2019/11/29 18:32:01

Как цифровые платформы трансформируют госуправление

Цифровые платформы актуальны не только для ИТ-компаний. Они могут трансформировать и систему государственного управления. Однако потенциал платформ в этой сфере требует дополнительного изучения и анализа, поскольку в отличие от бизнеса в госуправлении иные условия и специфика в реализации проектов и программ.

Содержание

Цифровые платформы могут трансформировать систему государственного управления
Цифровые платформы могут трансформировать систему государственного управления

2019: Медведев утвердил создание цифровой платформы госуправления

В конце ноября 2019 года премьер-министр Дмитрий Медведев утвердил «дорожную карту» по созданию цифровой платформы госуправления и поручил утвердить план на её основе. Работа над проектом стартует в 2020 году. Об этом «Коммерсанту» рассказал представитель вице-премьера Максима Акимова.

По его словам, в 2020 году в ведомства начнут пилотные разработки сервисов, по результатам которых должен быть сделан «квантовый скачок в скорости и полноте оказания госуслуг в электронном виде».

Дмитрий Медведев утвердил «дорожную карту» по созданию цифровой платформы госуправления и поручил утвердить план на её основе
Дмитрий Медведев утвердил «дорожную карту» по созданию цифровой платформы госуправления и поручил утвердить план на её основе
«
Платформенный подход стал ведущим, и сегодня практически все крупнейшие компании мира используют платформенные бизнес-модели, чтобы продвигать свой бизнес. И нам этот опыт надо использовать, чтобы обеспечить новый уровень взаимодействия государства, бизнеса и граждан нашей страны. Для этого у нас есть программа по цифровой экономике, и для этого необходимо постараться сформировать цифровую платформу государственного управления, — заявил Дмитрий Медведев на совещании по цифровой системе государственного управления в центральном офисе Сбербанка.
»

Предполагается, что государственным органам будет запрещено конкурировать с частными компаниями, которые, по словам руководителя Аналитического центра при правительстве Владислава Онищенко, получат возможность оказывать весь спектр госуслуг. Будут выработаны модели взаимодействия государства с бизнесом, чтобы снизить затраты граждан на получение этих услуг и обеспечить коммерческую привлекательность сервисов, отметил он.

Владислав Онищенко подчеркнул, что мероприятия «дорожной карты» не потребуют дополнительных бюджетных средств, достаточная сумма уже заложена в национальной программе «Цифровая экономика» и в бюджетах ведомств. Суммарные вложения проект «Цифровое госуправление» с 2019 по 2024 годы оцениваются в 235,7 млрд рублей. [1]

Цифровая платформа – что это?

Сегодня мы становимся свидетелями того, как цифровые технологии на наших глазах видоизменяют все традиционные отношения. Платформы Uber и Яндекс-такси доступны в разных странах и удобно организуют взаимодействие между пассажирами и таксистами. Платформа по аренде жилья AirBnb предлагает гибкую контролируемую схему взаимодействия между арендодателями и арендаторами жилья. Платформа Kickstarter позволяет авторам инновационных идей собирать деньги на реализацию будущих продуктов или услуг, платформа Upwork в США и аналогичные ей платформы в других странах обеспечивают полный цикл отношений между фрилансерами и нанимателями, начиная с описания проектов, условий их выполнения, заключения контрактов, оплаты работы и уплаты нужных налоговых отчислений и позволяя нанимателям управлять групповыми проектами онлайн. Платформа Amazon Web Services (AWS) предлагает разработчикам ПО инструментарий полного цикла создания и развертывания коммерческих приложений по самым различным направлениям: машинное обучение, облачные вычисления, мобильные технологии, Интернет вещей и проч.

Потенциал цифровых платформ в сфере государственного управления требует дополнительного изучения и анализа, поскольку в отличие от бизнеса в государственном управлении иные условия и специфика в реализации проектов и программ. Однако в стратегической перспективе цели по повышению качества услуг и взаимодействия с потребителями у государства и бизнеса совпадают.

Цифровизация в России сделала сверхпопулярным активно использовавшийся в ИТ-сфере термин «платформа». Вычислительная, компьютерная, программная отраслевая, продуктовая... Но платформы сегодня актуальны не только для ИТ-компаний.

