2016/10/07 12:58:40

Интервью TAdviser с заместителем председателя Правления Пенсионного фонда РФ Николаем Елистратовым

О развитии ведомственных информационных систем и первых проектах импортозамещения в интервью главному редактору TAdviser Александру Левашову рассказал заместитель председателя Правления Пенсионного фонда РФ Николай Елистратов.

Николай
Елистратов
В мыслях АИС ПФР-3 уже живет. Приблизительные параметры будущего мы знаем.

Какие проекты отнимают больше всего вашего времени и сил в настоящее время?

Николай Елистратов: Есть несколько приоритетов, которые занимают значительную часть времени. Первое – это создание АИС ПФР-2. В 2016 году заканчивается запланированные сроки создания этой системы. С 2017 года мы запускаем ее в промышленную эксплуатацию. Сейчас ведется точечная отладка всех инструментов, всех механизмов. Работа очень тяжелая. Идут так называемые выпуски, когда мы с каждым новым этапом запускаем все больше подсистем.

Второе – это место ПФР в электронном правительстве. Перевод госуслуг в электронный вид, сервисы Единого портала госуслуг, портала Пенсионного фонда. За последние пару лет мы перешли от внутрикорпоративной работы в ИТ-блоке к внешней, экстравертной.

Третий и четвертый приоритеты – это Единая государственная информационная система социального обеспечения (ЕГИССО) и Федеральный реестр инвалидов (ФРИ). Работа интересная, творческая. По ФРИ уже к концу 2016 года мы сможем показать мощные информационные продукты, которые будут реально работать, в интересах человека.

Как бы вы описали тот этап, на котором находится развитие информационной системы ПФР?

Николай Елистратов: Когда мы говорим об истории развития информационных технологий в ПФР, то выделяем два больших этапа. Первый - до 2012 года, второй после.

До 12 года не было четкой концепции развития ИТ. Мы с этого начинали. Причем на первом этапе мы считали, что концепцию ИТ нужно писать после того, как будет написана стратегия развития ПФР в целом. Когда я проработал здесь год, то понял, что если мы не двинемся вперед, то не напишем концепцию никогда. Потому что стратегия ПФР постоянно меняется. Каждые полгода что-то новое, законодательство подвижно. Оно трансформирует материю.

Концепцию АИС ПФР-2 мы писали вместе с консультантами весь 2011 год. Затем началось создание системы, а в конце 2016 - начале 2017 стартует ее промышленный запуск. После этого весь 2017 год мы будем как хорошие участковые врачи ходить с термометром и измерять градус динамики каждой из 27 подсистем, смотреть, как они взаимодействуют друг с другом и с внешнем миром.

В чем принципиальные различия АИС ПФР первого и второго поколения?

Николай Елистратов: Две системы отличаются кардинально. Первая была исключительно внутрикорпоративной, практически не общалась с внешним миром, выдавала отчетность и статистику по пенсиям, по администрированию. Система работала на статистику, бюджет.

На рубеже 2012 года вся модель электронного правительства в России начала разворачиваться. Это повлекло изменения и в наши действия. Появился внешний контур – подсистема внешнего взаимодействия. АИС ПФР-2 во многом заточена на внешнее взаимодействие через ЕПГУ, через СМЭВ. Услуг у нас много, поэтому мы связаны со многими ведомствами разветвленной инфраструктурной сетью.

А общее в первой и второй системах то, что они связаны идеологическим стержнем – персонифицированным учетом. На него завязана вся история Пенсионного фонда.

Какой следующий этап развития АИС ПФР, например, в горизонте до 2020 года? Есть ли понятие АИС ПФР-3?

Николай Елистратов: В мыслях АИС ПФР-3 уже живет. Хотя бы потому, что АИС ПФР-2 запускается. Приблизительные параметры будущего мы знаем. И, конечно, вопрос об этом стоит. Но мы приняли решение, что новую концепцию в 2017 году раскручивать не будем. Это период обкатки. А в 2018 году у нас появится что-то с цифрами 2018-2025. Я думаю, что стержнем станет совершенствование системы изнутри – быстродействие, открытость, защита информации. Будет происходить выбор новых идей, которые рождает электронное правительство. А самое главное – ПФР будет развиваться, как мощный инновационный центр в сфере социального обеспечения. Для этого есть все предпосылки.

Мы в конце 2016 - начале 2017 годов запускаем универсальную и очень мобильную платформу, на которую нанизываются технологические «кубики Лего». Каждый кубик – это современная подсистема. Но каждый кубик из 27-ми увязан «нервной системой» в единый организм. Мы будем стараться наращивать мощь этой системы, делать ее максимально технологичной, дружелюбной, удобной для человека.

Жизнь сама находит нам задачи. Бывает, что начинаешь с мелочи, а затем это вырастает во что-то масштабное. Так было с ЕГИССО и ФРИ. Лет через пять, по моим представлениям, ЕГИССО станет полноценной информационной системой социального обеспечения Российской Федерации в целом. Всегда важно помнить, чтобы наши цели сопрягались с целями других ведомств. В этой связи наш опыт взаимодействия с ФНС – передача полномочий по администрированию – показывает, что в будущем, наверное, ресурсы нужно унифицировать и в значительной степени централизовывать. Это позволит и сэкономить деньги, и улучшить взаимные связи между федеральными органами.

