Цифровая троица. Схема и анализ новой системы управления технологическим развитием России
 
2018/07/16 10:41:14

Цифровая троица. Схема и анализ новой системы управления технологическим развитием России

Несмотря на, казалось бы, косметические перестановки в правительстве России в мае 2018 года, схема управления цифровым и технологическим развитием России стала совершенно иной. Издание TAdviser подготовило карту новой модели и анализирует суть произошедших изменений.

В государственной системе управления развитием и внедрением информационных технологий в 2012-2018 годах доминировали два центра силы – правительственный, в министерстве связи под руководством Николая Никифорова, и президентский, где этими вопросами заведовал помощник президента Игорь Щеголев, а работа велась в подчиненном Щеголеву ИТ-управлении администрации президента.

Вероятно, эта система управления была признана не самой эффективной. Постепенно она стала дополняться новыми структурами и персонажами, и в итоге ни Щеголев, ни Никифоров вообще не сохранили свои прежние посты в новой конфигурации власти.

В правительстве ИТ, а точнее – цифровое развитие, с мая 2018 года стал курировать новый специально выделенный вице-премьер Максим Акимов. А в администрации президента эти вопросы поделили первый замглавы Сергей Кириенко, которому досталось ИТ-управление (руководитель - Андрей Липов), и помощник президента Андрей Белоусов через Экспертное управление (замруководителя, отвечающий за ЦЭ - Леонид Осипов).

На инфографике TAdviser можно увидеть, кому отошли какие вопросы и как деятельность этой цифровой троицы связана с другими структурами в сфере технологического развития.

Какие выводы из этой схемы можно сделать?

Статус темы в правительстве был повышен до заместителя премьер-министра, и для самой темы цифрового развития это плюс. Вице-премьер априори находится над министерствами и может выступать третейским судьей в их спорах, а значит есть надежда, что вопросы будут решаться быстрее и эффективнее.

Но чрезмерных иллюзий тут быть не должно. Финансово-экономический блок (включая Минэкономразвития – постоянного оппонента Минкомсвязи) курирует правительственный тяжеловес, первый вице-премьер Антон Силуанов. И именно к нему в случае разногласий с новым министром связи Константином Носковым сможет апеллировать глава Минэка Максим Орешкин (кстати, бывший заместитель Силуанова).

Социальный блок, занимающийся вопросами образования, здравоохранения, труда, соцзащиты, пенсий, подотчетен другому не менее авторитетному вице-премьеру Татьяне Голиковой (тоже, кстати, бывшему замминистра финансов). Учитывая растущую важность вопросов развития цифровизации во всех отраслях экономики, вполне вероятно, что дискуссии на эту тему будут все чаще подниматься из министерств на уровень вице-премьеров.

Еще одно важное изменение – тема цифровизации оказалась распределена между не двумя, как раньше, а тремя центрами силы: одним правительственным и двумя в администрации. Хорошо ли это? Смотря для кого.

Высокопоставленным чиновникам в ведомствах, вероятно, жить станет сложнее, ведь им придется учитывать сигналы, исходящие из каждого центра. Бизнесу же, думается, будет проще – если одна из дверей для их инициатив окажется закрытой, можно постучаться во вторую или в третью.

А закрытой дверью, кажется, станет правительственная. По темам ИТ и цифровой экономики отношения с бизнесом, судя по всему, охладеют до рекордно низких температур.

У министерства связи предыдущей итерации при работе над программой «Цифровая экономика» большая часть ответственности и полномочий была возложена на бизнес, сказал в июле 2018 года Константин Носков. Нынешнему министерству, по его словам, предстоит больше вовлекаться в планирование и реализацию программы, ведь «бизнесу невозможно вести диалог в рамках бюджетного процесса».

Разговаривать с властью бизнес, очевидно, продолжит, но не через правительственные структуры, а через АНО «Цифровая экономика» (руководитель - Евгений Ковнир) и, возможно, нового спецпредставителя президента по вопросам цифровизации Дмитрия Пескова. Эти институты были созданы по инициативе помощника президента Андрея Белоусова и, вероятно, станут альтернативным каналом связи между частным сектором и государством.

В этой связи ряд собеседников TAdviser считает, что президентская вертикаль вместе с бизнес-сообществом в системе управления цифровым развитием будет выполнять созидательную (креативную) роль, а правительственная вертикаль сосредоточится на исполнительных функциях.

Разумеется, сохранит заметную роль в системе цифрового развития силовой блок. Вывод об этом можно сделать хотя бы по значительному числу мероприятий программы «Цифровая экономика», в которых ФСБ, ФСО и ФСТЭК забронировали себе статусы ответственных исполнителей.

Кто еще может претендовать на серьезные роли в этой системе? Мы бы делали ставку на Сбербанк. Тут и амбиции Германа Грефа в направлении цифровизации госуслуг, и сформированные в банке кадровые ИТ-ресурсы, и крупные партнерства с ИТ-игроками, и приобретения стартапов в этой сфере, и недавно законодательно закрепленная возможность создавать ИТ-системы по модели ГЧП. Практически все компоненты для запуска государственных цифровых платформенных инициатив уже в наличии.

Резюмируя, скажем, что простота, стройность и прозрачность – это не те характеристики, которые можно применить к новой системе управления цифровым и технологическим развитием России. Чтобы окончательно понять, кто в этом оркестре дирижер, кто – музыканты, а кто – инструменты, давайте наблюдать.

Автор: Главный редактор TAdviser Александр Левашов