Платформенное мышление становится господствующим не только на телекоммуникационных и высокотехнологичных рынках, но и на потребительских рынках: такси, покупка товаров и продуктов, каршеринг (carsharing), аренда недвижимости и в других отраслях, которые можно отнести к экономике совместного потребления (sharing economy). Платформы как революционная бизнес-модель, по А. Моазеду и Н. Джонсону, сменив линейную модель бизнеса, изменяют не только наше сознание, но видоизменяют экономические принципы.[2]

Платформа – это цифровая форма организации взаимодействий между отраслевыми поставщиками и потребителями с целью минимизации транзакционных издержек (например, при поиске партнеров, товаров, услуг, организации платежей, заключении контрактов, контроле исполнения договоренностей, оценки репутации отраслевых участников и т.д.) Платформа «ускоряет обмен ценностью между двумя и более группами пользователей, потребителей и производителей»[3], обеспечивает контроль и оценку результата, а в необходимых случаях может выступить первичным арбитром в случае спора между поставщиком и потребителем. На платформах создается понятная система монетизации услуг для пользователей. Для реализации функционала платформы формируется сложная архитектура цифровых решений, которая требует серьезных организационных и нормативно-правовых изменений для её создания и реализации.

Как доказывает мировой опыт, успешными становятся такие платформы, которые, используя положительный сетевой эффект (одновременное приращение поставщиков и потребителей товаров и услуг, в котором обе стороны могут меняться ролями) и управляя им, максимально упростили основные процедуры обмена и взаимодействия и сократили издержки всех задействованных сторон. При этом, чем больше участников взаимодействия вовлечено, т.е. выше положительный сетевой эффект, тем больше выигрывают все участники платформенного взаимодействия и тем ниже издержки взаимодействия.

Важнейшим импульсом для создания цифровых платформ, как раз и становятся узкие и проблемные звенья взаимодействий в отрасли, и чем большее количество участников обмена несут издержки, тем выше эффекты и выгоды от создания платформы.

Для чего государству нужны цифровые платформы?

В данной статье мы рассмотрим, как цифровые платформы могут трансформировать систему государственного управления. С одной стороны, в российской практике госуправления термин «платформа» нередко стал применяться как синоним информационной системы. В ведомственные документы включаются мероприятия по разработке и созданию цифровых платформ, например, для размещения базы данных ресурсов для опережающей профессиональной подготовки (Минпросвещения России), для взаимодействия в сфере стратегического управления в целях согласованности действий всех участников (Минэкономразвития России) и т.д.

С другой стороны, многолетний опыт развития отдельных государственных информационных систем (ГИС) создал условия для их успешной трансформации в цифровые платформы. Например, федеральные порталы госуслуг, госзакупок, управленческих кадров можно рассматривать как прототипы будущих платформ.

По классификации Н. Срничека, платформы, основная цель которых – минимизация издержек ключевого взаимодействия с точки зрения логики бизнес-процессов, можно отнести к «бережливым платформам» (lean platforms)[4]. По этому принципу работают информационные агрегаторы, например, Яндекс-такси и Uber, которые выстраивают процесс взаимодействия максимально удобным способом как для поставщиков, так и потребителей услуг.

Основной актив бережливых платформ – данные о потребителях и поставщиках. Эти данные касаются размера, количества компаний, клиентов, каталогизации товаров и услуг, потребительских цен на рынке и их динамики, потребительского поведения пользователей и т.д. В результате платформа-агрегатор или платформа-маркетплейс может прогнозировать динамику размера рынка, потребности рынка в товарах и услугах, в том числе еще не представленных в текущий момент.

Считаем, что органам власти сегодня нужно перенять идеологию бережливых платформ, что позволит через оцифровку ключевых процессов в ведомствах не только оптимизировать внутренние процессы, но и трансформировать взаимодействия со всеми группами потребителей. Причем в этом случае государственное регулирование отрасли будет основано на анализе и принятии решений на базе цифровых данных об отраслевых потребителях и поставщиках.

Ниже мы рассмотрим примеры, каким образом государство может и должно включаться в управление платформами.

Трансформация ГИС в цифровые платформы

Во-первых, государство может выступать инициатором создания или трансформации ГИС в цифровые платформы. Текущими программными документами по созданию цифровой экономики в России предусмотрено 16 задач (результатов) по созданию цифровых платформ. Например, цифровой платформы электронного правительства, платформы «цифровой профиль», платформы идентификации, платформы исполнения государственных функций и др.

Федеральный портал госуслуг www.gosuslugi.ru также можно рассматривать как будущую платформу, на которой, с одной стороны находятся органы власти всех уровней, а впоследствии и бюджетные организации, а с другой стороны – физические и юридические лица.

Одним из важнейших условий трансформации портала госуслуг в платформу является привлечение к предоставлению госуслуг посредством портала других организаций, оказывающих связанные услуги. Например, услуги по межеванию земельных участков. Можно предоставить гражданину выбор и обращение к кадастровому инженеру на портале. Для этого необходимо разработать механизм допуска на платформу кадастровых инженеров, определить критерии, по которым определяется их квалификация, согласовать механизм оплаты услуг кадастрового инженера и т.д. Также можно ввести систему рейтингования аккредитованных кадастровых инженеров на основе отзывов граждан и иных параметров. Помимо кадастровых инженеров, это могут быть нотариальные услуги, услуги страхования, банковские сервисы, сервисы доставки и т.д.

Другое условие – создание «куста платформ» или экосистемы цифровых платформ, где портал госуслуг – основной, но не единственный инструмент получения государственных, бюджетных и муниципальных услуг. Таким образом, трансформация в платформу происходит на основе единых механизмов включения новых акторов для содействия в исполнении сложных услуг (суперсервисов).

Другой пример – трансформация в платформу портала госзакупок www.zakupki.gov.ru, который уже сегодня формально подходит под определение платформы, поскольку обеспечивает поиск конкурентоспособных предложений. В перспективе ключевые взаимодействия могут дальше совершенствоваться как за счет упрощения предусмотренных законодательством о контрактной системе процедур, так и за счет развития технологий автоматического или алгоритмического контроля всех этапов закупки. Например, путем формирования системы триггеров (сигнальных предупреждений) для выявления нарушений заданных условий закупки или внедрение «умных» алгоритмов по проверке корректности заявки, выбору победителя, обнаружению попыток мошенничества, некорректных действий и т.д.

Цифровизация не только максимально снизит издержки на каждую проведенную закупку, но и позволит отказаться от субъективных решений на уровне конкретных служащих, превратив последних не принимающими, а утверждающими или отклоняющими решения, предлагаемые алгоритмами платформы.

Внедрение описанных подходов позволит протестировать и внедрить на платформе госзакупок технологические отечественные разработки в области машинного обучения и обработки больших данных. Впоследствии накопленный опыт может быть распространен на другие проекты цифровизации.

Однако государственная инициатива трансформации ГИС в цифровые платформы вовсе не означает, что платформа должна и дальше развиваться и обслуживаться за бюджетные средства, как в случае ГИС. Кроме того, далеко не все ГИС могут трансформироваться в платформу.

В целях дальнейшей оптимизации административных издержек и предоставления качественных сервисов государство заинтересовано прежде всего в конкуренции на рынке, на котором формируется платформа, и в создании прозрачных условий для выхода «из тени» на платформу участников и посредников, которые ранее могли быть незаметны или неизвестны. Таким образом, в первом варианте возможно несколько сценарных подходов:

  1. государство утверждает все основные правила взаимодействия на платформе и определяет оператора платформы, который в соответствии с установленными требованиями обеспечивает развитие системы, созданной за бюджетные средства, формирует модель (технологию) входа на платформу и контроль за соответствием требованиям участников;
  2. государство делегирует право устанавливать правила на платформе оператору, при этом создает механизмы антимонопольного регулирования и обеспечивает контроль за соблюдением;
  3. создается государственно-частное партнерство, в котором право владения и эксплуатации платформы в дальнейшем может быть перераспределено между государством бизнесом.


Каждый из вышеописанных вариантов имеет свои преимущества и риски, которые обусловлены целями формирования платформ, их типами и используемыми технологиями.

Однако независимо от выбранного сценария и конкретного рынка, должен быть сформирован комплекс нормотворческих инициатив, направленных не только на регулирование отдельной платформы, но и всей отрасли (сферы) в связи с формированием в ней платформ.

Платформенный подход для госрегулирования отраслевых рынков

Во-вторых, государство может делегировать часть регуляторных функций уже созданным или создаваемым рыночным платформам, тем самым сокращая масштабы госрегулирования.

В действующей модели государственного регулирования объектом регулирования являются участники рынка, которые в зависимости от осуществляемой деятельности должны получать государственные лицензии (разрешения), периодически проходить проверки, предоставлять отчетность, оплачивать налоги (сборы) и т.д.

