2017/04/18 12:43:02

Интервью TAdviser с председателем совета директоров группы компаний «АйТи» Тагиром Яппаровым

Изменения в экономике привели к трансформации рынка ИТ. Компании перестраивают структуру бизнеса, ищут точки роста в новых технологиях. О том, как группа «АйТи» адаптировалась к новым реалиям, в чем видит потенциал рынка и какие планы строит, в интервью TAdviser рассказал ее председатель совета директоров Тагир Яппаров.

Тагир
Яппаров
Тренд доминирования западных технологий меняется

Как развивался российский ИТ-рынок в 2016 году? Можно ли сказать, что кризис миновал?

Тагир Яппаров: Я думаю, что 2016 стал годом завершения адаптации. За 2-3 года рынок адаптируется к резким изменениям, и фактически все перестроились на новую модель. Большинство компаний показало нормальные результаты, начали говорить о развитии, но то, что экономика не растет, является серьезным фактором, ограничивающим реальные возможности для развития.

Мы, к примеру, показали небольшой рост в пределах 10%, но при этом сильно изменили структуру бизнеса. Наше сегодняшнее позиционирование сфокусировано на разработке собственных продуктов, на услугах разработки программного обеспечения. Это изменение структуры дохода и позиционирования для нас являлось основным трендом, который позволял наращивать объем бизнеса.

Есть достаточно оптимистичные прогнозы о том, что в 2017 году в целом экономика страны будет расти. Сейчас открываются инвестиционные темы, которые 2-3 года были заблокированы, когда весь инвестиционный блок ушел в ручное управление. Все, что было критически важно, запускали. Все, что можно было откладывать, откладывали. За эти годы накопилось большое количество тем и проектов.

Что это за инвестиционные темы, которые открываются? В каких отраслях, в каких направлениях?

Тагир Яппаров: Как пример, мы видим, что банковский сектор сейчас активно обсуждает трансформации, которые приводят к более интенсивному использованию технологий. У банков стали появляться технологические конкуренты, и им приходится самим активно вкладываться в финтех. При этом они активно модернизируют уже имеющиеся у них информационные системы. Крупные игроки начинают интенсивней вкладываться в ИТ, яркий пример – это Сбербанк.

Другая тема – это цифровизация экономики. Речь идет не столько об информатизации государства, сколько о тех усилиях, которые государство прикладывает, чтобы технологии стали основой для взаимодействия компаний, глубже входили в управление компаний, и в целом, чтобы экономика становилась цифровой. Государство начинает эту тему активно поднимать, что является фактором развития рынка, который подтолкнет многих участников к инвестированию в технологии. В первую очередь, в технологии взаимодействия.

Есть одно направление, которое мы считаем очень перспективным для рынка, которое пока не сильно ассоциируется с нами. Это технологии, связанные с «Умным городом». Мы считаем, что в ближайшие 5-10 лет все города России с населением больше 50 000 человек будут внедрять технологии «Умного города». Важно, что у нас есть уже и проекты, и собственные технологии, и понимание, как это будет развиваться.

Одна история – Москва, она не тиражируема, потому что это большие системы, которые делаются за большие деньги. У средних городов таких денег нет, им нужно, чтобы все было сразу упаковано как единая концепция, была этапность, и чтобы каждый этап давал результат – экономию или доход.

[У нас есть собственная платформа, стратегические партнеры – Philips и Cisco. Есть продукт – интеллектуальная система Unilight. И есть понимание, как дальше к нему добавлять новые сервисы. Наши клиенты – средние города России.

Как вы оцениваете изменение конкурентной среды на рынке?

Тагир Яппаров: В целом ландшафт меняется. Раньше было доминирование западных технологий и производителей. Основная зона для российского производителя была связана с прикладным программным обеспечением. Банковские системы, ERP, СЭД – это все прикладные системы. Прикладной уровень во многом был локальным. Были зоны, где конкуренция была в пользу западных производителей. Крупные предприятия выбирали западные решения при наличии отечественной альтернативы. Сейчас этот тренд меняется.

Появилось понимание, что многие технологии, которые находятся даже не на прикладном уровне, можно развивать в России. Два года, посвященные дискуссии по поводу того, есть ли российские производители, по поводу поддержки российских производителей, не прошли даром.

Много дискуссий вокруг системного программного обеспечения. Я считаю, что здесь все пока сложнее, хотя есть позитивные примеры. Часто в open source идет имитация, простое перекрашивание. Но если есть российские компании, которые участвуют в контрибуции ядра, то они имеют полное право позиционировать себя как соразработчиков и поставщиков этих технологий на российском рынке. Мне кажется, что для многих классов софта это один из способов создания национальных решений на конкурентном международном уровне. Но пока таких примеров мало.

Как вы оцениваете ход замещения импорта российским софтом? Существует ли позитивная динамика?