Пример с ФНС – это, казалось бы, простая передача функций одного ведомства в другое. Но применительно к ФНС и ПФР это задача огромного масштаба. Потому что, как мы уже поняли, просто вырвать подсистему администрирования страховых взносов и передать ее ФНС - это и нам будет сделать сложно, и для наших коллег неприемлемо. Не вживется это в организм ФНС, потому что мы развивались на разных платформах. Задачи близкие, но все разное.

Головной боли много, но на этом процессе передачи функций от одного ведомства к другому мы с ФНС рождаем абсолютно новую историю. Она заключается в том, что в процессе совместной работы мы начинаем нащупывать совместные механизмы решения смежных задач.

Вы налаживаете унификацию систем?

Николай Елистратов: Выверки данных – по ИНН и СНИЛС – мы ведем довольно давно. А сейчас стараемся, чтобы эти идентификаторы работали в тесной увязке. Просто отдать свою подсистему мы не можем, потому что у нас остается множество функций, которые будут работать на той информации. Да и это невозможно с технологической точки зрения.

Т.е. можно сказать, что вы решили эту задачу?

Николай Елистратов: Мы очень близки к ее решению. Все параметры реализации приняты. У нас проходят регулярные совместные совещания. С 1 января мы начнем работать по новой схеме - ФНС будет администрировать, а мы будем делать все возможное, чтобы процесс пошел. Чтобы обе структуры получали достоверные данные.

Учитывается ли опыт создания АИС ПФР-2 в процессе создания ЕГИССО?

Николай Елистратов: Все учитывается и все делается по-новому. Мы создаем систему на богатом опыте и «набитых шишках». Берем много инструментов из опыта создания АИС ПФР-2. Понимаем, что ЕГИССО - система абсолютно внешняя. Там основу архитектуры составляют ядро и внешний контур. Она будет создаваться заново и в тесном взаимодействии с другими ведомствами. Оператором инфраструктуры определено Минкомсвязи. Заработает гособлако и открытое программное обеспечение.

Есть ли у вас план импортозамещения?

Николай Елистратов: Да. Есть план, есть тестировочные стенды, есть интересные результаты. Зачастую мы не успеваем тестировать всё в исполнительной дирекции, поэтому передаем эти задачи в сильные регионы. Тестируем, например, серверы на процессорах «Эльбрус».

Каковы результаты?

Николай Елистратов: На тех задачах, которые не судьбоносны, не самые тонкие, «Эльбрусы» нам подходят. Мы уже сравниваем ценовую политику и возможности площадей. У нас всегда была IBM-ориентированная структура. И когда мы начинаем сопоставлять, то получается, что «Эльбрусов» в сравнении с «айками» надо в 10 раз больше, а это значит, что нужно в 10 раз больше площадей. Но при этом ценник немного падает. Внимательно отслеживаем динамику. И от легких задач переходим к сложным. Смотрим, как оборудование себя будет вести на тяжелых задачах. Но поскольку есть ограничения по тем же площадям и есть осторожность в ожидании ценовой политики, то мы стараемся просчитать все риски.

Где сейчас используются «Эльбрусы»?

Николай Елистратов: Мы закупили и используем «Эльбрусы» на нескольких функциях, которые мы отрабатывали раньше на серверах IBM. Прежде всего, это сервис информирования граждан.

В основной инфраструктуре?

Николай Елистратов: Да, они работают в продуктивной сфере в нашем межрегиональном информационном центре, где расположена большая часть наших машин. Это наша основная технологическая площадка.

А каковы успехи с импортозамещением софта?

Николай Елистратов: Реализуется пилотный проект на документообороте в Татарстане. Но количество замечаний от нас к продукту было таким, что подрядчики захлебнулись. Но это, я считаю, большой плюс, потому что мы даем замечания не для того, чтобы отказаться от отечественных разработок. Мы просим внести изменения, и с каждым разом продукт становится лучше и лучше. Мы близки к искомому результату.

После того, как Татарстан будет доволен, продукт будет внедрятся и в других регионах?

Николай Елистратов: Без сомнений.

А что касается базового софта – операционных систем, СУБД?

Николай Елистратов: Мы здесь в начале пути. Пока рассказать не о чем.

Как у вас ситуация с ИТ-бюджетом? Приходится ли его сокращать?

Николай Елистратов: По плану информатизации 2016-2018 года мы закладывали на 2016 год 13,931 млрд рублей. Затем пришлось сократить до 12,6 млрд. Каждая цифра у каждого ведомства имеет свой окрас. Для ПФР общий ИТ-бюджет включает 2,2 млрд на услуги связи, еще 1,8 млрд на телефоны, картриджи и прочие комплектующие. Оставшиеся деньги распределяются на 2700 точек присутствия ПФР.

Мы внутри провели интересную аналитическую работу – взяли бюджеты наших коллег из других ведомств, структурировали их так, как мы видим, разбили на количество точек присутствия и по разным параметрам – развитие новых инструментов, эксплуатация систем – сравнили и пришли к выводу, что подавляющее большинство крупных ведомств опередило нас по затратам, некоторые в 2 – 2,5 раза.

На 2017 год мы хотели увеличить ИТ-бюджет, т.к. мы проходим пиковую точку развития, у нас заканчивается 2016 год. Запускаем АИС ПФР-2, идет создание ЕГИССО и ФРИ. Но нам сократили запрос. И мы были бы удовлетворены, если бы нам оставили хотя бы ту же цифру, к которой мы придем к концу 2016 года.

Из-за того, что последние три года нам оптимизируют бюджет, мы по темпам развития не проваливаемся, в сроки выводим в промышленную эксплуатацию АИС ПФР-2 и запускаем создание ЕГИССО и ФРИ, но нам не хватает систем хранения данных и простых рабочих станций для регионов.

А сколько денег нужно на компьютеры, чтобы заменить устаревшие, которым больше пяти лет?

Николай Елистратов: 2 млрд рублей. Постоянно стоим перед выбором – либо тратить на компьютеры, либо планово развиваться.

«Гособлако» и единая телеком-инфраструктура не помогают оптимизировать затраты?

Николай Елистратов: В конечном счете, уверен, оптимизируют. И это естественно. Но это путь, который только предстоит пройти.

Если я правильно понимаю, первой системой, которую вы разместите в «гособлаке», будет ЕГИССО?

Николай Елистратов: Да, мы бы очень хотели, чтобы эта система открыла новые поколения инновационных масштабных инструментов.

А есть ли подобные планы насчет АИС ПФР-2?

Николай Елистратов: Без всяких шуток, когда мы встречаемся с Минкомсвязью, всегда говорим, что будем очень рады опробовать и использовать все возможности. Мы стараемся сделать так, чтобы наши ресурсы были дешевле. У нас есть технологическая площадка на Сущевском валу. В силу того, что мы в конце 2015 года вышли на пределы мощностей, мы были вынуждены искать площадки, чтобы перебросить туда часть среды разработки. В итоге на сегодняшний день уже активно работаем на Гознаке.

Для вас это был первый опыт аутсорсинга инфраструктуры?

Николай Елистратов: Да. Первый опыт. Надеюсь, он будет удачным.

«Ростелеком», насколько известно, должен стать оператором «гособлака», но в этом вопросе происходит какой-то нормативный коллапс…

Николай Елистратов: В этом и есть наши опасения избежать зон риска, основное условие нашего взаимодействия. Мы готовы идти на большие изменения, ведем активный диалог со многими, в том числе с "Ростелекомом". Готовы тестировать, использовать их инфраструктуру, но рисковать не можем, т.к. наши функции - социально значимые. К сожалению, это одна из больших проблем для ФОИВов, когда создаются хорошие инструменты, но иногда проигрывают во времени. Мы были бы рады, если бы ЕПГУ всегда опережал наш внутренний портал электронных сервисов. Есть уже большая плеяда пенсионеров, которые могут получать назначения пенсии ни разу не заходя в наши офисы. В личном кабинете на нашем внутреннем портале уже доступно 47 сервисов, и некоторые из них очень востребованы. За полгода – совершено более 2 млн заходов в личный кабинет.

Совместно с Минкомсвязью работаем над тем, чтобы централизованные мощности использовать в полную силу.

И откажетесь предоставлять услуги на своем сайте?

Николай Елистратов: Абсолютно верно. Если единая телеком-инфраструктура нам позволит экономить, мы сможем заняться многими, более приземленными делами.

Надеетесь ли вы, что импортозамещение позволит вам сэкономить?

Николай Елистратов: Любой дипломат сказал бы, что мы бы очень хотели этого. Есть же в России вещи, которые превосходят западные или восточные аналоги. У нас ведь такое количество «золотых» людей, таких мозгов нет нигде. Такие люди приходят к нам на практику, но потом, как правило, уходят. В ПФР они проходят отличную школу. Но остановить талантливых молодых спецов очень сложно. Это проблема в масштабах страны. Люди лучшие, но их размывает неустроенность.

Что касается экономической выгоды от импортозамещения, то это произойдет, если производители не задерут цену. Но если они вырастут на 40%, то риски неисполнения социальных обязательств не оставят нам выбора.

Дорогое оборудование не всегда самое плохое. Но если к тому же оно еще более объёмное, работает медленнее и служит меньше, тогда уж точно оно хуже. А наши люди заслуживают только самого удобного и хорошего.

Если отечественные производители все сделают качественно и удержат на долгие годы высокую планку качества и культуры обслуживания, то наша ИТ отрасль поднимется быстро. Мы все на это надеемся.

Читайте также

Автопортрет: Николай Елистратов о знакомстве с Каддафи и Арафатом, гневе, музыке и детях