При переходе участников рынка на платформу последняя берет на себя часть функций регулятора. Например, допуск участников через систему соответствия заданным критериям, контроль качества услуг и система страхования вместо госконтроля, сбор текущей отчетности, встраивание механизмов транзакционного налогообложения в алгоритмы работы цифровых платформ или наделение функциями налогового агента операторов цифровой платформы и т.д.

Ключевыми преимуществами использования платформенного подхода для госрегулирования отраслевых рынков является, во-первых, существенное сокращение административных издержек как для госорганов, так и хозяйствующих субъектов, во-вторых, повышение прозрачности участников рынка и условий работы на рынке за счет перехода на алгоритмическое управление платформой.

В этом варианте также возможно несколько сценарных подходов:

  1. государство может передать часть своих функций оператору платформы, например, в части сбора обязательных платежей или отраслевой отчетности, включая статистическую;
  2. государство может стать одним из участников платформенного обмена либо со стороны поставщиков, передав на платформу взаимодействие с потребителями по вопросам оплаты, например, коммунальных услуг, иных обязательных платежей, либо со стороны получателей, например, отраслевой отчетности, включая статистическую;
  3. антимонопольное регулирование рынков, направленное на предотвращение рисков монополизации рынков, посредством механизмов государственного регулирования либо саморегулирования, в зависимости от целей формирования платформ, их типов, используемых технологий и т.д.
  4. оказание поддержки по продвижению отраслевой платформы на международные рынки через межгосударственные союзы и объединения.

Стимулы для создания коммерческих цифровых платформ

В-третьих, государство может стимулировать создание коммерческих цифровых платформ на тех рынках и в отраслях, где это экономически целесообразно.

Это не должно означать исключительно выделение бюджетных средств на создание цифровых платформ, например, на платформу транспортного комплекса или платформу поддержки производственной и сбытовой деятельности субъектов малого и среднего предпринимательства, что уже предусмотрено в федеральном бюджете на 2019 г.

Государство, например, может включиться в диалог с отраслевыми игроками на предмет поиска платформенного решения для снижения транзакционных издержек или стимулировать участников отрасли на создание СРО, в которой будут выработаны прозрачные и справедливые отраслевые правила взаимодействия. При этом они могут быть протестированы на основе новых цифровых технологий. Это формат «регуляторной песочницы», примером которой может служить проект «Мастерчейн», курируемый Банком России.

Как показывает опыт создания цифровых платформ в коммерческом секторе, цифровые платформы становятся успешными при соблюдении целого ряда условий и готовности самого рынка.

Во-первых, должно быть четко определено ключевое взаимодействие, вокруг которого должна создаваться и впоследствии развиваться цифровая платформа. Во-вторых, рынок должен характеризоваться большим количеством участников со стороны поставщиков и со стороны потребителей, и издержки обеих сторон на взаимодействие достаточно высоки. В-третьих, инфраструктура взаимодействия платформы должна быть открыта для участников рынка, а порог входа на платформу низким. Наконец, современные платформы постоянно накапливают большие объемы данных о поведении участников, которые впоследствии могут использоваться для оптимизации работы платформ и становиться ее конкурентным преимуществом.

При наличии вышеназванных условий государство должно создавать стимулы для появления платформ. Это могут быть стимулы нескольких видов:

  1. предоставление доступа к критически важным для формирования цифровой платформы данным из ГИСов, перечням, реестрам и т.д. (например, данные о недвижимости и наложенных на нее обременениях являются критически важными для запуска сервисов продажи и аренды недвижимости), а также к необходимой государственной инфраструктуре взаимодействия с платформой (например, СМЭВ, ЕСИА, НСУД);
  2. предоставление льготных условий и ставок для налогообложения, государственных грантов и субсидий;
  3. создание регуляторных песочниц для тех сфер и отраслей, где высокие трансакционные издержки, большое количество посредников между поставщиками и потребителями, фрагментированные, несвязанные источники поставок товаров (услуг) и т.д.;
  4. популяризация отраслевых платформенных сервисов;
  5. разработка нормативно-правовой базы, обеспечивающей равный доступ на платформу для всех участников, действенные механизмы разрешения споров, предоставления государственных гарантий законности взаимодействий через платформу.