Тагир Яппаров: Позитивная динамика существует. Я бы отметил несколько трендов. В технологиях, которые только сейчас начинают внедряться, импортозамещение близко к доминированию. В зрелых технологиях процесс идет сложнее, потому что тут речь об эксплуатации уже существующих больших промышленных систем. Там больше пилотирование, тестирование и повышенный интерес к реальному сравнению российских технологий с мировыми.

Я считаю, что в целом процесс позитивный. Просто нужно спокойнее относиться к тому, что он займет несколько лет. Цикл от выхода на рынок до реального бизнеса – 3-5 лет.

Какие основные задачи ставит перед собой ваша компания на этот год?

Тагир Яппаров: В этом году мы начнем работу с рынком по продвижению более понятной и логичной бизнес-структуры. Мы четко сфокусировались на софте, на постERP-технологиях – ECM, BPM, промышленный интернет, корпоративная мобильность, Machine Learning. Мы видим, что при небольших абсолютных цифрах это точки серьезного роста и потенциала на следующие годы.

Нам нужно сделать стратегическое позиционирование более логичным и интересным заказчикам. Мы ломаем голову, как это все структурировать и превратить порядка 12 направлений работы в минимальное количество – 3-4 идеи, которые понесем заказчику.

Как изменилась прибыльность «АйТи» в 2016 году по всей группе компаний? Можно ли говорить о значительном росте? И как продвигается ваша подготовка к IPO?

Тагир Яппаров: Скажем так, EBITDA растет заметно – на 29%. Прибыль, я думаю, по сравнению с прошлыми годами тоже растет, но не так драматично, потому что мы много инвестируем. В связи с нашими планами по выходу на Московскую биржу с софтовым блоком, EBITDA является для нас ключевым показателем для контроля и развития. Вся эффективность сразу видна.

Подготовка к IPO идет активно. Мы создали совместную рабочую группу с Московской биржей, куда вошли и консультанты, и инвестиционные игроки, и начали обсуждать, какие есть системные проблемы. Например, ключевая проблема на бирже – это ликвидность, наличие инвесторов, которые с акциями работают. При рассмотрении аналогичных примеров в Европе, например, мы поняли, что критически важным является наличие пенсионных фондов как инвесторов. Сейчас ЦБ выпустил нормативку, по которой пенсионные фонды смогут инвестировать в компании второго эшелона Hitech секции, это большой плюс.

Одна из больших дискуссий, которая сейчас идет в этой рабочей группе, - о формировании аналитики по ИТ-рынку. Профильные аналитические компании ушли из России. И инвесторы фактически переквалифицировали, уволили аналитиков по ИТ-направлениям.

Какие крупнейшие проекты удалось реализовать вашей компании в 2016 году?

Тагир Яппаров: В каждом направлении были свои крупные интересные проекты. Например, Росатом – очень крупный проект в направлении мобильности с точки зрения охвата сотрудников. К тому же он связан с импортозамещением.

В «Почте России» сделали достаточно много процессных проектов, очень интересных и по масштабу, и по количеству пользователей. Один из них – работа с претензиями.

В «Транснефти» мы создаем большое корпоративное хранилище документов и технологии работы с ним. Крупный инфраструктурный проект – это диспетчерский центр Филиала АО СО ЕЭС «Региональное диспетчерское управление энергосистемы Красноярского края и Республики Тыва» (Красноярское РДУ), который мы сделали в прошлом году. В банковском секторе флагманский проект реализуется со Сбербанком.

На какие продукты будет сделан фокус в 2016 году с точки зрения инвестиций?

Тагир Яппаров: У нас большие инвестиционные планы вокруг «Умного города», там много новых решений, технологий, которые мы считаем интересными и хотим добавить в свой портфель. Много новых идей возникает после запуска «Умного освещения», потому что там появляется электричество на столбах, и на них можно разворачивать дополнительную инфраструктуру.

В области процессных задач – ЕСМ-блок – там тоже много интересного. Продолжаем инвестиции в корпоративную мобильность, в развитие продукта WorksPad.

Планируете ли новые сделки по слиянию-поглощению?

Тагир Яппаров: Да, в этом году мы видим достаточно большой потенциал для переговоров с разработчиками продуктов. Мы считаем, что бессмысленно разрабатывать технологии только у себя. Пример вхождения «АйТи» в капитал компании ИСС для нас очень показательный, мы получили в финале крайне интересный продукт. Это система, предназначенная для управления «комфортной средой», энергоэффективностью в офисах компании. Она контролирует все параметры, связанные с электричеством, теплом, водой, освещением, вентиляцией и так далее. Сбербанк сейчас использует эту систему в более 500 своих отделений. У решения огромный потенциал.

Переговоры будут идти в разных сферах: процессы, корпоративная мобильность, интернет вещей. Мы хотим сфокусироваться на развитии текущих направлений. Начинать абсолютно новое направление с покупки – это сложная и рисковая идея. Скорее всего, какие-то сделки появятся во второй половине года.

145



TAdviser рекомендует

28 мая, Вс.

Бета
Лидеры по внедрениям ИТ в корпоративном секторе

Добавить: