, что большая стройка порождает большое количество строительного мусора. А Севастополь - это такой город, где куда ни брось взгляд, там окажется либо объект культурного наследия, либо природоохранная зона. По большому счету, в городе уже не осталось таких «белых пятен», куда можно приехать с самосвалом и свалить мусор.

Буквально на прошлой неделе наш губернатор дал поручение: запустить автоматизированный мониторинг всех мусоровозов, которые участвуют в вывозе строительного мусора, и отражать их перемещения на публичном интернет- ресурсе, чтобы горожане могли увидеть своих «героев» в лицо.

Что это означает для ИТ-департамента? Организовать закупочную процедуру, создать регламент, разработать и принять нормативный акт, а до того понять, как все должно происходить. Получается, что именно айтишники добатывают проект постановления правительства о выдаче разрешений на вывоз мусора, чтобы в нем появились необходимые для автоматизации нормы, и айтишники же своими силами создают такой сервис, который дает возможность наблюдать в реальном масштабе, как мусоровозы передвигаются по карте города. Все. Занавес. Бюджет проекта – ноль рублей. Две недели с небольшим понадобилось для того, чтобы новый сервис появился на сайте правительства Севастополя.

Как выглядят сегодня основные приоритеты вашей стратегии цифровой трансформации Севастополя?

Александра Осипова: Наша стратегия, конечно, несколько отличается от других регионов, что связано, в первую очередь, с режимом санкций. Это означает, что, например, что у нас на территории нельзя официально нельзя использовать продукты Microsoft и т.д. Мы наблюдаем, как в какой-то момент некоторые ресурсы начинают отключаться. Это не домыслы. Это уже наша реальность: просто блокируется Microsoft Office и все. Думаю, эта реальность в течение двух - трех лет охватит и другие ИТ-системы.

Поэтому для нас первейший приоритет – импортозамещение. Второй приоритет – это, собственно, цифровая трансформация с изменением процессов. Мы считаем абсолютно нецелесообразным автоматизировать тот хаос, который есть сейчас. Мы уже провели базовый аудит всей информационной инфраструктуры и всех процессов госуправления. Уже сейчас видим, где есть пробелы в части обеспечения системами учета. Для нас это очень важно.

Здесь на конференции я слышала рассказ о том, что Excel – это очень эффективный инструмент для развития ИТ-компетенций инспекторов Счетной палаты. Но это не наш случай. Для нас критически важно, чтобы информация в наших ИТ-системах была неизменяемой. Excel этого, к сожалению, не гарантирует. И таблица Excel с соответствующими данными обычно уходит вместе с пользователем, который ее создавал. Вот почему ситуацию с использованием Excel в наших органах власти, которая сейчас имеется, мы считаем недопустимой и планируем их на реестровую модель, то есть на такие ИТ-системы, которые поддерживают данные в неизменном состоянии.

Нацпроекты?

Александра Осипова: Это как раз третий приоритет - реализация нацпроектов. Мы ни в коем случае не собираемся выбиваться из федерального тренда. Более того, мы для себя сформулировали четвертый приоритет – участвовать во всех пилотных проектах, которые могут нам предложить федеральные органы власти.

Наш регион, по сути, представляет собой очень компактную площадку, где достаточно быстро, буквально сразу, можно наблюдать эффект от реализации того или иного проекта. Например, у нас всего около 60 школ. Если осуществить пилотное внедрение какую-нибудь централизованной системы управления школьным образованием, то сразу станет понятно, насколько хорошо работает предложенный механизм. Скажем, в Новосибирской области тестовый школьный проект такого рода занял 3,5 года. Но это слишком долгий срок для проверки работоспособности идеи, положенной в основу проекта.

Александра Осипова: Наш регион, по сути, представляет собой очень компактную площадку, где достаточно быстро, буквально сразу, можно наблюдать эффект от реализации того или иного проекта
Александра Осипова: Наш регион, по сути, представляет собой очень компактную площадку, где достаточно быстро, буквально сразу, можно наблюдать эффект от реализации того или иного проекта

Ну, и пятый приоритет – не последний по значимости – это работа с внутренними пользователями. Об этом я уже говорила – это основные наши потребители сервисов ИТ. Нам важно сделать так, чтобы им было приятно заходить в рабочие интерфейсы системы.

Какими ресурсами, с точки зрения ИТ-бюджета, вы располагаете?

Александра Осипова: ИТ-бюджет у нас небольшой. Точные цифры можно посмотреть, например, на сайте TAdviser, там все указано. Мы стремимся к привлечению федерального финансирования, будем активно заявляться в грантовые программы и все программы получения субсидий. В этой части очень важно понимать, что основные ресурсы – это все-таки наш человеческий капитал. Наше главное достояние - правильно мотивированные высокопрофессиональные кадры.

Вопрос из зала: Я представляю небольшую организацию, и у нас есть продукт, который мы можем продавать госорганизациям на уровне губернии, города. Скажите, пожалуйста, кто эти люди, например, вашем регионе, кому можно продукт показать? Где их можно встретить?

Их встретить можно, например, здесь, на конференциях IT Government Day.

Вопрос из зала: Здесь высокий уровень присутствия спикеров… Я, кстати, рад, что наше профильное министерство пока не добралось до уровня наших маленьких городов. Значит, у меня есть шанс что-то сделать полезное для заказчиков. Потому что когда оно дойдет до этого уровня, будет одна большая единая российская система, а малый бизнес будет искать новые пути развития.

Александра Осипова: Знаете, я считаю, что это вызов для нашего нового состава Минцифры – сделать такую коммуникационную площадку, о которой вы говорите. Когда-то у нас был, например, форум «Регионалочка», очень интересный. Но сегодня он несколько утратил свою актуальность – участники перестали писать. У нашего региона, например, есть 3 - 4 онлайновых чата, где мы общаемся. Эти чаты – достаточно эффективный инструмент коммуникации, правда, они не доступны никаким подрядчикам, потому что там органы власти разных регионов обсуждают свои региональные вопросы.

На мой взгляд, у АСИ есть очень эффективный инструмент – банк лучших практик. В целом в АСИ есть целое направление по цифровизации регионов, и там много интересных решений. Есть онлайн-площадка. Есть конкурс для муниципальных и региональных проектов. И еще там собирают альбом, так называемых, лучших практик. Я вам рекомендую на эту площадку обратиться. АНО «Цифровая экономика» также собирает по регионам лучшие практики и публикует информацию на ресурсе. Но в целом, коммуникационные площадки нужны.

Читайте также

Почему ИТ-шники идут в госсектор, где зарплаты до 30% ниже рынка. Дискуссия на конференции TAdviser IT Government Day

Глава Минкомсвязи Максут Шадаев обсудил цифровую экосистему государства с директорами ИТ-компаний на конференции TAdviser