Помимо этого, необходимо учитывать, что крупнейшие международные платформы (Facebook, Uber, AliExpress и др.) открываются одновременно на всех национальных рынках. Поэтому важно построить карту отраслей и проанализировать присутствие в ней созданных платформ. В случае, когда уже создано несколько отраслевых платформ, и они конкурируют между собой (Яндекс-такси и Gett), государственное стимулирование нецелесообразно.

Выводы

Таким образом, цифровая платформа – это система формальных и неформальных правил и алгоритмов взаимодействия между поставщиками и потребителями товаров (услуг), предназначенная для снижения издержек взаимодействия между ними и обеспечиваемая архитектурным стеком программно-аппаратного обеспечения, необходимого для хранения и анализа цифровых данных об участниках взаимодействия.

Цифровая платформа кардинально изменяет систему отношений между участниками взаимодействия, как в свое время светофор, поставленный на перекрестке, заменил дежурного постового.

Таким образом, госрегулирование в цифровую эпоху может осуществляться непосредственно платформой как инструментом для алгоритмической настройки и организации ключевых процессов взаимодействия, протекающих в отрасли.

Основным критерием эффективности внедрения отраслевых платформ становится большая прозрачность и подотчетность в деятельности участников отрасли при существенном сокращении издержек взаимодействия и повышении степени открытости в конкуренции внутри отрасли и, как следствие, повышение качества товаров (услуг) и снижение их цены. Другим, но важным критерием можно считать успешность вывода отраслевой российской платформы при определенном уровне поддержки государства на международный уровень и присоединение к ней участников из других стран.

Необходимым, но не первоочередным условием внедрения платформенного подхода в госуправлении является модификация гражданского и отраслевого законодательного регулирования, направленная на стимулирование конкуренции между платформами в отраслях, где это целесообразно. Одновременно необходимо усиливать антимонопольное законодательство с учетом развития платформ в отраслях с ограниченной конкуренцией.

Государство безусловно будет использовать платформенный подход к развитию созданных ГИС, в первую очередь, для тех решений, готовность которых к платформенной трансформации достаточно высокая (описанные примеры порталов госзакупок, госуслуг, а также госслужбы, НСУД и др.).

Эффективность платформизации зависит также от качества управления крупными и затратными проектами, в основе которых не только цифровая, но и организационная трансформация. В этой связи целесообразно развивать партнерские отношения с поставщиками цифровых решений, подрядчиками, обеспечивающими работу ГИС, в интересах различных референтных групп. Партнерство в конкретной отрасли означает также передачу отдельных функций (налогообложение, разрешение конфликтов, организация и контроль сделок) партнерам на платформе.

Мы не ожидаем от государства быстрого планового внедрения отраслевых платформ, скорее, мы видим необходимость в проявлении гибкости при выборе инструментов регулирования в зависимости от ситуации в отдельной отрасли. Предметом постоянного диалога с отраслевыми игроками становится использование государственных данных и государственной инфраструктуры для доступа к большему числу потребителей минимально затратным образом (ЕСИА, СМЭВ, различные API, сетевая инфраструктура и т.д.).

Цифровые платформы для государства – это не очередной модный (хайповый) тренд. Это инструмент реальной трансформации отраслей в пользу более справедливой и прозрачной конкуренции на основе цифрового государственного регулирования. Мы полагаем, что представленный платформенный подход, выраженный через соответствующие организационные, правовые и технологические механизмы, может дать ощутимый социально-экономический эффект для всего общества и оправдать объективно высокие затраты, которые сопровождают процесс цифровой трансформации.

Авторы:

  • Дмитриева Наталья Евгеньевна, старший научный сотрудник Института государственного и муниципального управления.
  • Жулин Андрей Борисович, директор Института государственного и муниципального управления
  • Плаксин Сергей Михайлович, заместитель директора Института государственного и муниципального управления
  • Синятуллина Ляйля Хабибовна, начальник отдела перспективных исследований Института государственного и муниципального управления
  • Стырин Евгений Михайлович, ведущий научный сотрудник Института государственного и муниципального управления

См. также

Примечания

  1. Бизнесу окажут госуслугу Компании подключат к цифровому госуправлению
  2. Моазед А., Джонсон Н. Платформа. Практическое применение революционной бизнес-модели, М.: Альпина Паблишер, 2019.
  3. Моазед А., Джонсон Н. Платформа. Практическое применение революционной бизнес-модели, М.: Альпина Паблишер, 2019.
  4. Срничек Н. Капитализм платформ / пер. с англ. и науч. ред. М. Добряковой; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2019. – 128 с. С. 68.