2018/03/26 18:18:24

Гражданский кодекс России

.

2018: Законопроект о введении понятий «цифровое право» и «цифровые деньги»

Как стало известно в конце марта 2018 года, в Госдуму внесен проект федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации», создающий основу для регулирования правоотношений в рамках цифровой экономики.

Авторами законопроекта выступили председатель Государственной Думы Вячеслав Володин и председатель Комитета Государственной Думы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников.

По словам авторов документа, в целом законопроект призван закрепить в Гражданском кодексе несколько базовых положений, которые позволят регулировать рынок новых объектов экономических отношений («токены», «криптовалюта» и пр.), обеспечить правовые условия для совершения и исполнения сделок в цифровой среде («смарт-контракты», «самоисполняемые» сделки и др.) и предоставить защиту гражданам и юридическим лицам по таким сделкам.

В частности, законопроектом вводится понятие «цифровое право», под которым предлагается понимать совокупность электронных данных (цифровой код, обозначение), которая удостоверяет права на такие объекты гражданских прав, как вещи, иное имущество, результаты работ, оказание услуг и исключительные права. Оборот «цифровых прав» осуществляется только посредством внесения записей в информационную систему.

Под определение «цифрового права» в том числе будет подпадать уже существующий термин «токен». Изначально он обозначает устройство для идентификации, а теперь стал использоваться в ИТ-лексиконе для обозначения шифров, владение которыми дает определенные возможности в сети.

«
Чтобы понятие «цифровое право» заработало, понадобится законодательно закрепить такой критерий, как существование этого права в информационной системе, отвечающей признакам децентрализованной информационной системы («распределенный реестр»). Эти признаки также должны быть закреплены в законодательстве, — пояснил сказал Павел Крашенинников. — Создание цифровых прав, сфера их использования и особенности оборота будут определяться отдельными законами, разрабатываемыми с участием Банка России, Минфина, Минэкономразвития.
»

В то же время, документом определяется понятие «цифровые деньги» («криптовалюта») как «не удостоверяющая право на какой-либо объект гражданских прав совокупность электронных данных (цифровой код или обозначение), созданная в информационной системе, отвечающей установленным законом признакам децентрализованной информационной системы и используемая пользователями этой системы для осуществления платежей».[1] При этом закрепляется правило, согласно которому законным средством платежа они не являются. Предполагается, что в перспективе цифровые деньги смогут использоваться в качестве платежного средства, но только в случаях и на условиях, которые будут устанавливаться в законодательстве.

Для описания того, как будет осуществляться оборот цифровых денег, правила о цифровых правах будут применяться к цифровым деньгам.

«
Это означает, что в информационной системе должны существовать записи об обладателях цифровых денег, и с помощью записи должен фиксироваться момент перехода цифровых денег от одного лица к другому. Однако это станет возможным лишь тогда, когда будет техническая возможность принудительного совершения записи о новом обладателе прав на данный момент, — уточнил Павел Крашенинников.
»

Кроме того, законопроект направлен на облегчение совершения сделок с цифровыми правами. В частности, предлагается приравнять выражение лицом своей воли с помощью электронных или других аналогичных технических средств к простой письменной форме сделки.

Закрепление предлагаемых уточнений в Гражданском кодексе, приравнивающих волеизъявление лица, выраженное с помощью технических средств, к совершению сделки в простой письменной форме, по задумке авторов, позволит заложить основу для заключения так называемых «смарт-контрактов», а также упростить совершение целого ряда односторонних сделок (выдача доверенностей, выдача согласия на совершение сделки, отказ от договора и прочее).

В части исполнения сделок с цифровыми правами документом вводится правило, согласно которому факт осуществленного компьютерной программой исполнения сделки не оспаривается. Правило распространяется на все случаи, кроме вмешательства в действие программы.

Так, после идентификации пользователей в системе дальнейшее их поведение подчиняется алгоритму компьютерной программы, организующей сеть. Как результат, лицо, «покупающее» тот или иной виртуальный объект (цифровое право), получит его автоматически при наступлении указанных в пользовательском соглашении обстоятельств.

Помимо всего, с целью легализации сбора и обработки значительных массивов обезличенной информации (big data/большие данные) законопроектом вводится конструкция договора об оказании услуг по предоставлению информации и расширяется понятие базы данных — «совокупность данных и сведений». При этом таким договором, в соответствии с интересами сторон сделки, может предусматриваться обязанность не совершать действия, приводящие к раскрытию передаваемой информации третьим лицам.

В целом, по убеждению авторов законопроекта, его принятие позволит закрепить базовые нормы для регулирования оборота цифровых прав и цифровых денег, для совершения и исполнения сделок с ними, а также позволит решить целый ряд других задач. В частности, будут устранены существующие риски для использования цифровых объектов в целях вывода активов в нерегулируемую цифровую среду для легализации доходов, полученных преступным путем, либо для финансирования терроризма. Более того, будет обеспечена судебная защита прав граждан и юридических лиц, возникающих в отношениях цифровой экономики.[2]

Примечания